четверг, 02 декабря 2021
,
USD/KZT: 425.67 EUR/KZT: 496.42 RUR/KZT: 5.81
Қазақстанда жоғары оқу орындарына арналған «Қазіргі заманғы баспасөз қызметі» атты оқу құралы қазақ тілінде шығарылды В Казахстане разработан и издан на казахском языке учебник «Современная пресс-служба» для университетов Творческий феномен казахов: почему артисты, музыканты, спортсмены из Казахстана обретают мировую популярность Путин отметил вклад Назарбаева в развитие российско-казахстанских отношений ЕАБР: Проект «Север-Юг» сделает Казахстан важным транзитным узлом Фильм «QAZAQ: История Золотого Человека» про Назарбаева покажут в эфире Қазақстанда 16,3 млрд тонна қалдық жиналған Благотворительная акция «Дерево желаний» стартует в 4 городах Казахстана EURUSD: евро получил поддержку от бегства в защитные активы В Казахстане с 1 декабря приостановят приём старых авто на утилизацию Қазақстанда он жеті мыңнан астам жүкті әйел вакцина салдырды В Казахстане введут запрет на экспорт картофеля Мирзагалиев: Казахстан привлечёт $6 млрд из ОАЭ Қазақстанда автогазға ауыстырылған көліктер саны артты Казахстан и Швейцария заключили 6 коммерческих соглашений на S300 млн Қазақстанда дәрі-дәрмек арзандады – сарапшылар В Казахстане ограничат въезд из 11 стран из-за «Омикрона» Казахстанские яблоки не пускают на узбекский рынок Жапон ғалымдары АИТВ-ны жоятын вакцина жасап шығарды Представлен проект бюджета Алматы на 2022 год Обвиняемым по делу о взрывах в Арыси изменили приговор С 1 декабря полицейские могут штрафовать автовладельцев за летние шины Казахстанцы смогут расплачиваться монетами «Jeti Qazyna» из серии «Сокровища степи» Блогер Қазақстанда үй шаруасындағы әйелдер министрлігін құруды ұсынды Токтар Аубакиров стал почетным гражданином Кызылординской области

Китайский юань стал одной из пяти глобальных валют

Китайский юань включён в корзину валют, лежащих в основе Специальных прав заимствования (сокращённо СДР) Международного валютного фонда. До сих пор СДР рассчитывались на базе средневзвешенного курса доллара, евро, британского фунта и японской йены. Но теперь, когда в этом списке появился юань, Китай может считать себя обладателем одной из всего лишь пяти по-настоящему глобальных валют в мире.

Насколько для нас это важно? Для китайцев – очень. В Пекине, где я побывал в сентябре, вступление страны в далёкий от жизни клуб СДР было для всех главной темой разговоров. (Ну, если совсем честно, китайцы охотно разговаривали ещё о Дональде Трампе).

Включение юаня в корзину СДР оказалось поводом для национальной гордости. Это событие стало символом превращения Китая в мировую державу. Оно подчеркнуло важность усилий правительства, которое стимулирует применение юаня в международных расчётах, освобождая, тем самым, Китай и остальные страны мира от излишней зависимости от доллара.

Однако суть в том, что включение юаня в корзину СДР имеет очень небольшое практическое значение. СДР не является валютой, это всего лишь счётная единица, которую МВФ использует для отчётов о своих финансовых операциях. В СДР номинирована лишь незначительная часть международных облигаций, так как банки и компании не считают этот вариант особо привлекательным. Основным эмитентом облигаций, номинированных в СДР, является родственная МВФ организация – Всемирный банк (сам МВФ не уполномочен выпускать облигации).

Единственное практическое следствие включения юаня в корзину СДР заключается в том, что теперь юань стал одной из пяти валют, в которой страны-заёмщики могут получать – по своему выбору – средства, предоставляемые МВФ. Только время покажет, сколько стран захотят это сделать.

Китайцы утверждают, что включение юаня в корзину СДР надо рассматривать в более широком контексте. Это одна из нескольких мер стимулирования использования юаня в международных расчётах.

