четверг, 25 февраля 2021
,
USD/KZT: 412.24 EUR/KZT: 470.98 RUR/KZT: 5.81
Депутаты предлагают увеличить соцвыплаты в два раза Перед посольством России в Украине появился баннер: "Крым - это Украина!". Сума Чакрабарти заинтересован брендированием Казахстана за рубежом За убийство журналистки дали 15 лет Во время выступления акима Шымкента погас свет Кыргызстан зарегистрировал вакцину «Спутник V» Экс-замакима стал подчиненным Аиды Балаевой Жертвами очередной финансовой пирамиды стали сотни казахстанцев Грузия отказалась вести переговоры с оппозицией по поводу досрочных парламентских выборов   Парламент Канады признал геноцидом обращение Китая с уйгурами и казахами Россия приостановила транзит топлива в Казахстан после взрыва под Оренбургом Усть-Каменогорскую и Шульбинскую гидроэлектростанции отдадут в частные руки В ВКО начнут штрафовать за неправильное ношение маски В Атырау на торги выставили рынок В Ереване задержали 57 человек на акции протеста против Пашиняна Глава ВКО пытается трудоустроить сотрудников «Азия Авто» Минюст ответил Амангельды Шорманбаеву, который потребовал отозвать министерские поправки В Мангистауской и Актюбинской областях не зарегистрировано ни одного нового случая КВИ Президента беспокоит качество казахскоязычных СМИ Замакима Актобе купил Лексус на деньги, выделенные на оформление города Казахстанцы стали меньше есть хлеб Сколько будет стоить нефть в 2021? В Казахстане появилась еще одна криптовалютная ферма Президент Германии призвал богатые страны поделиться вакцинами Глава МВД признал, что система подготовки кадров требует переосмысления

Тулеутай сулейменов:

– Вам выпала честь стать первым министром иностранных дел независимого Казахстана. Как происходило ваше назначение? Почему выбор пал именно на вас? Когда и при каких обстоятельствах состоялось ваше знакомство с Нурсултаном Назарбаевым?
– Как известно, 16 декабря 1991 года принят Закон Республики Казахстан «О государственной независимости». Перед руководством страны встала трудная задача осуществления собственной внешней политики, которая осложнялась прежде всего тем, что в Казахстане отсутствовал опыт самостоятельного ведения дел на международной арене, ведь функции республиканского МИДа были ограничены только консульскими и протокольными вопросами. В этих условиях президент Нурсултан Назарбаев принял решение обратиться в МИД России с просьбой оказать содействие в подборе дипломатов-казахстанцев, работавших в союзном министерстве, для возвращения их на родину. В первую очередь речь шла о дипломатах с практическим опытом работы не только в центральном аппарате, но и посольствах СССР за рубежом, представительствах при международных организациях. Вместе с тем большое внимание уделялось их безупречным деловым и моральным характеристикам, способности создать и организовать работу внешнеполитического ведомства Казахстана. Время показало мудрость этого решения, поскольку именно опыт соотечественников, представлявших признанную в мире советскую школу дипломатии, сыграл впоследствии решающую роль в формировании и становлении дипломатической службы нашего государства.
Разумеется, основной упор был сделан на подбор кандидата на пост министра иностранных дел Казахстана. Рассматривалось несколько кандидатур, которые были предложены или рекомендованы российским МИДом, и каждый раз при очередном «просеивании» кандидатов моя кандидатура брала верх. В то время я работал в посольстве Исламской Республики Иран в качестве Временного поверенного в делах. Пришла телеграмма об откомандировании меня в распоряжение президента Нурсултана Назарбаева. Следом в посольство позвонили из Администрации главы государства, попросив как можно скорее приехать в Алма-Ату и приступать к неотложным делам.
Выбор пал конкретно на меня, как мне кажется, потому, что к этому времени у меня за плечами был достаточно солидный опыт работы в центральном аппарате МИД СССР, более семи лет службы в Афганистане и Иране. Немаловажным фактором стали также мои близкие личные контакты со многими дипломатами как в России и других республиках бывшего СССР, так и за рубежом, что очень пригодилось в последующем.
Итак, прибыл в тогда еще столичную Алма-Ату через несколько дней после звонка, встретился с Нурсултаном Абишевичем, премьер-министром, председателем Верховного Совета. Затем меня представили коллективу МИД. Здесь хотел бы особо отметить, что мне очень повезло в жизни ввиду высокого доверия к моей персоне со стороны президента, поручившего возглавить внешнеполитическое ведомство в столь сложный период. Да, шел парад суверенитетов бывших союзных республик, эйфория и дух независимости захлестывали, но в огромной стране углублялся социально-экономический кризис, приближалась катастрофа, которую надо было остановить. Альтернативы реформам не было. Нужно было создавать собственную экономику на рыночной основе, государственное устройство, вести собственную внутреннюю и внешнюю политику в новых реалиях, противостоять современным вызовам глобализации. Мне, как и многим казахстанцам, повезло быть непосредственным участником строительства нового Казахстана – субъекта международного права и мирового сообщества. Возможность создавать вместе со своим народом совершенно новое общество и государство в целом редко выпадает кому-либо на протяжении целой жизни.

