вторник, 28 сентября 2021
,
USD/KZT: 423.95 EUR/KZT: 495.81 RUR/KZT: 5.81
Какие фобии у казахстанцев? В акиматах не предусмотрены субсидии для частных автопарков Казахстанские полицейские расследуют 70 фактов торговли людьми Туркестан получит из Нацфонда 2,3 миллиарда тенге О чем говорил посол Казахстана с представителем Талибана? Какую материальную помощь получат семьи погибших в Таразе? Казахстанские нефтяники зарабатывают меньше всех в мире Из 600 казахстанских ломбардов контроль ведут лишь 20 Jusan приобрел Азиатско-Тихоокеанский банк, на очереди Kcell Джо Байден намерен назначить уроженку Казахстана главой банковского регулятора США USAID окажет финансовую помощь Мангистауской области Кто купит яхту «Дочки» «Казмунайгаза» за 878 млн тенге? Климатическая тревожность: 40 % молодежи боится заводить детей Центральная Азия улучшит дороги за счет ЕБРР В Казахстане растет количество правонарушений, связанных с наркотиками В Казахстане цены на лекарства подорожали на три процента В Казахстане 85% многодетных семей живут за чертой бедности В Казахстане за прошедшие сутки зарегистрировано 2 537 новых случаев заболевания коронавирусной инфекцией ⠀ Бывший вице-министр финансов Руслан Енсебаев приговорен к четырём годам лишения свободы Генеральной лицензии лишился еще один вуз Казахстана Сенат утвердил новые пособия для людей с инвалидностью В Казани смогут обучаться родному языку в метро Прибыль казахстанских ломбардов составила 19 миллиардов тенге 15 из 100 казахстанцев не могут позволить себе купить две пары обуви В Казахстане рост затрат на науку ожидается не раньше 2023 года

Чем грозят игры с Конституцией

Европа – это в первую очередь свобода, мир и прогресс. Мы должны двигаться вперёд с этими ценностями и превратить Европу в ведущую модель интеграции и социальной справедливости, обеспечивающую защиту своим гражданам. Та Европа, к которой мы стремимся, та Европа, которая нам нужна, та Европа, которую мы строим, опирается на демократическую стабильность внутри стран-членов, и она не может смириться с односторонним нарушением своей целостности. Та Европа, которой мы восхищаемся, была построена на принципах совмещения идентичностей и равенства для всех граждан, а также на отрицании националистических идеологий и экстремизма.

Именно по этой причине сепаратистский вызов в Каталонии, задуманный вопреки и вне конституционных рамок Испании и затыкающий рот большинству каталонцев, которые выступают против независимости, стал вызовом для Европы и европейцев. Защита перечисленных выше ценностей в Каталонии сегодня означает защиту открытой и демократической Европы, за которую мы все выступаем.

Испания приняла эти ценности в 1978 году, когда она разработала и ратифицировала полностью демократическую конституцию. Этот исторический документ был одобрен почти 88% избирателей на референдуме. В Каталонии уровень поддержки и явки был даже выше: около 90,5% каталонцев одобрили новую конституцию.

Тем самым, Испания вышла из длинной и тёмной тени диктатуры и заложила фундамент государства, которое основано на принципе верховенства закона и которое сегодня сравнимо с уже давно существующими демократиями Западной Европы. Были восстановлены индивидуальные свободы, за которые боролись и которые завоевали испанцы различных убеждений и происхождения, в том числе многие каталонцы. Конституция 1978 года стала инновационным и прогрессивным ответом на территориальное многообразие Испании, трактуя его как подлинный ресурс, достойный признания. Прошло примерно 40 лет, и в «Индексе демократии», публикуемом журналом The Economist, Испания входит в число 20 стран мира с  полноценной демократией.

Современная Испания занимает второе место в Европе по степени децентрализации, а Каталония пользуется одним из высочайших на континенте уровнем регионального самоуправления: ей переданы полномочия очень широкого спектра, обеспечивающие власть на важнейших направлениях, таких как СМИ и общественные коммуникации, здравоохранение, образование, тюрьмы.

Но сегодня Каталония ассоциируется не только с духом креативности и инициативы, то есть с теми качествами, которыми широко восхищаются во всём мире, но и с глубоким кризисом, вызванным односторонним нарушением конституционного порядка Испании сепаратистскими лидерами региона осенью 2017 года. Лидеры Каталонии пренебрегли всеми требованиями и резолюциями, утверждёнными Конституционным судом, они приняли неконституционные законы о «разрыве» с испанским государством, провели незаконный референдум и провозгласили так называемую Каталонскую республику.

