четверг, 16 сентября 2021
,
USD/KZT: 426.39 EUR/KZT: 504.16 RUR/KZT: 5.81
«Шеврон» передал шесть компьютерных томографов медицинским учреждениям Казахстана Банки теряют свою долю в потребительском кредитовании Топ-менеджеры трех банков выплатили себе более 7 миллиардов тенге В Казахстане растет смертность, в том числе младенческая Kaspi.kz вновь признан №1 в электронной коммерции в Казахстане Количество аварий в системе водоснабжения сокращается Под Алматы освятили вновь отстроенный Михайловский храм, сгоревший три года назад Министр Багдад Мусин: «Мы не отдадим Егов РФ!» В Казахстане зафиксирована самая высокая инфляция за последние 14 лет Минфин намерен ужесточить проверки МСБ Аграрии – самые низкооплачиваемые работники в стране Казахстан может быть изолирован от интернета вместе с Россией МСБ задыхается без денег, но прибыль банков рекордно растет Доходность пенсионных активов растет Как получить сельскую ипотеку Малый бизнес — большой кризис: неактивных предприятий стало на 19% больше Ждет ли Казахстан девальвация? Доля отечественных производителей в госзакупках Казахстана снижается   Куда делся министр Цой? Из Казахстана денег за рубеж уходит в 3 раза больше, чем поступает Цены на подсолнечное масло в Казахстане превысили мировые Летописцу Алматы Владимиру Проскурину – 75 лет Лечиться дешевле в Туркестане. Обзор цен на амбулаторные услуги по Казахстану   В рейтинге по уровню свободы труда Казахстан занял 5-е место среди 182 стран Будут ли студенты судить вузы за плохое образование?

Как профинансировать переход к зелёной экономике

Прошло четыре года с тех пор, как мировые лидеры подписали Парижское климатическое соглашение и утвердили «Повестку ООН на период до 2030 года», включающую 17 Целей устойчивого развития, а мировой экологический кризис демонстрирует все признаки обострения. Ускоряются темпы таяния полярных льдов и ледников. Увеличиваются выбросы парниковых газов. Горят тропические леса Амазонки и Индонезии. Растёт интенсивность климатических катастроф (тайфунов, торнадо и наводнений), что приводит к печальным последствиям для всего населения.

Почему мир продолжает отклоняться от коллективной дорожной карты, ведущей к экологически устойчивому росту экономики? В течение минувшего десятилетия климатическая политика в основном сводилась к похвалам в адрес тех компаний и правительств, которые переходят на «зелёные» методы работы, и порицанию тех, кто сохраняет «коричневые» подходы. Но этого недостаточно. Мы должны фундаментально переосмыслить способы создания более устойчивого мира.

Финансовому сектору предстоит сыграть ведущую роль в масштабировании зелёных инициатив, снижая риски проектов для инвесторов и оптимизируя стоимость финансирования. А учитывая интегрированную природу устойчивого роста, финансовым учреждением следует теснее работать с национальными и местными властями, регуляторами, бизнесом, НКО и гражданами.

Именно с этой целью банковский сектор (включая центральные банки) недавно утвердил «Принципы ответственного банкинга» и учредил «Объединение по ‘озеленению’ финансовой системы» (NGFS). Эти платформы, наряду с «Принципами ответственных инвестиций», утверждёнными в 2006 году, могут стать основой для финансовых инициатив, которые позволят сделать всех участников экономики экологически более устойчивыми.

Многие финансовые учреждения уже обязались содействовать переходу к чистой энергетике, прекращая выделять капиталы на ископаемое топливо и инвестируя больше средств в низкоуглеродные и обладающие большей ресурсной эффективностью предприятия и инфраструктурные проекты. В Европе объемы кредитования, связанного с экологической устойчивостью и предлагающего улучшенные финансовые условия для тех компаний, которые уменьшают свой углеродный след, выросли с нуля до 40 млрд евро за период с 2016 по 2018 годы. А общемировые объёмы выпуска зелёных облигаций (впервые они также появились в Европе), судя по всему, достигнут в этом году $200 млрд, причём на один только Китай приходится 20% этой суммы.

Для достижения Целей устойчивого развития и целей Парижского соглашения нам надо стимулировать каждого становится «зеленее», и не важно, идёт ли речь о крупном, загрязняющем среду бизнесе, о мелких фермерах или о потребителях. Это означает, что надо предоставлять конкретную финансовую поддержку «зелёному переходу», а не сторониться и не отчуждать менее экологичных участников экономики.

Для содействия подобным переходным процессам будет недостаточно просто менять модели финансирования энергетики банками или развивать привязанное к экологической устойчивости кредитование и зелёные облигации. Настало время для новых подходов – эффективных, масштабируемых и в полной мере учитывающих ожидания инвесторов.

