вторник, 27 октября 2020
,
USD/KZT: 412.24 EUR/KZT: 470.98 RUR/KZT: 5.81
На Луне появился участок поверхности, названный в честь Абая На казахстанскую журналистку напал полицейский Садыр Жапаров уйдет в отставку, чтобы баллотироваться в президенты В Алматы откроются кинотеатры В Германии попытались поджечь здание института Коха, ведущего статистику по коронавирусу Госдеп США объявил о новом перемирии в Нагорном Карабахе Нацбанк сохранил ставку на уровне 9% Население СУАР проверят на коронавирус Где больше всего дают в Казахстане взятки? Дочь первого президента Узбекистана заболела пневмонией Казахстанские экспортёры получат госпомощь в 4,7 млрд. тенге В СКО на аукцион выставлены школы с минимальной ценой в один тенге Зачем министр обороны Турции приехал в Казахстан? В Польше прошли протесты против ужесточения правил аборта для женщин Красиво ездить не запретишь Тихановская объявила об общенациональной забастовке В структуре МЧС РК созданы четыре комитета В России произошла массовая драка между курдской и казахской диаспорами Казахстанцы собирают подписи против законопроекта о бытовом насилии Глава «СК-Фармация» получает свыше миллиона в месяц Токаев раскритиковал зависимость судей от правоохранительных органов. В Европе и России стремительно растет число заболевших коронавирусом В США одобрили применение лекарства, которое помогло Трапму Санврач Алматы обеспокоен ситуацией с ковидом в мегаполисе Российский боец ММА одобрил убийство французского учителя

Газовый «пузырь» Туркмении

Сергей Смирнов  

Финансовое благополучие страны Туркменбаши пытается строить практически исключительно за счет грандиозных планов массового вывоза сырья за рубеж. Однако, несмотря на значительные запасы газа, перспективы реализации многочисленных обещаний Туркменбаши можно оценивать как весьма туманные.

В конце января в Москве с рабочим визитом побывал президент Туркменистана С. Ниязов. Главным результатом его встреч с российскими и украинскими чиновниками стала договоренность о переводе в трехсторонний формат всех газовых переговоров между Москвой и Киевом и их согласие обеспечить продвижение туркменского газа на европейские рынки. Взамен Туркменбаши пообещал не долгосрочные ценовые гарантии на поставляемый газ, а лишь перспективы инвестиций и «возможность долгосрочного сотрудничества в энергетической сфере».
Аналитики отмечают, что увеличение цен на туркменский газ перестало быть проблемой для Ниязова: и Киев, и Москва вынуждены соглашаться с условиями Ашхабада. Туркменбаши, активно шантажируя обе стороны, за 2 года выторговал увеличение реальной цены газа с $30 до $65 за 1 тыс. м3. Москва «прощает» Туркменбаши не только его частичный выход из СНГ, но и самостоятельные контракты на экспорт газа в Молдавию и Украину через газотранспортную систему «Газпрома». Более того, Туркменбаши, несмотря на неоднократные нарушения подписанных им контрактов, находит в Москве полное взаимопонимание. Дело здесь, по-видимому, в том, что исходя из существующего роста темпов добычи газа в России его вряд ли хватит, чтобы после 2010 г. (когда начнут выбывать основные месторождения) обеспечить энергетическую безопасность страны и выполнять обязательства по долгосрочным экспортным контрактам. Поэтому для России жизненно важно, чтобы газовый экспорт Туркмении возможно дольше и в больших объемах шел через ее газопроводы, а «Газпром» с различного рода преференциями участвовал в разработке туркменских месторождений.

Запасы неизвестны
На сегодняшний день на долю Туркмении приходится около 2% мировых запасов газа. Перспективные с точки зрения добычи газа площади занимают около 70% территории республики, а с учетом шельфа Каспийского моря – 85%. Текущие извлекаемые запасы газа Туркменистана составляют около 3 трлн. м3 (включая около 70 млрд. м3 растворенного газа). Однако реально оценить запасы туркменского газа очень сложно. Так, по оценкам российских и некоторых западных специалистов, потенциал Туркменистана лежит в пределах 9 - 15,5 трлн. м3. В Ашхабаде утверждают, что он значительно выше: не менее 23 трлн. м3. Более того, в начале 2002 года С. Ниязов заявил о том, что республика обладает запасами газа в 42 - 44 трлн. м3. Весьма сомнительно, что последние цифры подтверждены геологоразведкой, и потому должны оцениваться критически. Тем более что ситуацию с запасами газа в Туркменистане не прояснил даже их аудит, проведенный в 2004 году международными сертификационными компаниями «Деколер и Макнотон» (США) и «Гафни Клайн и Ассошиэйтс» (Великобритания), поскольку его результаты до сих пор не опубликованы. Однако на правительственном уровне никто из зарубежных потребителей не выражает сомнения в реальности осуществления обещаемых Ашхабадом поставок.

