среда, 18 мая 2022
,
USD/KZT: 425.67 EUR/KZT: 496.42 RUR/KZT: 5.81
В НАТО начались разногласия по масштабам военного присутствия в Восточной Европе - WP В Казахстане в госсобственность заберут 138 подъездных жд-путей На проведение республиканского референдума потратят Т16 млрд Атырау облысы әкімінің бұрынғы орынбасары 10 жылға сотталды Кто покупает казахстанский банк Home Credit? Студенты-предприниматели налаживают сотрудничество между городом и селом Дефицит специалистов, импортозависимость по мясу, недостаточная кормовая база - министр о проблемах сельского хозяйства Қазақстанда орташа зейнетақы мөлшері аталды Наши тела, наша жизнь, наши права - иностранные дипломаты сделали заявление Qnet не ведет предпринимательскую деятельность согласно требованиям закона РК - ДП Алматы Әкімдердің рейтингі жол сапасы бойынша анықталады Пугачева планирует вернуться в Россию Қасым-Жомарт Тоқаев 69 жасқа толды Выделит ли сенат США 40 млрд долларов Украине? Контрабандисты пытались ввезти в Казахстан спортивную одежду известных брендов ҰҚШҰ саммитінен кейін Тоқаев Путинмен кездесті Рынку «Алтын Орда» выставили налоговые счета почти на Т3 млрд В какую сторону вывезли украинских военных из завода «Азовсталь»? ВОЗ приняла резолюцию о закрытии офиса в России О чем говорили лидеры стран на саммите ОДКБ? В Москве начался саммит лидеров стран ОДКБ Экономика ЕС сильно страдает из-за ситуации на Украине Тигран Кеосаян Қазақстанға қатысты мәлімдеме жасады - БАҚ Активиста осудили на семь лет за критику власти Арыстанбек Мұхамедиұлы президенттен араша сұрады

Как предотвратить долговые катастрофы в развивающихся странах

Мировая житница потрясена войной. На долю Украины и России в совокупности приходится 30% мирового экспорта пшеницы и ячменя, и они являются ведущими экспортёрами других зерновых культур. Эти две страны обеспечивают почти 70% мирового экспорта подсолнечного масла, при этом на долю России приходится 13% мирового экспорта нефти. Поскольку в Украине свирепствует война, а санкции против России усиливаются, резко повысились цены на продовольствие и энергоносители (начавшие свой рост ещё до нападения России на Украину), причём даже в странах, расположенных очень далеко от линии фронта. Всё это приводит к ужасающим последствиям для мировой бедноты.

Можно выделить два разных следствия украинской войны для рынков продовольствия. Во-первых, она привела к резкому росту цен. Только за март мировые цены на пшеницу подскочили почти на 20%. И эта тенденция будет усугубляться вторым следствием: вероятным дефицитом поставок продовольствия и аграрного сырья из России и Украины.

После начала этого конфликта украинские фермеры потеряли доступ к необходимым им ресурсам (от удобрений до топлива), не говоря уже о потере безопасности и о творящемся насилии. Поскольку быстро приближается сезон посева пшеницы, есть веские основания ожидать значительного сокращения урожаев. А учитывая, что Россия является ведущим экспортёром удобрений, могут пострадать урожаи и в других странах-производителях продовольствия.

Даже имеющаяся продукция необязательно поступит в те страны, которые в ней нуждаются. Закрытие портов и другие транспортные барьеры ограничивают украинский экспорт, а санкции против России грозят остановить её внешнеторговую деятельность. Страны, которые импортируют продукцию напрямую из России и Украины, вероятно, столкнутся с серьёзными перебоями в поставках продовольствия, поскольку им будет трудно договориться о быстрой замене с альтернативными поставщиками. Между тем, резко выросли цены на нефть и газ.

В конечном итоге именно мировая беднота, 70% которой живёт в Африке, будет нести основное бремя всех этих шоков. Особенно уязвимы беженцы в странах Африки и Ближнего Востока, а также жители стран, находящихся в конфликтом или постконфликтном состоянии. Впрочем, во всех странах с низкими доходами на долю энергоносителей и продовольствия приходится как минимум половина общих расходов большинства домохозяйств, а значит, нынешний кризис вполне может усилить глобальную нищету.

