понедельник, 27 сентября 2021
,
USD/KZT: 423.91 EUR/KZT: 497.37 RUR/KZT: 5.81
Какие фобии у казахстанцев? В акиматах не предусмотрены субсидии для частных автопарков Казахстанские полицейские расследуют 70 фактов торговли людьми Туркестан получит из Нацфонда 2,3 миллиарда тенге О чем говорил посол Казахстана с представителем Талибана? Какую материальную помощь получат семьи погибших в Таразе? Казахстанские нефтяники зарабатывают меньше всех в мире Из 600 казахстанских ломбардов контроль ведут лишь 20 Jusan приобрел Азиатско-Тихоокеанский банк, на очереди Kcell Джо Байден намерен назначить уроженку Казахстана главой банковского регулятора США USAID окажет финансовую помощь Мангистауской области Кто купит яхту «Дочки» «Казмунайгаза» за 878 млн тенге? Климатическая тревожность: 40 % молодежи боится заводить детей Центральная Азия улучшит дороги за счет ЕБРР В Казахстане растет количество правонарушений, связанных с наркотиками В Казахстане цены на лекарства подорожали на три процента В Казахстане 85% многодетных семей живут за чертой бедности В Казахстане за прошедшие сутки зарегистрировано 2 537 новых случаев заболевания коронавирусной инфекцией ⠀ Бывший вице-министр финансов Руслан Енсебаев приговорен к четырём годам лишения свободы Генеральной лицензии лишился еще один вуз Казахстана Сенат утвердил новые пособия для людей с инвалидностью В Казани смогут обучаться родному языку в метро Прибыль казахстанских ломбардов составила 19 миллиардов тенге 15 из 100 казахстанцев не могут позволить себе купить две пары обуви В Казахстане рост затрат на науку ожидается не раньше 2023 года

COVID-19 как лакмусовая бумага

В каждой стране COVID-19 обнажил ее истинную сущность, реальное положение многих сфер жизнедеятельности государства и его скрытый потенциал, способность народа к мобилизации и готовность власти функционировать в условиях форс-мажора, силу или слабость закона и, наконец, ценности и мораль. Воздействию лакмусовой бумажки подверглись сегодня почти все страны. И наша – не исключение.

Форс-мажорная ситуация не оставляет места для голой пропаганды, популистских госпрограмм и пустых обещаний, не позволяет сослаться на требующие время процедуры принятия/утверждения или отослать в гипотетическое завтра, когда, наконец, в стране наступит благоденствие. Гипноз народа по поводу мифического вхождения страны в пресловутую 30-ку и даже 50-ку окончательно разрушен мощным ударом взрывной волны лопнувшего пропагандистского пузыря.

Вопрос о двоевластии, дискутируемый весь последний год, вдруг обрел новое звучание – есть ли вообще в стране способная эффективно функционировать власть? Свидетельством по-настоящему слаженно работающей команды есть его устойчивость и успешное функционирование независимо от того, какая персона представляет высшую власть в стране. Как показывает ситуация, у нас нет двоевластия (уместнее говорить о безвластии или хаосе во власти), потому что ни одна из обозначенных сил не имеет всей полноты власти и не несет всей полноты ответственности. Более того, разные структуры власти не объединены для решения одних задач, их действия не согласованы. Нижестоящие структуры парализованы настолько, что не способны мобильно работать без указания сверху, а поступающие указания часто настолько размыты, неконкретны, что требуют пояснений, исправлений, доработки. Власть недееспособна и, как следствие, спустя полмесяца с момента объявления в стране ЧП народ так и не имеет четкого представления об антикризисной программе, о том, что, как и когда будет реализовано. Вопрос о том, есть ли это представление у самой власти, остается открытым.

Ситуация обнажила тот факт, что президент не сумел собрать команду антикризисных менеджеров (год потерян, а ведь такая команда была необходима и без ковида, без ЧП) и не успел за год объединить под своим началом и мобилизовать все госструктуры.