– Каково же было строить дипломатическую службу Казахстана, причем фактически с нуля? Какие трудности, препятствия, стереотипы приходилось преодолевать?
– Перед нами встала непростая задача поиска своего собственного пути развития, и он был выбран – многовекторность. Это был правильный и оправданный выбор в условиях всеобщей взаимозависимости и взаимовлияния в международных отношениях, который способствовал налаживанию партнерства со странами, имеющими различные политические и экономические интересы, культуру и религию, и установлению устойчивого геополитического баланса сил. Осуществление этого принципа во внешней политике позволило создать условия стабильности в двусторонних отношениях нашей республики с иностранными государствами, как на региональном уровне, так и в глобальном масштабе, благодаря чему Казахстан состоялся как государство, как региональный лидер и самостоятельный член международного сообщества.
Безусловно, ключевую роль в становлении внешней политики, которая позволила Казахстану добиться значительных успехов, сыграл Нурсултан Абишевич. Он по праву является архитектором современной отечественной дипломатии. Его глубокое понимание международной обстановки, широкое видение перспектив ее развития предопределили основные принципы и стратегические направления внешней политики Казахстана.

– Как бы то ни было, но именно на первые годы независимости пришлась основная нагрузка в решении острейших внешнеполитических задач – это и нахождение собственного места в мире, определение приоритетов и стратегии действий, и проблемы ядерного наследия СССР, границ, нахождения баланса между интересами крупных держав. Сегодня, по прошествии времени, какие решения, по вашему мнению, были самыми трудными?
– Сейчас мы являемся свидетелями практического осуществления задач, которые вы перечислили, и многих других. Соответственно с высоты сегодняшнего дня можем давать оценки свершившемуся. Однако на заре становления независимости приходилось действительно очень нелегко. К слову, немало было и противников принципа многовекторности во внешней политике, но у нас, дипломатов, существовала уверенность, что путь выбран правильный и иной альтернативы нет. Имелись трудности объективного плана, как дефицит профессиональных кадров, финансовых ресурсов, загранучреждений и т.д. Но нас это не огорчало, наоборот, стимулировало. Мы придерживались известной формулы: все, что ни делается, делается к лучшему. Всегда верили, что завтра будет непременно лучше, чем сегодня. И посмотрите сами: из маленького домика на улице Мира внешнеполитическое ведомство Казахстана переехало в Астану и располагается ныне в прекрасном здании. Из малочисленного штата в 10–12 сотрудников в начале 1990-х в Министерстве иностранных дел выросла целая плеяда высококвалифицированных специалистов, которые сегодня успешно претворяют интересы своей страны на международной арене. А венцом достижений отечественной дипломатии можно смело назвать председательство Казахстана в ОБСЕ.
Быть первым всегда трудно, но это также высокая честь. Тогда, в начале 1990-х годов, основная задача состояла в создании нормативно-правовой базы деятельности, определении статуса, задач и полномочий, организационной структуры и кадрового обеспечения дипломатической службы, финансового и материально-технического обеспечения министерства. Была проделана большая работа по установлению дипломатических отношений со многими странами мира и широкому международному признанию Казахстана, выполнен комплекс других актуальных задач. Но важнейшим вопросом, на мой взгляд, стало решение о добровольном отказе нашей республики от ядерного оружия. Благодаря этому шагу мы получили твердые гарантии безопасности со стороны ведущих держав планеты, вышли на заключение международных договоров, обеспечивающих полноценную реализацию национальных интересов. Казахстан стал членом ООН, ОБСЕ, ОИК, СНГ, инициатором создания СВМДА. Любые проблемы на международном уровне простыми не бывают, они требуют огромного внимания и труда. В этой работе я, безусловно, опирался на своих коллег – Касым-Жомарта Токаева, Салима Курмангужина, Хаира Омарова, Вячеслава Гиззатова и многих других талантливых, преданных своему делу профессионалов. Благодаря слаженной, сплоченной и ответственной работе коллектива мы успешно и с честью справлялись с самыми трудными задачами, которые стояли перед Казахстаном в то непростое время.

