пятница, 21 января 2022
,
USD/KZT: 425.67 EUR/KZT: 496.42 RUR/KZT: 5.81
Известный марафонец выиграл иск по делу о «защите чести и достоинства» первого президента Казахстана Европарламент призвал к международному расследованию событий в Казахстане, призывая наказать чиновников Активисты группы #НЕТУТИЛЬСБОРУ требуют проверки на наличие коррупционной составляющей АО «Жасыл Даму» Сауд Арабиясында рекордтық суық тіркелді Скончался Толеубек Аралбай - заслуженный артист Казахстана Мәсімовтың туысы лауазымды қызметінен босатылды В Алматы полицейские обнаружили тайные захоронения боевиков В Казахстане приходится всего 38 военных на 10000 человек В 2 млрд тенге оценивается предварительный ущерб банкоматов от "январских событий" Зеленский Ресеймен соғыс болу ықтималдығына байланысты үндеу жасады Акимат Алматы окажет помощь пострадавшим предпринимателям Осмотры разграбленных объектов бизнеса завершаются в Алматы Международное расследование: как Нурсултан Назарбаев контролирует большие активы через сеть благотворительных фондов Елбасы әлемдік деңгейдегі мәселелерді шешті – Мұхамеджан Тазабек Глава департамента Алматы Канат Таймерденов рассказал о деталях массовых беспорядков в городе Байден заявил, что обеспокоен близостью «полномасштабной ядерной войны» Навальный дал интервью Time: «Своими действиями Путин сильно повышает вероятность развала страны» Глава государства пообещал беспощадную борьбу с коррупцией ЕНПФ вышел из числа акционеров Halyk Bank Холдинг «Байтерек» неэффективно использовал 99 млрд тенге - СК Геополитическая ситуация влияет на валютные торги - эксперты Компания Huawei Watch GT 3 презентовала новые часы Тоқаев қорғаныс министрін ауыстырды Кого назначили министром обороны РК и главнокомандующим Нацгвардией? В Казахстане создана петиция с требованием лишить Назарбаева неприкосновенности

Болезненность структурной трансформации Китая

Уже больше года мировые СМИ рассказывают о замедлении роста экономики в Китае. Однако пристальней вглядевшись в региональную динамику внутри Китая, можно увидеть другую историю – дело не в замедлении экономики, а в смене скоростей, считает Чжан Цзюнь – профессор экономики и директор Китайского центра экономических исследований в Фунданьском университете.

По данным Государственного бюро статистики Китая, богатая ресурсами провинция Шаньси переживает замедление темпов роста, однако в юго-западных провинциях Чунцин и Гуйчжоу, напротив, наблюдается динамичный рост. В Хэбэй и еще трех провинциях на северо-востоке страны чувствуются последствия рецессии, а в индустриальных регионах Тяньцзинь, Шаньдун и Цзянсу отмечается экономический бум.

После финансового кризиса 2008 года, когда для многих стран мира низкие темпы роста стали «новой нормой», Китай резко ускорил процесс ребалансировки своей экономики: мотором роста вместо промышленности и экспорта становится внутренний спрос на товары и услуги.

Этот переход имеет далекоидущие последствия для будущего китайской экономики. В рамках предыдущей стратегии ориентации на экспорт главным приоритетом правительства была интеграция промышленности страны в глобальные производственные цепочки. А сейчас его целью является экономика, отвечающая разнообразным запросам внутренних потребителей. Именно поэтому быстро растут те отрасли, которые тесно связаны с этим внутренним спросом.

Виды экономической деятельности, которые сейчас переживают бум, ранее вообще не причислялись к категории промышленности, а учитывались только как «услуги». Но сектор услуг существует не в вакууме. Любой бизнес нуждается в промышленной продукции, в транспорте, в информационных и коммуникационных технологиях (сокращенно ICT), в логистике, недвижимости, финансах, страховании и так далее. В результате, новый спрос на новые услуги оказывает позитивное влияние на капитальные инвестиции в инфраструктуру и оборудование. Вопреки общепринятому мнению, рост сектора услуг в Китае, вызванный внутренним спросом, вовсе не означает прекращения производственных и капитальных инвестиций, а тем более роста экономики.

