среда, 25 мая 2022
,
USD/KZT: 425.67 EUR/KZT: 496.42 RUR/KZT: 5.81
Генерал-майор полиции подозревается в коррупции Қазақстан бюджетіне 220 миллиард теңге қайтарылды Казахстан снижает площадь посева риса Қазақстанда машина жасаудың болашағы бар – Роман Скляр Еще 20 стран предоставят военную помощь Украине - Пентагон $671 тысяч наличными пытались вывезти из Казахстана Тұрсынбек Қабатов саяси партия құратынын мәлімдеді В Kcell исключили главу «Казахтелекома» из совета директоров и отложили выплату дивидендов Вице-премьер Роман Скляр не будет подавать в суд на активистов Түркия оңтүстік шекарада жаңа әскери операция бастайды – Ердоған При передаче земельного участка КазНУ в частные руки выявлены нарушения Қазақстандағы алғашқы АЭС 2035 жылы пайда болуы мүмкін – Жантикин Байден: Путин должен заплатить высокую цену за вторжение в Украину Импорт в Казахстан из Малайзии составил $19,5 млн. Из-за войны в Украине число вынужденных переселенцев впервые достигло ста миллионов - ООН В МИИР прокомментировали текущую ситуацию на строительном рынке Азербайджан и Армения сделали шаг к миру Эрдоган заявил, что Турция не стала участвовать в "шоу" по урегулированию ситуации на Украине Time включил в рейтинг самых влиятельных людей мира Зеленского и Путина В Казахстане запустили «Медицинские поезда» Зеленский назвал условие, без которого откажется встречаться с Путиным Информацию о блокировке активов российских банков опровергли в Казахстане АҚШ Тайваньды Қытайдан қорғауға дайын – Байден США готовы защищать Тайвань «военным путём» - Байден На Филиппинах во время пожара на судне погибли семь человек

Вероятность «денацификации» Казахстана растет

Украинские эксперты высоко оценивают вероятность ядерного удара. Весь вопрос в степени его силы. Но даже в этом случае Украина не будет капитулировать. При этом вероятность «денацификации» Казахстана растет вне зависимости от исхода российско-украинского противостояния. Тем не менее, Михаил Самусь, руководитель исследовательского центра New Geopolitics Research Network и Юрий Пойта, руководитель азиатско-тихоокеанского региона New Geopolitics Research Network уверены: если война – это трагедия для Украины, то для России это катастрофа.

Идиотский план вторжения

КАРЛЫГАШ ЕЖЕНОВА: Добрый день, Юрий, Михаил! В последний раз мы с вами разговаривали накануне войны. Однако ситуация меняется быстро. Как вы охарактеризуете уже очерченные тренды российско-украинского конфликта?

МИХАИЛ САМУСЬ: Накануне войны я произнес следующую фразу: «Я бы не советовал российским войскам в таком состоянии наступать. Это будет трагедия для Украины, но катастрофа для России».

Я повторял эту фразу последние полгода, когда активно обсуждалась тема возможности масштабного наступления. Так и произошло. Я для себя определил российский план вторжения – он был очень «шапкозакидательский», построенный на некачественных разведданных. Оказалось, что военная и внешняя разведка доносила неправдивую информацию. Кроме того, ФСБ, работавшая по Украине, доставляла, искаженную информацию в центр принятия решений. Кто-то из администрации президента пытался адаптировать ее к тому, что хотел видеть Владимир Путин.

Я был удивлен неадекватности данных, на основании которых принимались решения по «спецоперации». Оторванные от реальности, нарисованные данные сказались на их же войсках. Для себя они «нарисовали» своего рода «гибрид» между Афганистаном 79-го года и Чехословакией 69-го года. Быстрый захват в течение нескольких часов – десант на аэродроме Гостомель, десант на юге Киева, быстрое продвижение сил специальных операций на столицу. Затем захват правительственных кварталов, убийство или пленение Зеленского, назначение собственных «марионеток». А дальше в город парадными колоннами заходят войска. Как когда-то в Чехословакии. Местные недовольны: кто-то хмуриться, кто-то встречает цветами. Но противодействия, по большому счету, нет. Пару дней – и все закончилось.