– С вашего разрешения хотелось бы перейти к начальным страницам вашей биографии. Расскажите о своем детстве, юности, людях и событиях, которые повлияли на формирование вашей личности, и о том, как вы пришли в дипломатию.
– Признаться, даже в мечтах не представлял себя дипломатом. Но дипломатами, как известно, не рождаются, ими становятся по ходу жизни. Учеба в школе, институте, работа на заводе, общественная деятельность, трудолюбие, стремление к достижению поставленной цели – все это составляющие философии жизни. Сама жизнь – сплошная дипломатия. Сам я всегда интересовался международной политикой, читал и собирал книги известных политических деятелей и дипломатов, таких как Чичерин, Красин, Майский, с упоением рассказывал про них и искренне завидовал им. Все это не прошло даром. Учеба в Дипломатической Академии МИД СССР, многолетняя дипломатическая работа за рубежом, встречи с интересными и неординарными личностями повлияли на мое дальнейшее формирование не только как личности, но и как политического деятеля и специалиста по международным проблемам. И сейчас, по прошествии многих лет, не жалею, что наиболее зрелую часть жизненного пути посвятил дипломатии. За этот период увидел мир, узнал много интересного, соприкоснулся с историей и культурой, образом жизни других народов, обогатился духовно. Иногда даже ловлю себя на мысли, что стал своего рода эрудитом и интересным собеседником. Вместе с тем за годы работы у меня сложился особый психологический настрой, что даже в гостинице, разложив свой багаж, ощущаю себя как дома. Дом там, где я есть, и это уже профессиональная привычка.