Хотя сельское население обычно менее уязвимо перед дефицитом импортного продовольствия, чем жители городов, из-за череды засух, в том числе на Мадагаскаре и в районе Африканского Рога, жители многих зон производства продовольствия уже начали голодать. Согласно оценкам Всемирной продовольственной программы, 13 млн человек испытывают голод в одном только районе Африканского Рога.

Правительства реагируют на этот чрезвычайный кризис комбинацией различных мер. Страны, где существуют общие потребительские субсидии или контроль за ценами, усиливают этим меры. Другие – вводят целевое субсидирование, в том числе выплаты денежных пособий, чтобы поддержать наиболее уязвимых граждан. Кроме того, попытки укрепить продовольственную безопасности внутри стран приводят к ограничению экспорта продовольственных товаров. А страны, обладающие стратегическими резервами продовольствия, могут воспользоваться ими, хотя многие уже исчерпали эти запасы.

У всех этих мер есть своя цена. Запрет на экспорт продовольствия грозит повышением международных цен и ослаблением стимулов для местных производителей. Выплата денежных пособий может дорого обойтись, особенно в странах, где частные компании обладают олигополистической силой: в условиях неэластичного спроса на продовольствие эти компании могут решить повысить цены выше уровня международных рынков.

Существуют иные, более привлекательные варианты мер. В среднесрочной перспективе многие развивающиеся страны могут создать лучше функционирующие продовольственные системы и преобразить свой аграрный сектор с целью снизить продовольственную зависимость и укрепить продовольственную безопасность. Для этого надо будет решать давние проблемы, связанные с землепользованием, доступом к капиталу, развитием конкуренции, в том числе в таких секторах, как транспорт и дистрибуция товаров.

Однако, наверное, главный и самый лучший способ защитить людей от нищеты и дефицита продовольствия – это создание более инклюзивной и эффективной системы социальной защиты. Проблема в том, что у большинства развивающихся стран сегодня нет необходимого для этого бюджетного пространства, особенно после напряжённых лет борьбы с пандемией Covid-19.

Даже те страны, которым выгоден рост цен в одном секторе, сильно страдают от роста цен в другом. Например, страны-экспортёры нефти на Ближнем Востоке и в Северной Африке сильно зависят от импорта продовольствия. А крупные экспортёры продовольствия обычно зависят от импорта энергоносителей, что лишает их прибылей от роста цен на продовольственные товары.

Впрочем, в наиболее сложном положении находятся страны, являющиеся нетто-импортёрами как продовольствия, так и энергоносителей. Их внешнеторговый дефицит будет увеличиваться, равно как и размеры долга, которые уже находятся на повышенном уровне. Эту тенденцию будет усугублять снижение темпов роста мирового ВВП. У многих развивающихся стран спреды по суверенным заимствованиям удвоились. И в отличие от развитых государств, эти страны, как правило, не могут занимать в собственной валюте.

Ситуация также усугубляется тем, что Федеральный резерв США, как ожидается, ускорит повышение процентных ставок, что приведёт к ужесточению глобальных финансовых условий. В результате стоимость заимствований для развивающихся стран начнёт резко повышаться, что потенциально спровоцирует кризис с платёжным балансом и долгами.

Чтобы избежать катастрофы, международное сообщество, помогающее развитию, должно увеличить финансовую поддержку уязвимых стран. Одновременно мир обязан срочно поддержать более смелую реструктуризацию долгов развивающихся стран. Пока что «Общие рамки для урегулирования задолженности», утверждённые «Большой двадцаткой», не обеспечивают необходимые стимулы, чтобы должники и кредиторы приступили к долговой реструктуризации.

Здесь могла бы помочь ссылка на «форс-мажор» (он определяется Комиссией международного права ООН как непредвиденное или предвиденное, но непреодолимой силы событие, которое делает невозможным выполнение должником своих обязательств), чтобы преодолеть сопротивление кредиторов. В противном случае ресурсы большинства развивающихся стран, в том числе любая получаемая ими международная финансовая помощь, могут в итоге оказаться в карманах иностранных держателей гособлигаций.

Рабах Арецки – бывший главный экономист и вице-президент Африканского банка развития, бывший главный экономист Всемирного банка в регионе Ближний Восток и Северная Африка, сейчас старший научный сотрудник Гарвардской школы им. Кеннеди. Махмуд Мохиелдин – специальный посланник ООН по вопросам финансирования Программы устойчивого развития до 2030 года.

Copyright: Project Syndicate, 2022. www.project-syndicate.org

Оставить комментарий

Политика

Страницы:1 2 3 4 5 6 ... 33