Произошло все абсолютно наоборот. Первые десанты уничтожены, а «вторая волна» в панике. Российские военные в шоке – в первые часы их вертолеты, доставляющие солдат через Киевское водохранилище, сбивают. Реализация идиотского сценария в Киевской области привела к страшным последствиям, превращая их солдат в мародеров и убийц. Разложение армии – это следствие неправильной разведки, планирования.

В результате мы имеем все признаки геноцида украинского народа. Дело даже не в количестве убитых, а с какой целью это делается. Владимир Путин несколько раз повторял, что окончательное решение украинского вопроса – денацификация. А это и есть геноцид, уничтожение людей по национальному признаку. По сути, денацификация украинцев – это «клинический случай» для трибунала в Гааге. Это случай, который необходимо лечить в клинике жесткими средствами.

Сейчас потери российских войск составляют примерно 21 тыс. солдат, 2 тыс. бронемашин, 800 танков, 160 самолетов, 160 вертолетов. Цифры просто фантастические. За десять лет афганской кампании Советский Союз потерял 15 тысяч, а здесь уже 21 тысяча. Думаю, что данные по потерям занижены. К примеру, ракетный крейсер «Москва» с экипажем в 500 человек, по российской версии, попал в небольшой шторм. А потом затонул, потому что какой-то матрос покурил. Они не хотят признавать существование ракет «Нептун». Но это и хорошо. Когда будем уничтожать черноморский флот нам такой вариант подходит.

Сейчас началась вторая фаза «спецоперации», попытка как-то реабилитировать потери. Путину генералы сказали, что тут будет легче. Дескать, дойдем до границ Донецкой и Луганской областей, проведем охват группировки ВСУ. И все будет супер! На самом деле, это наихудшее из решений. На Донбассе украинские войска целых 8 лет вели инженерные работы, готовя рубежи обороны. Хотите положить побольше русских солдат? Идите туда.

Генералам и Путину необходим результат к 9 мая. Однако результата не будет. Дальше они будут объявлять всеобщую мобилизацию, собирать добровольческие соединения, наносить ядерный удар.

Апокалипсис все ближе

КАРЛЫГАШ ЕЖЕНОВА: Вы упомянули ядерный удар. Сегодня множество людей с тревогой ожидают такого развития ситуации. Мы с вами знаем, что в последнее время можно допустить любой, пусть даже самый безумный сценарий. Как вы оцениваете вероятность такой перспективы, готова ли Украина к этому?

МИХАИЛ САМУСЬ: Советская и российская военная доктрина (не та, которая публикуется официально) предполагает применение тактического ядерного оружия. Для военных, это обычный инструмент, так называемое оружие поля боя. И не надо путать стратегические ядерные силы сдерживания с ограниченным применением небольших зарядов, которые могут быть доставлены крылатыми ракетами или же артиллерией.

В российской военной доктрине существует такое понятие, как ограниченная ядерная война. Для применения маломощных зарядов есть три варианта. Первый, когда «демонстрационный» удар наносится по малозаселенной местности. Это делается для демонстрации решимости применить ядерное оружие: минимальные потери среди мирного населения и объектов инфраструктуры. Главный эффект – психологический.

Второй вариант – запугивающий. Применяется тактический заряд по населенным пунктам, по скоплению вооружения, военной техники, личного состава, по важнейшим объектам инфраструктуры, управлении и т.д.

И третий вариант – массированное применение тактического ядерного оружия. У России сейчас около 5 тыс. ядерных боезарядов, предназначенные для размещения на крылатых ракетах «Калибр» и «Искандер». Каждый раз, когда над Украиной летит такая ракета мы можем только гадать, какой у нее боезаряд. Думаю, что у Путина на столе лежат все три варианта. К сожалнию, после их поражения на Донбассе, один из них может стать основным.