Планы и реалии
В 1994 году была принята программа «10 лет благополучия», согласно которой Туркменистан уже в 2000 году должен был достигнуть уровня добычи газа в 112 млрд. м3. Но… «жизнь диктует свои суровые законы»: спад в добыче продолжался и программа провалилась. Сокращение добычи было вызвано не столько естественными причинами (старением и истощением месторождений), сколько износом добывающих мощностей и проблемами со сбытом. Так, с марта 1997 по начало 1999 г. поставки газа в страны СНГ практически прекратились. В результате часть газовых скважин была законсервирована и число действующих эксплуатационных скважин сократилось в 5 раз (с 3000 до 622). К 1998 г. уровень добычи составил всего 13,2 млрд. м3, почти сравнявшись с уровнем внутреннего потребления –11,4 млрд. м3. Начиная с 1999 г. ситуация стала постепенно улучшаться, но реальные объемы добываемого газа продолжают постоянно отставать от запланированных.
Развитие газового сектора страны полностью зависит от возможностей экспорта (80% добычи) и платежеспособности внешних потребителей. Согласно стратегии развития нефтегазовой отрасли, к 2010 г. газодобыча должна достигнуть 120 млрд. м3 в год, а экспорт – 100 млрд. м3. Однако, выступая в начале июня 2004 г. на церемонии ввода в действие установки осушки природного газа на компрессорной станции «Дерялык» (север Туркмении), С. Ниязов заявил, что уже в 2007 г. за счет реконструкции существующих и строительства новых газопроводов, а также компрессорных станций экспорт природного газа возрастет до 126 млрд. м3. Увы, реалии по-прежнему не подтверждают «громадье» планов Туркменбаши. Согласно данным Национального института государственной статистики и информации Туркменистана, в 2005 г. экспортировано 45,2 млрд. м3 газа.
Тем не менее Ашхабад легко подписывает экспортные контракты на значительно большие объемы газа, чем реально может продать. Так, последнюю неделю перед визитом 22 января в Москву Туркменбаши провел в интенсивных переговорах с представителями Китая и Турции, предлагая им крупные объемы газа. Все это на фоне «старых» контрактов и обязательств (например, до 2018 г. с Ираном, обеспечение газом – 30 млрд. м3 – Трансафганского газопровода) вызывает большие сомнения в способности Ашхабада выполнить все даваемые им обещания. Приблизительные подсчеты показывают, что суммарные объемы газа по заключенным и предполагаемым контрактам (примерно 3,6 трлн. м3) значительно превышают объемы разведанных запасов (2,86 трлн. м3).
Кроме того, для планируемого экспорта газа Туркменистану не хватает существующих промысловых и транспортных мощностей. По данным ГК «Туркменгаз», имеющиеся мощности по добыче и подготовке газа способны обеспечить поставку не более 80 млрд. м3 газа в год. Сегодня в стране практически нет разведанных и крупных перспективных структур, а значит, нет и оснований для роста газодобычи в планируемых объемах. Проводимые в республике «реформы» в сфере образования и подготовки кадров не позволяют готовить квалифицированных специалистов.
По мнению экспертов, для выполнения амбициозных планов Великого Сердара требуются крупные капиталовложения в газовую отрасль. Руководством страны предполагается, что объем инвестиций в нефтегазовую отрасль в ближайшие 17 лет составит $63 млрд., из которых $25,6 млрд. – прямые иностранные инвестиции. Однако и к этим цифрам следует отнестись скептически: инвестиционный климат не является привлекательным для зарубежных компаний. В частности, в Туркмении практикуют такую форму расчетов, при которой компания выполняет заказ за счет собственных средств, а в качестве оплаты получает газ (вместе с проблемой его сбыта).
В последнее время в Ашхабаде ставка делается на освоение углеводородных ресурсов туркменского сектора Каспийского моря. По данным правительства, потенциал шельфа (на котором пробурено уже более 120 скважин) на глубинах до 7 км составляет 6,2 трлн. м3. На условиях СРП здесь реализуется три проекта с участием иностранных компаний: «Челекен» – оператор Dragon Oil (ОАЭ), «Блок-1» – оператор Petronas Carigali (Малайзия) и «Блок 11/12» – оператор Maersk Olie og Gas (Дания).