Ни одно государство никогда не допустит одностороннего отделения территории, которая образует часть её конституционного порядка. И ни один демократ не должен одобрять путь, выбранный сепаратистскими лидерами, которые получили менее 48% голосов на региональных выборах. Их мошенническая попытка обретения независимости разожгла народные страсти и – благодаря намеренному распространению фейковых новостей – содействовала возникновению глубокого чувства несправедливости, а также конфронтации с остальной Испанией. Где были голоса тех каталонцев (причём большинства каталонцев), которые выступали против независимости? Где был голос тех испанцев, которые смотрели – в ошеломлении – на прямое нарушение их конституционных гарантий?

Моё правительство отличается тем, что ставит на первое место задачу расширения прав и свобод. Международные организации признают высокие стандарты, которые мы установили в таких, например, вопросах, как гендерное равенство. И поэтому мы никогда не согласимся даже на малейшее ограничение свободы слова. Президент Женералитета Каталонии (каталонского регионального правительства) – это радикальный сепаратист, но ему никто не запрещает свободно выражать свои взгляды, и никто не мешает ему отстаивать их публично, несмотря на всю боль и весь ущерб, которые они причиняют мирному сосуществованию в Каталонии.

Это же относится и к сепаратистским местным советам и органам власти, а также к ассоциациям, которые поддерживают независимость. Они могут выражать своё мнение так, как они хотят, но при условии, что они не предлагают и не поощряют совершение преступных действий. Все испанцы равны перед законом, а Конституция и демократия – это две неразделимые реалии.

Право на протесты и забастовки входит в число фундаментальных столпов нашей демократии, и я целиком и полностью уважаю тех каталонских граждан, которые мирно реализуют это право. Но организованные и преднамеренные акты насилия, совершавшиеся в Каталонии в последние недели, являются чем-то совершенно иным, они никоим образом не отражают толерантный и гостеприимный дух этого региона.

Незаконная попытка добиться независимости Каталонии руководствовалась дорожной картой, которая хорошо знакома сегодняшней Европе. Она ведёт через сеть лжи, сплетённой из фейковых новостей и вирусных сообщений, и призвана активизировать крайне правых экстремистов и врагов европейской интеграции. Это тот же самый путь, который в других странах выбирают те, кто раскалывает общества с помощью реакционной риторики с целью усилить поляризацию и конфронтацию.

Недавно лидеры этого движения, например, президент главной ассоциации сторонников сепаратизма, стали заявлять, что насилие может быть необходимо ради их дела для привлечения большего внимания. Но если мы что-то и выучили из болезненной и кровавой истории Европы, то этот урок таков: никакие политические амбиции никогда не могут служить оправданием для обращения к насилию, а уже тем более для нормализации насилия в качестве политического инструмента.

Я не допущу ещё одной вспышки экстремистского национализма, питаемой обманчивыми рассуждениями, переполненной ложью и направленной на подрыв успехов испанской демократии, ради достижения которых наши граждане и институты работал с таким трудом. В дискуссиях о будущем Каталонии на повестке дня стоит только вопрос заживления ран и сосуществования каталонского народа и общества, а не независимости. Это наша главная задача: гарантировать, что все понимают и все согласны с тем, что односторонний путь к независимости является прямым вызовом фундаментальным демократическим принципам.

Сегодня императивами являются сдержанность и умеренность. Мы будем действовать со всей твёрдостью, необходимой для защиты мирного сосуществования, но при этом действовать разумно, признавая, что у нас есть шанс открыть новую главу для всех нас. Я никогда не отказывался от диалога, если обе стороны готовы действовать в рамках Конституции и права. Я не хочу быть лидером по принципу «мы против них». Моя работа – служить всем испанцам в равной степени.

Имеются различные области для диалога, которые можно будет обсуждать, если лидеры сепаратистов оставят свой односторонний путь. Мы можем говорить и слушать друг друга без угроз или унижений. Я понимаю, что есть открытые раны, есть боль и разочарование. Тем не менее, есть и шанс для надежды, если признать всё, чего мы достигли вместе, и если задуматься о том, что мы можем сделать – вместе – для улучшения благосостояния всех наших граждан.

Моё правительство позиционирует Испанию как одного из лидеров проекта европейской интеграции, как страну на передовой линии борьбы с величайшими глобальными вызовами нашего времени. Мы обязались укреплять и расширять права и свободы, а также бороться с неравенством. Эти цели выше националистических идей, и нам нужна Каталония и каталонское общество, чтобы помочь достичь их.

Педро Санчес – премьер-министр Испании.

Copyright: Project Syndicate, 2019.
www.project-syndicate.org

Оставить комментарий

Зарубежные эксперты

Страницы:1 2 3 4 5 6 ... 33