КАРЛЫГАШ ЕЖЕНОВА: Звучит ужасно. Я понимаю, что у вас уже нет никаких иллюзий. Тем не менее многие считают, что Путин прагматик. Он должен осознавать неизбежность ответного удара…

МИХАИЛ САМУСЬ: Необязательно. Предположим, они решили нанести «демонстрационный» удар по Украине. Выбирается территория, где ожидаются малочисленные жертвы. Наносится удар. Дальше они говорят либо капитуляция, либо продолжаем «кидать» заряды. Украина начинает думать.

А что делает Запад? Для НАТО, например, этот удар не является поводом для активации пятой статьи «О коллективной обороне». Более того, не является поводом для ответного удара по Российской Федерации. Альянс находится в патовой ситуации. С одной стороны, надо остановить сумасшедшего агрессора, с другой – начало настоящей ядерной войны. Тем более, что Путин скажет: «Ребята, я вас не трогал. Я вас просто попросил принудить Зеленского подписать акт о капитуляции».

Единственным выходом для Украины в этой ситуации станет продолжение активной обороны после ядерного удара. Если это произойдет, то дни Путина сочтены. Во-первых, моментальное изгнание России из Совета безопасности ООН и из организации. Во-вторых, полная изоляция страны, когда положение Северной Кореи покажется цветочками. Если они продолжат наносить ядерные удары, то у мирового сообщества не будет иного выхода, как наносить ответный удар. Но это конец цивилизации. Возможно, встанет вопрос о физическом устранении Путина. Мы говорили об этом еще в 20221 году, но нам никто не верил. Шутки закончились – мир близок к апокалипсису. Сегодня ни Байден, ни Европа не могут предложить выхода из ситуации. Либо наша капитуляция, либо смерть Владимира Путина.

Пророссийская нейтральность Китая

КАРЛЫГАШ ЕЖЕНОВА: Юрий, вот мы заговорили про позицию внешних игроков. Возникает ощущение, что Запад дал понять Украине, мол, мы что могли сделали, дальше разбирайтесь сами. С другой стороны, европейские лидеры уверяют, что война будет продолжаться. Только для них это абстрактная война, а для украинцев – вполне реальные жертвы. Как вы оцениваете позицию внешних игроков, особенно позицию Китая?

ЮРИЙ ПОЙТА: Думаю, что на «слабость» Запада и был сделан расчет Путина. Что они не смогут оказать серьезное санкционное давление и оказать какую-либо военно-техническую помощь. Безусловно, до начала войны Украину многое не устраивало. Однако мы видели политическую поддержку, нам передали колоссальное количество современного оружия, которое помогло украинской армии остановить наступление. Понятное дело, мы бы хотели тяжелое вооружение, противокорабельные и противовоздушные средства. Но, думаю, что Запад и не верил, что мы продержимся так долго. Большинство аналитиков полагали, что для реализации российских планов потребуется несколько дней или недель. Якобы украинские вооруженные силы, несмотря на опыт боевых действий, не смогут адекватно реагировать на вторжение. Возможно, такое заблуждение было основано на неуверенности западных партнеров в «государственности» Украины. Поэтому и поступала такая «ограниченная помощь». Сегодня позиция Запада меняется. Мы видим, что санкции пока не исключают российский экспорт нефти и газа полностью. Но этот процесс необратим. Потому что растет понимание террористической природы российского государства, с которым нельзя договариваться. Ни в краткосрочной, ни в долгосрочной перспективе.

Сегодня государства, оказывающие помощь Украине, консолидируются. Оказываемая нам военно-техническая помощь уже включает в себя средства сдерживания, о которых ранее не шла речь. Это касается и тяжелой артиллерии, и противоракетных средств, и средств противовоздушной обороны.

Что касается Китая то их позиция нам не совсем нравится, но она вполне приемлема. Мои коллеги называют точку зрения КНР «пророссийской нейтральностью». С одной стороны, китайские власти поддерживают территориальную целостность Украины и выступают за мирные переговоры, с другой – они не осуждают агрессивные действия РФ, блокируя все резолюции в ООН.