Сектор услуг компенсирует в значительной степени (или даже полностью) темпы роста, потерянные из-за снижения объемов выпуска в экспортно-ориентированном производстве. В таких отраслях, как транспорт, ICT, финансы, страхование, недвижимость, образование, медицина, у Китая долгое время наблюдалась неподобающе низкая производительность труда, то есть здесь имелось немалое пространство для ускорения темпов роста.

Как утверждают в своей работе экономисты Цзон-Ва Ли и Уорвик Маккиббин, рост производительности в секторе услуг в государствах Азии «идет на пользу всем отраслям и способствует устойчивому, сбалансированному росту экономики азиатских стран». Анализируя тенденции экономического развития в Южной Корее, авторы обнаружили, что средний размер прибавленной стоимости, создаваемой одним работником в таких отраслях, как транспорт, недвижимость и ICT, сейчас выше, чем аналогичный показатель для работника промышленности; схожую динамику они наблюдают в США, Японии и Китае.

Эти данные свидетельствуют о том, что быстрое развитие китайской экономики услуг позволит остановить торможение роста, вызванное внешними факторами после 2008 года. Впрочем, как показывает пример перехода Японии и Южной Кореи от модели роста, опирающейся на экспорт, к модели, опирающейся на внутренний спрос, подобная структурная трансформация – это медленный и болезненный процесс.

Китай находится в середине этого процесса. Стране следует действовать осторожно, чтобы не лишиться имеющихся источников роста. В противном случае, Китай может попасть в структурную ловушку, когда издержки перехода оказываются выше вновь найденных доходов. То, что во многих китайских провинциях высокие издержки стали тянуть вниз общий рост экономики, является дурным знаком.

Эта ситуация указывает на те фундаментальные проблемы, которые ждут Китай впереди, даже несмотря на огромный экономический потенциал китайских потребителей. Начать с того, что экономическое развитие, основанное на диверсифицированном внутреннем спросе, является намного более сложным процессом, чем развитие, опирающееся на экспорт. Новые отрасли экономики в большей степени зависят от продвинутых финансовых услуг, от свободного и справедливого доступа к рынку, от лучше обученных работников и высокого уровня инвестиций в исследования и разработки.

В результате, новые предприятия, которые будут возникать в рамках перехода к новой модели роста, потребуют от существующей системы управления экономикой Китая намного больше, чем она может дать. Для устранения этой проблемы надо пройти длительный путь структурных реформ, но от китайских лидеров потребуются еще и жесткие политические решения, которые понравятся не всем.

Другая фундаментальная проблема – низкие темы урбанизации в Китае. Они все еще недостаточны, даже несмотря на 25 лет быстрого роста экономики за счет экспорта. Любой из основных компонентов процветающей экономики услуг (ICT, финансы, страхование, транспорт, недвижимость) подпитывается успехами каждого из этих секторов, а города позволяют свести их всех вместе – это так называемый феномен сетевых внешних факторов. К сожалению, сохраняющаяся в Китае система разделения городских и сельских регионов, наряду с низким качеством городского планирования, приводит к фрагментации и разобщенности городских сообществ, лишенных диверсифицированных сетей, которые в противном случае помогали бы наращивать производительность.

Китайские города будут, по всей видимости, ключевым ингредиентом долгосрочных экономических успехов страны. Ускорять процесс урбанизации надо уже сегодня, и заниматься этим придется ближайшие 10-15 лет. При этом расширение городских территорий должно проводиться в соответствии с потребностями экономики, растущей благодаря сектору услуг. Если Китай сможет справиться с этой задачей, страна будет прекрасно позиционирована, чтобы расчистить сохраняющиеся препятствия на своем пути к статусу страны с высоким уровнем доходов.

 

Copyright: Project Syndicate, 2016.
www.project-syndicate.org

Оставить комментарий

Зарубежные эксперты

Страницы:1