В поисках новой трубы
Экспорт туркменского газа осуществляется главным образом по созданным еще в 1967-1986 гг. трубопроводам транзитом через территорию России. (С 1998 г. работает туркмено-иранский газопровод Корпедже-Курткуи, рассчитанный на 8 млрд. м3, но до сих пор ни разу не загружавшийся до этого уровня). По системе «Средняя Азия - Центр» газ республики поступает в Россию, Украину, страны Закавказья и другие рынки. Однако здесь немало проблем. Наряду с тем, что эта магистраль не является транспортной системой, призванной обеспечивать исключительно потребности Туркменистана, ее техническое состояние оставляет желать лучшего.
С целью снижения зависимости от России Ашхабад в течение уже более 10 лет пытается реализовать ряд проектов (Транскаспийский газопровод, Туркменистан-Афганистан-Пакистан, Туркменистан-Иран-Турция-Европа и т.д.) по экспорту своего газа. Однако состояние этих проектов показывает, что вряд ли они воплотятся в жизнь в обозримой перспективе. К примеру, несмотря на готовность Туркменбаши «хоть сейчас начать прокладку газопровода», желающих вложить $2 млрд. в трубу через неспокойный Афганистан как не было, так и нет. Таким образом, объем и направление экспорта туркменского газа будут определяться трубой, идущей через Россию.

«Синица» сжиженного газа
Отсутствие развитой газоэкспортной инфраструктуры заставляет Туркменистан активно искать новые пути решения экспортных проблем. Одним из них становится увеличение производства сжиженного газа. Так, если в 2001 г. в республике было произведено 111 тыс. тонн сжиженного газа, то в 2002 г. – около 196 тыс. тонн, а в 2003 г. - уже 292 тыс. тонн. Суммарные мощности всех производств по выпуску сжиженных газов к 2005 г. должны достигнуть (по разным данным) от 500 до 700 тыс. тонн.
Поскольку внутреннее потребление СПГ незначительно (около 20 тыс. тонн), то почти весь производимый объем экспортируется, главным образом, в Афганистан, Пакистан и Иран. Отправка СПГ производится цистернами по железной дороге с трех терминалов, расположенных в Туркменбаши, Серахсе и Серхетабаде (бывшая Кушка). Все терминалы построены иранской компанией Pars Energy за свой счет. В порту Киянлы компанией вводится в строй рассчитанный на перевалку до 1,2 млн. тонн СПГ в год терминал общей стоимостью $22,9 млн. Возврат инвестиций и компенсация расходов подрядчика производятся поставками СПГ в Иран.
К работам по строительству и модернизации перерабатывающих мощностей в Туркменистане проявляют интерес и другие иностранные компании (из Италии, Канады, Германии, Турции). И это понятно. Проекты производства СПГ доказали низкие риски и обещают высокие прибыли инвесторам, желающим воспользоваться ростом мирового спроса на него. Таким образом, в Туркмении идет изменение приоритета в пользу производства и продажи СПГ. «Если обычный природный газ мы продаем по $42-43 за тысячу кубометров, то сжиженный газ – по 120-145», – заявил президент С. Ниязов в одном из своих выступлений.
План развития туркменского ТЭК предусматривает в дополнение к имеющимся мощностям строительство к 2010 г. не менее 20 малых и средних заводов по сжижению газа производительностью по 50-70 тыс. тонн каждый. Однако реализация этих планов в значительной мере зависит от роста спроса на него в Афганистане, Иране и Пакистане.

Туманные перспективы
Анализ «Национальной программы президента Туркменистана Сапармурата Туркменбаши – стратегия социально-экономических преобразований в Туркменистане на период до 2010 года» показывает, что указанные в ней стратегические направления развития энергетического сектора - это зачастую не имеющие реальной основы амбициозные проекты. Планируется реализация огромных объемов газа, но происходит это без учета возможностей освоения новых месторождений, без поддержки действующей инфраструктуры и магистральных газопроводов. Можно предположить, что данная Программа, обещая благоприятный инвестиционный климат западным инвесторам, ставит своей задачей максимальное привлечение в энергетический сектор их капиталов и предназначена для внешнего пользователя.
Безусловно, при значительном притоке в страну иностранных инвестиций, стабильном выходе на внешние рынки, достижении согласия по правовому статусу Каспийского моря, гибкой ценовой политике и выполнении других условий рассматривать все плановые наметки как невыполнимые было бы некорректно. Однако ситуация, существующая в ТЭК республики, не может обеспечивать декларируемые официальные темпы экономического роста: 1998 г. –7%, 1999 г. – 16%, 2001 г. –17,6%, 2002 г. – 21,2% и т.д. В частности, по мнению экспертов ЕБРР, рост добычи газа (а это 30% ВВП) в 2002 г. составил только 4%, а его экспорта – 5,7%. Производство другого экспортного товара – хлопка – снизилось на 56%. В целом рост ВВП Туркменистана в 2002 г. ЕБРР оценивается лишь в 5,1%, в 2003 г. – 5,3%. Существует и такой, не афишируемый официальным Ашхабадом фактор, как контроль почти всей экономики республики (за исключением газового сектора) турецким капиталом.
Не следует забывать и о том, что Туркменистан – не единственная страна в Центральной Азии, которая хотела бы увеличить производство и экспорт газа. И Астана, и Ташкент уже неоднократно заявляли, что объемы транзита газа через их территорию будут зависеть от собственных экспортных планов этих государств. (Казахстан и Узбекистан к 2010 г. планируют поставлять на внешние рынки почти по 20 млрд. м3). Это ограничивает возможности использования магистрали Средняя Азия – Центр для увеличения объемов экспорта из Туркменистана.
Таким образом, воплотить в реальность то, что написано на бумаге, Туркменистану будет очень непросто и перспективы развития газовой отрасли Туркменистана можно оценивать как весьма туманные. По мнению некоторых экспертов, ограниченные возможности наращивания производства газа из-за ограниченности рынков сбыта сконцентрируют внимание Ашхабада на проектах добычи, переработки и экспорта жидких углеводородов. В результате Туркменистан из экспортера значительных объемов газа все больше будет превращаться в поставщика возрастающих партий нефтепродуктов, нефтехимии, сжиженного газа и конденсата.