Представители Поднебесной утверждают, что «рациональная обеспокоенность России» в области безопасности в европейском регионе имеет право «на жизнь». Кроме того, китайский медиадискурс абсолютно пророссийский. Их эксперты обвиняют западные страны и США в разжигании конфликта. Якобы передача оружия не поможет украинской стороне и только «подольет масло в огонь». Но с моей точки зрения, это позитивно для Украины. С помощью западной, американской дипломатии, выполнены две базовые задачи. Первая задача – Китай не передает военную или военно-техническую помощь России, пока в данных условиях это вероятность остается минимальной. Вторая – КНР, критикующая антироссийские санкции, не будет нарушать санкционный режим. Безусловно, некоторые компании будут работать с российскими, будут искать пути обхода, но Китай не станет подушкой безопасности для российского режима. В медиа и экспертной среде будет продолжаться формальная поддержка РФ.

В целом, геополитическая роль Китая в мире сильно переоценена. Они пока не смогли трансформировать экономические инструменты в политические. Более того, китайские товарищи сами не желают брать на себя ответственность за безопасность в тех регионах, которые являются, по мнению руководства Поднебесной, зоной эксклюзивного влияния России. Примеры на постсоветском пространстве – Нагорный Карабах, январские события в Казахстане, политический кризис в Беларуси. Китай не желает это делать ни на уровне риторики, ни на уровне политических действий, ни на уровне военных действий. На данный момент КНР не демонстрирует готовность быть глобальным ответственным игроком.

ОДКБ – инструмент давления?

КАРЛЫГАШ ЕЖЕНОВА: По понятным причинам, казахстанцы проецируют события в Украине на свою страну. К тому же российские власти пытаются использовать потенциал ОДКБ, инициируя законодательные изменения по статусу организации. Теперь страны-участники организации могут в добровольном-принудительном порядке посылать миротворческие контингенты. Понимая, что ОДКБ – это Россия, а военный потенциал Казахстана, Таджикистана и Кыргызстана весьма скромный, какой смысл участия в этом альянсе? Либо это психологический фактор, либо свидетельство лояльности? МИХАИЛ САМУСЬ: Россия стремится продемонстрировать широкий круг союзников. Якобы мы не захолустная империя, у нас очень много друзей, которые готовы воевать вместе с нами. Плюс зеркальное противостояние, ОДКБ – это такое же НАТО, только созданное по образу и подобию организации Варшавского договора.

Вспомним алматинские события, когда ОДКБ представили, как международную структуру, способную на быстрые операции, наведение порядка и быстрому отбытию на базы после завершения операции. Уверен, что подобная демонстрация готовилась и в Украине. Только что-то пошло не по плану. Для миротворческой миссии необходим, если не мандат ООН, то хотя бы согласие «принимающей стороны».

Уверен, если бы первоначальный «молниеносный» план российского вторжения сработал, то какой-нибудь условный Янукович обратился с просьбой о вводе «миротворцев». Потому что ввод на суверенную территорию коалиционных войск России был бы, по международным законом, актом агрессии. Поэтому, к примеру, от ввода белорусских солдат отказался Александр Лукашенко. Хотя Беларусь все же является участником конфликта – с ее территории заходили россияне в Киевскую и Черниговскую области, осуществлялись ракетные и авиационные удары. Лукашенко под любым соусом постарался избежать признания себя военным преступником.

Другие же страны ОДКБ и вовсе объявили о собственном нейтралитете. Казахстан, например, указал, что он не признает аннексию Крыма, не признает независимости ЛДНР. Это указывает на то, что привлечение ОДКБ к конфликту маловероятно.

ЮРИЙ ПОЙТА: Но мы понимаем, что РФ на данный момент проводит действия по усовершенствованию нормативно-правовой базы по реализации так называемых миротворческих операций ОДКБ. Уже ратифицирован протокол о внесении изменений в договор миротворческой деятельности, вводящий понятие «координирующего государства». Скорее всего, таким государством будет выступать Россия.