– Нам известно, что в бытность СССР вам приходилось работать на весьма непростых, а то и опасных участках, таких как Иран или Афганистан. Не могли бы вы рассказать о некоторых запоминающихся эпизодах из той поры своей дипломатической биографии?
– В Афганистан я попал не случайно, хотя первоначально руководство планировало направить меня в Индию. Но я отказался, сославшись на то, что специализируюсь по персоязычным странам и готовлюсь отправиться в Иран. К моему огорчению, в посольстве СССР в Тегеране на тот момент вакансии не имелось, поэтому я не стал возражать против встречного предложения выехать в другую персоязычную страну – Афганистан, тем более что в ближайшее время там планировалось открытие генерального консульства СССР в Мазари-Шарифе. Вскоре я очутился в этой многострадальной стране, где проработал в очень сложной военно-политической обстановке четыре с половиной года. Речь идет о 1980-х годах, наиболее тяжелых для советских войск, когда они несли серьезные потери в живой силе и технике. Прямого вооруженного противостояния, на первый взгляд, вроде как и не было, однако по существу шла партизанская война. Круглые сутки происходили взрывы, нападения на колонны, захват заложников – советских солдат и граждан. Потому и приходилось передвигаться в Афганистане в сопровождении бронетранспортеров. В иных случаях формировались колонны из двух-трех автомашин с охраной из числа пограничников при соблюдении соответствующих мер безопасности. Хотя это не служило гарантией безопасности.
Однажды произошел захват наших граждан моджахедами в Мазари-Шарифе. Советские специалисты, всего 16 человек, после обеденного перерыва возвращались на автобусе к месту постоянного проживания. Из них только у двоих было оружие – автомат и пистолет. На одном из перекрестков большая грузовая машина перекрыла дорогу автобусу. Пришлось остановиться, в салон тут же заскочили вооруженные люди, приказав пассажирам сидеть тихо и не двигаться. Все было настолько неожиданно, что специалисты от шока не смогли даже среагировать. Автобус вместе с людьми был угнан в неизвестном направлении. Мобильных телефонов в те времена не было и в помине. Никто не подозревал о захвате заложников до вечера, пока один из лояльных афганцев не сообщил об этом. Были подняты вооруженные силы, которые оцепили город, взлетели вертолеты, начались поиски. Вскоре на окраине Мазари-Шарифа был найден пустой автобус, рядом лежал труп одного из заложников с отрезанной головой. И никаких зацепок, никаких контактов со стороны моджахедов. Поиски продолжались более 20 дней. И вот случайно узнали о местонахождении захваченных. У одного из охранников дома, в котором содержались советские специалисты, в городе заболела мать, и он отпросился навестить ее. В беседе со своим приятелем он проболтался о заложниках. Он был арестован царандоем (милиция), и группа захвата вместе с ним на вертолетах вылетела в указанный район. При штурме дома охранниками были застрелены шесть человек, остальные вырвались и побежали навстречу советским пограничникам. Еще двое погибли. Оставшихся в живых подняли на борт, мертвых погрузили во второй вертолет. Конечно, с одной стороны, главной причиной трагедии было несоблюдение соответствующих мер безопасности самими специалистами. И все же было жутко смотреть на оставшихся в живых: растерянных, обросших, перепуганных и переодетых в афганские одежды.
Другой эпизод произошел лично со мной. Было это на севере Афганистана. Мы вчетвером летели на вертолете из одной провинции в другую. Стоял густой туман. Наш вертолет, летевший вторым номером – ведомым, шел довольно низко из-за возможного обстрела и задел шасси верхушку холма. Шасси остались на холме, а корпус вертолета, перевернувшись несколько раз, скатился вниз. Мы, схватив автоматы, быстро выскочили, через несколько мгновений вертолет вспыхнул. Затем недалеко от холма мы увидели кишлак, со стороны которого к нам цепью бежали душманы. Завязался неравный бой, душманы вперебежку от камня к камню, ползком, но упорно приближались. Вначале мы стреляли одиночными, пытаясь экономить патроны, но на расстоянии примерно 200 метров открыли автоматные очереди. Душманы прижались к земле. Перестрелка продлилась около 20 минут, пока мы не услышали гул летящих на помощь вертолетов. В этот момент душманы отпрянули и побежали назад, мы вторично открыли огонь. Наши вертолеты также выпустили по боевикам несколько серий ПТУРСов – они больше не встали. Один вертолет приземлился и взял нас на борт, второй в это время кружился в воздухе, прикрывая нас. Мы живыми и здоровыми прибыли в пункт назначения.

– Печально, но ситуация в Афганистане до сих пор остается напряженной. А как ее оцениваете вы, каковы должны быть предпосылки для решения этой проблемы?
– Действительно, ситуация в этой стране продолжает оставаться весьма сложной и напряженной. Для ее урегулирования, по моему мнению, международному сообществу необходимо, во-первых, оказать мощную экономическую помощь Афганистану. Это государство полностью разрушено, экономики нет, население не работает, молодые не знают ничего, кроме войны. Сказано ведь: бедность порождает войны, и эта фраза очень актуальна для современного Афганистана. Во-вторых, надо четко понимать, что нынешнее иностранное вооруженное присутствие не может продолжаться долго, ибо постулат Истории о том, что вооруженным путем народ не победить, еще никто не отменял. Поэтому единственным способом развязки афганского узла является предоставление народу этой страны права самому решать и распоряжаться своей судьбой.