Министерства продемонстрировали, что у них нет потенциала для подготовки пакета быстрых мер, направленных на решение самых актуальных задач по диверсификации экономики страны в условиях кризиса. Премьер-министра в стране словно нет, и потому мы не видим слаженной работы всех министерств. Хотя именно премьер-министр по следам принятого президентом решения о введении ЧП должен был представить детальный антикризисный план, связующий все срочные инициативы министерств в единый механизм, что в разы повысило бы эффективность каждой реализуемой меры.

На этом фоне деморализованы чиновники министерств и акиматов: их работа по сбору/написанию отчетов, проведению показательных мероприятий, ежедневная рутина, призванная продемонстрировать их необходимость государству, оказались абсолютно ненужными, более того, обременительными. Кризис определит многие лишние звенья, которые сами себе создают фронт работы, навязывая излишний бюрократизм и тормозя процессы реализации тех или иных мер. Неспособность к обработке и анализу поступающей информации привела к тому, что теперь людям требуется доказывать право на получение социальной помощи. И это при том, что в стране население составляет 17-18 млн человек. Отсутствие информации о людях, их доходах есть следствие проваленной в 2009 году и не проведенной в 2019 году переписи населения, недостатков в работе ЦОНов и системы еgov.

Совет безопасности в условиях невиданного кризиса, пандемии продемонстрировал свою никчемность. Все, что сделал ее председатель, - это обращение к народу, 80 % которого по мировым меркам живет на пороге бедности или нищеты, собрать средства в фонд помощи. Роспуск этого искусственного органа позволил бы высвободить значительные бюджетные средства для открытия производств и создания тысяч рабочих мест.

Полиция, в т.ч. миграционная, к сожалению, не удивила; реализация мер по обеспечению закрытия городов, приему граждан из-за рубежа оказались провальными, чему свидетельство распространившаяся эпидемия в разные регионы страны.

Банковская система и условия кредитования обнажили свой хищнический характер, особенно на фоне мер, предпринимаемых банками разных стран. Народ оказался заложником проводимой банками агрессивной политики. Многолетняя помощь по поддержке банков за счет госбюджета и ЕНПФ не принесла ожидаемого эффекта. Распределение государственных субсидий через банки доказала свою нежизнеспособность и их неготовность к разделению рисков.

Многолетняя информационная закрытость в условиях кризиса сыграла с нами злую шутку. Отсутствие мобильной доверительной связи между органами власти и народом, сокрытие информации лишь усугубляют настроение упадка и растерянности, закрепляют сомнение в неспособности государства справиться с кризисом.

Депутаты традиционно молчат. Народ не услышал их обращения к избирателям. Не слышно и о намерениях Парламента рассматривать в срочном порядке и вносить поправки к законам с учетом необходимости диверсификации всей экономики, которая должна произойти в рекордно быстрые темпы. А ведь нынешнее законодательство является не просто тормозом для этого процесса, но и порой непреодолимым препятствием. Словом, не наблюдается признаков подключения законодателей к решению остро стоящих вопросов. Недееспособный Парламент – настоящая беда для страны.

Перевод, пусть и временный, школьного обучения в режим он-лайн лишает конституционного права на образование тысячи детей в сельской местности, лишенной мобильной связи.

Система здравоохранения, оказавшаяся под главным ударом COVID-19, едва выдерживает его натиск. Становится очевидным, что реформы начинать следовало не с внедрения электронных баз, страхования и Кодекса о здоровье, а с тотальной ревизии всей сферы и обеспечения элементарными средствами, расширением сети поликлиник и больниц, возвратом подготовки санврачей, педиаторов, ветеринаров.

Экономический кризис в стране – рукотворный, а условия в рамках ЕЭАС лишь увеличивают потери страны и становятся главным тормозом для развития собственного производства.

Народ разобщен. Это следствие того, что все эти годы он был оставлен наедине с собственными трудностями. Это касается всех – добившихся успеха или нет. Деморализация общества привела к безответственности, эгоизму, коррупции, беззаконию. Следствие этой деморализации мы наглядно наблюдаем сегодня и в отношении власти к народу, его жизни и здоровью.

Есть ли выход и можно ли преодолеть все то, что так выпукло продемонстрировал нам COVID-19? Безусловно. Выход один: оптимизация всего и вся, полная перезагрузка системы.

Политика

Страницы:1 2 3 4 5 6 ... 33