Оставить комментарий

Антресоли

"Богатство недр Каспия - дело прикаспийских государств" "Богатство недр Каспия - дело прикаспийских государств"
Редакция Exclusive
Работники тыла Работники тыла
Редакция Exclusive
Слияния и поглощения Слияния и поглощения
Редакция Exclusive
"В Казахстане вполне могли бы разместиться 3-5 автосборочных предприятий" "В Казахстане вполне могли бы разместиться 3-5 автосборочных предприятий"
Редакция Exclusive
Ипотека - норма жизни Ипотека - норма жизни
Редакция Exclusive
Задание на завтра Задание на завтра
Редакция Exclusive
Экономика независимого Казахстана Экономика независимого Казахстана
Редакция Exclusive
BMW: Мировое господство BMW: Мировое господство
Редакция Exclusive
Развивается Казахстан, развивается Астана, развивается "Астана-Финанс" Развивается Казахстан, развивается Астана, развивается "Астана-Финанс"
Редакция Exclusive
Новые назначения Новые назначения
Редакция Exclusive
Правительство Казахстана: заметки постороннего Правительство Казахстана: заметки постороннего
Редакция Exclusive
Чего ждет бизнес от политики Чего ждет бизнес от политики
Редакция Exclusive
Мы искренни в своих заблуждениях Мы искренни в своих заблуждениях
Редакция Exclusive
Имитация или необходимость? Имитация или необходимость?
Редакция Exclusive
Проклятые короли Проклятые короли
Редакция Exclusive
Зерна кофейные, высший сорт. Ручной выделки... Зерна кофейные, высший сорт. Ручной выделки...
Редакция Exclusive
Китай и Центральная Азия Китай и Центральная Азия
Редакция Exclusive
Борис Румер, 
ГАРВАРДСКИЙ УНИВЕРСИТЕТ, ЦЕНТР РОССИЙСКИХ И ЕВРАЗИЙСКИХ ИССЛЕДОВАНИЙ: Борис Румер, ГАРВАРДСКИЙ УНИВЕРСИТЕТ, ЦЕНТР РОССИЙСКИХ И ЕВРАЗИЙСКИХ ИССЛЕДОВАНИЙ:
Редакция Exclusive
Вырвавшиеся вперед Вырвавшиеся вперед
Редакция Exclusive
Брачные контракты: что, где, зачем? Брачные контракты: что, где, зачем?
Редакция Exclusive
Бизнес на одиноких сердцах Бизнес на одиноких сердцах
Редакция Exclusive
Business Guide Business Guide
Редакция Exclusive
Смотрите, кто пришел Смотрите, кто пришел
Редакция Exclusive
Дом для Багиры и Алсу Дом для Багиры и Алсу
Редакция Exclusive
Бизнес нашего шоу Бизнес нашего шоу
Редакция Exclusive
Интервью с наследным пиром исмаилитов Афганистана кандидатом в депутаты парламента г-ном Саидом Мансуром Надери Интервью с наследным пиром исмаилитов Афганистана кандидатом в депутаты парламента г-ном Саидом Мансуром Надери
Редакция Exclusive
Властелин горы Властелин горы
Редакция Exclusive
Уроки Второй мировой – к чему могут привести иллюзии элит Уроки Второй мировой – к чему могут привести иллюзии элит
Редакция Exclusive
Климатические колебания Климатические колебания
Редакция Exclusive
Маркетинг на службе у религии Маркетинг на службе у религии
Редакция Exclusive
Для всех, да не у всех Для всех, да не у всех
Редакция Exclusive
Business Guide Business Guide
Редакция Exclusive
Промышленность 2005: новый передел Промышленность 2005: новый передел
Редакция Exclusive
Годовой баланс Годовой баланс
Редакция Exclusive
Страницы:1 2 3 4 5 6 ... 33