– Как складывалась ваша деятельность после ухода с министерской должности, ведь вы в ранге посла представляли нашу страну в ряде ключевых государств?
– После министерской должности я был направлен послом в Соединенные Штаты Америки, где одна из основных моих задач заключалась в обеспечении всесторонней поддержки развитию Казахстана со стороны крупнейшей мировой державы. В тот период важнейшими вопросами на повестке дня казахстанско-американских отношений являлись предоставление международных гарантий безопасности в связи с отказом Казахстана от ядерного оружия, налаживание взаимовыгодного политического и торгово-экономического сотрудничества, привлечение американских инвестиций. Выполнение этих задач во многом и предопределило дальнейшее динамичное развитие отношений между двумя странами, широкое вхождение американского бизнеса в Казахстан.
Затем в связи с важностью, которую наше руководство придавало налаживанию отношений со странами Восточной Европы, следующее назначение я получил в Венгрию и по совместительству в Польше, Чехии, Словакии, Болгарии и Румынии. По существу это было региональное посольство, которому предстояло наладить тесное политическое и экономическое сотрудничество, расширить договорно-правовую базу, установить межрегиональные связи и организовать культурно-гуманитарное взаимодействие. Кроме того, успешный опыт стран Восточной Европы в процессе преодоления трудностей переходного периода сам по себе оказался весьма ценен при формировании экономической политики и современной инфраструктуры рынка в Казахстане. В этом качестве я проработал пять лет и восемь месяцев, пока не был переведен на работу в Королевство Бельгия, по совместительству в Нидерландах и Люксембурге. Кроме того, меня назначили главой представительства Казахстана при Европейском союзе и НАТО в Брюсселе. Надо отметить, что по времени данное назначение совпало с глубокими внутренними изменениями в Евросоюзе, а также с тенденцией его расширения на Восток, что имело огромное историческое значение и важные геополитические последствия для всего мира. Основные усилия нашего посольства были сконцентрированы на расширении политического и экономического взаимодействия с ЕС в рамках Договора о партнерстве и сотрудничестве, а также более активном вовлечении Казахстана в коллективные действия по обеспечению глобальной безопасности. Наряду с этим были предприняты активные усилия для укрепления связей Астаны и НАТО в рамках программы «Партнерство во имя мира». Эффективность этого взаимодействия была на деле подтверждена в ходе антитеррористической операции международной коалиции в Афганистане.
Наконец, в 2003 году я был назначен послом Казахстана в такой крупной европейской стране, как Польша. Здесь также значительные силы прилагал для реализации внешнеполитических интересов нашей республики, а также известных установок президента Нурсултана Назарбаева, в том числе о повышении конкурентоспособности казахстанской экономики, стратегии индустриально-инновационного развития. В свете планов председательства РК в ОБСЕ в 2009 году важным направлением работы являлось обеспечение поддержки демократических реформ в Казахстане со стороны Бюро демократических институтов и прав человека ОБСЕ.

– С нынешнего года Казахстан вступает в свои обязанности в качестве председателя ОБСЕ. Как вы считаете, насколько реализуемы те задачи, которая наша страна намерена продвигать в этой авторитетной международной структуре?
– С Казахстаном особый случай, так как нашей стране предстоит работать в условиях продолжающегося мирового финансового кризиса, так называемых «старых» конфликтных ситуаций (Нагорный Карабах, Косово, Приднестровье), ну и, конечно, решения афганской проблемы. Кроме того, Астана будет стремиться привлечь внимание государств–членов ОБСЕ к проблемам обеспечения безопасности на европейском континенте и не только, а может быть, и на всем евразийском пространстве, развитию гуманитарных связей, вопросам экономического сотрудничества, а также укреплению межэтнической и межконфессиональной толерантности. Но главное – осуществление казахстанской идеи – проведение саммита глав государств ОБСЕ. Казахстан обладает достаточным международным опытом по руководству и проведению различных симпозиумов, саммитов на высшем уровне, в частности СВМДА. Кроме того, Астана располагает всем необходимым для проведения подобных встреч в верхах. Безусловно, мы понимаем, что все проблемы за короткое время решить невозможно, но продвинуться вперед, подготовить базу для их преодоления Казахстан непременно будет стремиться.
Казахстан уже официально приступил к председательствованию в штаб-квартире ОБСЕ в Вене. Наш посол выполняет обязанности, присущие указанному высокому статусу. Это знаковое событие в истории Республики Казахстан, и нет сомнений в том, что наша страна, как и все предшествовавшие ей председатели, успешно справится с возложенными обязательствами по руководству этой международной структурой.