В эту программу мер входят соглашения о валютных свопах (сейчас их уже больше двух десятков) между Народным банком Китая (НБК) и зарубежными центральными банками. Она предусматривает также назначение уполномоченных китайских финансовых учреждений для обеспечения услуг клиринга и расчётов при проведении транзакций в юанях во всех основных финансовых центрах мира (в сентябре, например, Bank of China стал уполномоченным клиринговым банком в Нью-Йорке). Наконец, иностранным эмитентам разрешено выпускать облигации, номинированные в юанях, внутри Китая. В августе Польша стала первой европейской страной, которая воспользовалась этой возможностью.

Однако реальность, опять же, такова, что все эти шаги являются в большей степени символическими, чем содержательными. Свопы НБК в юанях практически вообще не используются. У уполномоченных клиринговых банков тоже не очень много работы. Объёмы банковских депозитов в офшорных юанях падают. С середины 2015 года наблюдается сокращение доли товарной торговли Китая с расчётами в юанях. Наконец, нет признаков того, что смелый эксперимент польского правительства в ближайшее время вдохновит на аналогичные действия правительства и в других странах.

Перефразируя Шекспира, вина не в этих звёздах, а в собственном финансовом рынке Китая. С середины 2015 года фондовый рынок страны превратился в американские горки. Все компетентные международные организации – от МВФ до Банка международных расчётов – предупреждают о проблемах на рынке корпоративных облигаций Китая. Если дефолты по корпоративным кредитам станут массовыми, как прогнозируют эти организации, последствия для банков будут весьма печальны.

Проблема в ошибочной тактике, выбранной китайскими властями. Правительство и НБК уверены, что ослабление контроля за капиталом и предоставление финансовому капиталу возможности более свободно пересекать границы страны в обоих направлениях заставит участников повысить качество своей деятельности. Компаниям придётся обновить стандарты финансовой отчётности, а банкам – практику управления рисками, чтобы поспеть за ускорением финансовых транзакций. В результате, должна повыситься ликвидность и стабильность финансовых рынков, а это, в свою очередь, сделает юань ещё более привлекательным в качестве единицы расчёта, инструмента платежей и накоплений для китайских резидентов и иностранцев.

К сожалению, эта картина пока остаётся иллюзией. Если китайские банки и компании будут слишком медленно адаптироваться, тогда либерализация международных потоков капиталов вызовет лишь рост волатильности, а также снижение размеров офшорных депозитов и популярности юаня в качестве инструмента расчёта в торговых операциях. Именно это в последнее время и наблюдается.

Китайским властям надо поставить лошадь впереди телеги. Самый важный шаг, который они могут сделать для интернационализации юаня, – укрепить внутренние финансовые рынки, модернизировать регулирования, создать чёткие механизмы соблюдения контрактов. Если Китай хочет сделать юань первоклассной глобальной валютой, ему надо обращать меньше внимания на вопросы торговли юанем в Нью-Йорке и вес этой валюты в корзине СДР, и гораздо больше – вопросам развития глубоких, ликвидных и стабильных финансовых рынков в собственной стране.

Барри Эйхенгрин – профессор Калифорнийского университета в Беркли и Кембриджского университета, автор книги «Зеркальный зал: Великая депрессия, Великая рецессия и апелляции к истории».

Copyright: Project Syndicate, 2016.
www.project-syndicate.org

Оставить комментарий

Зарубежные эксперты

Страницы:1 2 3

События дня

Қазақстанда жоғары оқу орындарына арналған «Қазіргі заманғы баспасөз қызметі» атты оқу құралы қазақ тілінде шығарылды
02.12.2021 - 10:30
Редакция Exclusive
В Казахстане разработан и издан на казахском языке учебник «Современная пресс-служба» для университетов
02.12.2021 - 09:37
Редакция Exclusive
Творческий феномен казахов: почему артисты, музыканты, спортсмены из Казахстана обретают мировую популярность
02.12.2021 - 09:20
Редакция Exclusive
Путин отметил вклад Назарбаева в развитие российско-казахстанских отношений
02.12.2021 - 09:00
Редакция Exclusive
ЕАБР: Проект «Север-Юг» сделает Казахстан важным транзитным узлом
30.11.2021 - 17:40
Редакция Exclusive
Фильм «QAZAQ: История Золотого Человека» про Назарбаева покажут в эфире
30.11.2021 - 17:15
Редакция Exclusive