Два варианта таких подходов выглядят особенно многообещающими. Во-первых, с помощью новых «переходных облигаций» можно финансировать проекты, призванные содействовать повышению экологической устойчивости отраслей экономики, сокращению ими объёмов выбросов углерода и отходов и/или улучшению социального благополучия благодаря справедливым нормам и условиям труда. В числе первых кандидатов на такое финансирование – цементная, горнорудная, сталелитейная, газовая и аграрная отрасли.

Хотя разговоры о переходных облигациях реально начались лишь в этом году, они уже вызывают явный интерес и спрос со стороны инвесторов. Они хотят получать больше данных, расширить раскрытие информации и повысить диверсификацию для охвата более широкого спектра отраслей. Инвесторы решительно настроены работать с этими отраслями, а не просто отказывать им в инвестициях. У потенциальных эмитентов также растёт заинтересованность в подобных облигациях: им нужно доказать инвесторам, что и они начали собственный переходный процесс.

В 2019 году уже было осуществлено два выпуска переходных облигаций, и в связи с этим возник вопрос: как надо определять и применять универсально признаваемые стандарты «переходного процесса». На сегодня нет никаких «принципов перехода», с помощью которых эмитенты могли бы учитывать принципы зелёных и социальных облигаций в своих финансовых потребностях. В результате, средства, получаемые от размещения облигаций, не всегда используются в соответствии с этими принципами.

Ожидается, что компании-эмитенты будут прозрачными в вопросах повышения их экологичности, а также использования средств, полученных от размещения облигаций. Но на сегодня составляющие компоненты зелёного перехода определяются эмитентами на индивидуальной основе совместно с инвесторами. Это означает, что в будущем переходные облигации должны быть привязаны к нормам, стандартам и механизмам раскрытия информации, которые будут аналогичны тем, что уже существуют на рынке зелёных облигаций.

Второй серьёзный вариант финансирования зелёного перехода – это смешанное финансирование или совместные программы, привлекающие частный капитал для создания общественных благ. Подобные инициативы объединяют широкий спектр частных и государственных участников экономики, включая многосторонние организации, для финансирования проектов с сильным экологическим и социальным эффектом. Кроме того, смешанный подход помогает масштабировать проекты, снижать их риски, а также оптимизировать финансирование.

Хорошим примером является «Механизм финансирования тропических ландшафтов», разработанный в Индонезии в сотрудничестве с Программой ООН по окружающей среде (ЮНЕП). Эта инициатива объединяет частные, государственные и благотворительные средства с целью достижения максимальных экологических и социальных выгод. Более того, она позволяет получать полностью прозрачные и измеряемые результаты, не ставя при этом под угрозу прибыльность проектов (скорректированную с учётом рисков).

Такие проекты призваны сделать благотворной всю экосистему, как на уровне одного леса, так и на уровне целого региона или страны. С самого начала подобные инициативы должны объединять тех, кто устанавливает стандарты (прежде всего, правительства, НКО и регуляторов), с тем, кто занимается реализацией экологических и социальных проектах на местах (включая бизнес, фермерские сообщества, инвесторов и банки).

Переходное финансирование потребует дисциплины, прозрачности и точного измерения экологических результатов, таких как объёмы выбросов парниковых газов, уровень загрязнения, степень вырубки лесов, деградации почв и воды, а также поглощения (секвестрации) углерода. Подобные инициативы должны быть способны выдержать пристальный контроль и преодолеть скептицизм, а для этого доказательства их эффективности должны стать более детальными, наглядными и убедительными, чем в случае с выпусками зелёных облигаций.

«Большие данные» и цифровые технологии сыграют ключевую роль в гарантии прозрачности, измерении прогресса и обеспечении успеха и масштабируемости зелёного перехода. Убедительные, достоверные данные и методики помогут создать доверие и уверенность у всех участников и облегчат переходный процесс. В этом смысле, связь цифровых инноваций с «зелёным финтехом» имеет многообещающее будущее.

Мир столкнулся с обостряющимся климатическим кризисом, и финансовые учреждения должны помогать в руководстве и направлении работы по глобальному решению этой проблемы. Внедряя инновационные подходы, финансовый сектор сможет не только сам осуществить позитивный зелёный переход, но и поможет сделать это другим.

Бертран Бадре – бывший управляющий директор Всемирного банка, сейчас гендиректор компании Blue like an Orange Sustainable Capital, автор книги «Финансы спасут мир?».
Антуан Сир – член исполнительного комитета и директор департамента по взаимодействию в банке BNP Paribas.

Copyright: Project Syndicate, 2019.
www.project-syndicate.org 

Оставить комментарий

Зарубежные эксперты

Страницы:1 2 3 4 5 6 ... 33