– Сейчас вы возглавляете Институт дипломатии Академии госуправления при Президенте, то есть готовите дипломатические кадры. Какими приоритетами и принципами вы руководствуетесь в своей деятельности и, на ваш взгляд, каким должен он быть – казахстанский дипломат?
– Наши приоритеты заключаются в подготовке высококлассных специалистов-международников, а также повышении квалификации дипломатов старшего, включая послов, и среднего звена. После окончания выпускники получают диплом магистра международных отношений с владением двумя иностранными языками и включаются в кадровый резерв Министерства иностранных дел. Мы гордимся, что наши выпускники сделали хорошую служебную карьеру, занимают высокие государственные посты.
Вместе с тем в последнее время мы в институте смогли провести большую работу по теоретической и практической подготовке дипломатических кадров в связи с председательством Казахстана в ОБСЕ. В частности, были организованы тематические семинары, целевые лекции о деятельности ОБСЕ с приглашением действующих послов из штаб-квартиры в Вене, видных специалистов из Франции, Нидерландов, Германии и др. Эти мероприятия проводились специально на иностранных языках. Кстати, институтом были организованы курсы интенсивного изучения английского языка для работников центрального аппарата МИД Казахстана без отрыва от работы в три потока.
К вопросу о том, каким должен быть казахстанский дипломат. По моему мнению, он должен быть прежде всего востребован и отвечать тем требованиям, которые предъявляются Родиной и реалиями жизни. Он должен иметь хорошее общее гуманитарное образование, быть компетентным и коммуникабельным, уметь эффективно решать поставленные перед ним задачи. Но дипломат должен быть также хорошим переговорщиком, при этом, что называется, быть «в теме», в деталях владеть предметом разговора и добиваться решения проблемы путем применения многообразных приемов техники переговоров. Разумеется, требуется знание на рабочем уровне минимум двух-трех иностранных языков – обязательное условие, которое не является самоцелью, а средством эффективного применения профессионального мастерства. Настоящий дипломат должен уметь грамотно писать, ясно и четко излагать мысли, слушать оппонента. Еще один важный момент – необходимо досконально знать свою страну, ее историю, экономику, традиции, культуру, литературу. Наконец, всегда приветствуется приятный внешний вид, обаяние, чувство собственного достоинства, честность и порядочность – все это качества, необходимые для дипломата. Безусловно, он должен иметь склонность к дипломатической работе, привлекательные стороны которой непременно сопровождаются многочисленными ограничениями и непривычной обстановкой во время пребывания за границей. Одним словом, казахстанский дипломат должен быть конкурентоспособным, отвечать, как говорится, международным стандартам. При этом нелишне помнить слова Черчилля, который наиболее точно сказал о дипломате как «человеке, который дважды подумает, прежде чем смолчать».

Оставить комментарий

Антресоли

Даулет Сембаев: Даулет Сембаев:
Редакция Exclusive
03.08.2010 - 18:49
Ерик Асанбаев: Ерик Асанбаев:
Редакция Exclusive
03.08.2010 - 18:49
Вячеслав Гиззатов: Вячеслав Гиззатов:
Редакция Exclusive
03.08.2010 - 18:48
Кадыр Байкенов: Кадыр Байкенов:
Редакция Exclusive
03.08.2010 - 18:48
Берлин Иришев: Берлин Иришев:
Редакция Exclusive
03.08.2010 - 18:48
Алихан Байменов: Алихан Байменов:
Редакция Exclusive
03.08.2010 - 18:48
Мырзатай Жолдасбеков: Мырзатай Жолдасбеков:
Редакция Exclusive
03.08.2010 - 18:48
В круге первом В круге первом
Редакция Exclusive
03.08.2010 - 18:46
Обед по расписанию Обед по расписанию
Редакция Exclusive
04.06.2010 - 09:38
Евросеть – Евросеть –
Редакция Exclusive
04.06.2010 - 09:38
Не зарекайся... Не зарекайся...
Редакция Exclusive
04.06.2010 - 09:38
Барахолка forever? Барахолка forever?
Редакция Exclusive
04.06.2010 - 09:38
Цены сошли с ума Цены сошли с ума
Редакция Exclusive
04.06.2010 - 09:38
Цена вопроса Цена вопроса
Редакция Exclusive
04.06.2010 - 09:38
Как снизить цены? Как снизить цены?
Редакция Exclusive
04.06.2010 - 09:37
Прибыло или убыло? Прибыло или убыло?
Редакция Exclusive
04.06.2010 - 09:37
Пётр своик: Пётр своик:
Редакция Exclusive
07.05.2010 - 16:14
Astana  Motors Astana Motors
Редакция Exclusive
07.05.2010 - 16:14
Новые направления Новые направления
Редакция Exclusive
07.05.2010 - 16:14
Бренд – это репутация Бренд – это репутация
Редакция Exclusive
07.05.2010 - 16:14
Страницы:1 2 3 4 5 6 ... 33