Коллективные миротворческие силы будут собираться непосредственно для выполнения определенной задачи. Российские власти ожидает, что ситуация на украинском фронте может кардинально измениться в их пользу. На какой-то части территории можно будет поставить свои марионеточные правительства, которые призовут силы ОДКБ для формирования мирных условий существования. Сценарий маловероятен, но для его реализации создаются инструменты. Думаю, давление на государства ОДКБ будет существенно увеличено. Некоторым из них придется выполнить задачу, поставленную Москвой.

Денацификация по-казахстански

КАРЛЫГАШ ЕЖЕНОВА: Российские политики все чаще напоминают нам о январской помощи ОДКБ. Мол, мы вас спасли, а вы даже спасибо не сказали. Как вы оцениваете вероятность «принудительной денацификации» Казахстана, о которой все чаще говорят наши северные соседи?

ЮРИЙ ПОЙТА: Я бы не хотел бы говорить, что когда будет решен вопрос с Украиной, то возьмутся за Казахстан. Такую риторику я слышал от отдельных казахстанских экспертов. Они утверждают, что сегодняшняя война, в той или иной степени, «защищает» вашу страну. После решения «украинского вопроса» российская власть предъявит претензии на всем постсоветском пространстве.

Вероятность таких недружественных действий увеличивается. Вопрос только во времени. Почему? Мы видим, как Россия реализует свои задачи на украинском направлении. Восстановление СССР или Российской империи предполагает не просто увеличение влияния на новых территориях. Здесь требуется создание марионеточных режимов. Дальше они будут искать способы уничтожить национальную идентичность этих государств. Мы видим это на примере Украины. Пленных – военных или гражданских – оценивают с точки зрения лояльности. При любом сомнении отдается приказ на уничтожение. На оккупированных землях пытаются организовать отдельные «народные республики». С местными жителями ведется «работа» по искоренению языка, традиций и культуры. Даже учителей отправляют на «переквалификацию» в Крым – от них требую преподавания по другим программам.

Подобные претензии, хоть и не в такой степени, наблюдаются и в Казахстане. Тревожные сигналы исходят от российского политического руководства – якобы у РК никогда не было государственности, территория подарена и слишком большая, проживание большого количества русскоязычных, которых необходимо защищать от неких националистических групп. Идут разговоры о якобы поощрении государством национал-патриотических движений, о действующих биолабораториях США и т.д. Словом, готовится обоснования для вероятного вторжения. Судя по этим «индикаторам», Казахстан вполне может стать объектом следующей денацификации.

После Украины никто не будет церемониться. Никто не будет говорить о многовекторной политике – риторика будет только ужесточаться.

Вопросы к Казахстану возникнут независимо от результатов украино-российского конфликта. Если выиграет Россия, то встанет вопрос о расширении: после западного направления будет необходим бросок на юг. Если Россия потерпит поражение от крепости-Украины, то они сконцентрируют свои силы на южном направлении. Задач по восстановлению Союза никто не снимал. И мы видим это по месседжам Владимира Путина.

МИХАИЛ САМУСЬ: Сакральная дата – столетие создание СССР – для людей в Кремле отправная точка. Я думал, они шутят, но они, действительно, накладывают памятные даты на существующую реальность. Казахстану не стоит ждать разрешения ситуации в Украине, процессы могут идти параллельно. Денацификация РК может быть похожей на «окончательное решение украинского вопроса». Главное – будет разделение на «правильных» и «неправильных» казахстанцев. Тех, кто поддерживает идею восстановления СССР и тех, кто – против. Последние будут уничтожаться физически, как это происходит в Украине. Здесь не будут смотреть на национальность. Не важно кто ты – русский, еврей, молдаванин, украинец.

Оставить комментарий

Мозговой Штурм

Страницы:1 2 3 4 5 6 ... 33