среда, 16 октября 2019
,
USD/KZT: 383.34 EUR/KZT: 431.45 RUR/KZT: 5.89
Экс-главу Союза фермеров Казахстана осудили за изнасилование Божко: «мне что-то добавить очень сложно» 93% компаний Казахстана сталкиваются с киберугрозами Банки рефинансировали займы на сумму около 215 млрд. тенге Эрдоган против перемирия с сирийскими курдами Токаев о будущем Казахстана Конфуз с российским гимном Майлыбаева раньше срока не выпустят В Казахстане обсудят зарплаты с китайцами Назарбаеву дали новый орден Казахи из Китая просят политубежища в Казахстане Кто в стране самый заядлый шопоголик? Ануар Нурпеисов: «если я не могу выбрать президента, я могу выбрать страну, в которой я хочу жить» Таджикская власть признала оппозиционеров террористами Константина Сыроежкина лишили казахстанского гражданства На выборах президента сэкономили В Алматы обсудили эко-проблемы стран Центральной Азии Что сказал Тайжан на встрече с Токаевым? Две трети машин в Казахстане старше 10 лет Тайфун «Хагибис» в Японии: 45 погибших, сотни раненых и миллионы эвакуированных Помощь малому бизнесу за год сократилась на четверть Еще одна жертва Арыси 70 процентов таджиков живут за счет денег из-за границы Премьер – президентам пример Бишимбаев вышел на свободу

Вчера по три. Вчера по три.

Ярослав Разумов

Каковы причины роста инфляции в Казахстане? Насколько сильна в этом росте  «внешняя» составляющая? Могли ли правительство и Национальный банк влиять на эти процессы загодя и что нужно делать теперь? «Эксклюзив» задал эти вопросы нескольким известным казахстанским экономистам, предложив им дать ответы на них в форме монолога. Приводим их ответы без каких-либо правок и сокращений.

Булат Хусаинов, ведущий научный сотрудник Института экономики МОН:
– Конечно, не только РК столкнулась с ростом цен на потребительском рынке, в частности, на продукты питания; это происходит во всех государствах СНГ. Но истинные причины инфляции кроются не в денежной сфере, не в монетарных факторах, а в производственной структуре нашей экономики, в ее технологической отсталости и самое главное – в отсутствии конкуренции, в крайней монополизированности.
Вот смотрите – показатель инфляции идентичен «средней температуре» по больнице. В Великобритании и России даже выпустили специальные калькуляторы, по которым каждый может считать свою собственную инфляцию. Но инфляция, которую измеряют с помощью индекса потребительских цен, не отражает стоимости жизни.
Почему происходит то, что мы сейчас наблюдаем? Приведу статистику. Если взять цены на потребительские товары и услуги в Казахстане с 1995 года, то их индекс вырос в 2,3 раза на конец 2006 года. Инфляция имеет три составляющие – продовольственные, непродовольственные товары и платные услуги населению. Вот третий компонент за это время увеличился в шесть с лишним раз. Во многом это происходит потому, что в нашей экономике сложилась такая практика, когда потребитель часто платит за еще не оказанные ему услуги. Вот один пример, близкий сегодня уже, наверное, почти всем – услуги мобильной связи. Там есть такая вещь, как пошаговая оплата, и таких примеров можно привести массу. И если каждый день один только абонент мобильной связи в республике платит один доллар за этот «шаг», который не был сделан, а в Казахстане миллионов пять абонентов, то, посчитайте, какой это объем денег, взятых с потребителей за не оказанные ему услуги. И подобное происходит во многих сферах и будет происходить, пока не появится достаточное количество конкурирующих между собой компаний-операторов.   
Те показатели инфляции, про которые мы слышим, не учитывают роста цен на землю и на жилье на первичном и вторичном рынке. Если брать официальную статистику, то в 2006 году цена земли по сравнению с предшествующим годом по республике увеличилась на 300%, а в Алматы - на 500%. Цена новых квартир выросла в 1,6 – 1,7 раза.  Мне кажется, надо считать не инфляцию, а стоимость жизни с помощью соответствующего индекса. В прошлом году при помощи наших коллег-статистиков мы в самом первом приближении посчитали рост стоимости жизни в Казахстане. И вот, по самым заниженным оценкам, которые мы сделали, придавая более низкие веса ценам на землю и на квартиры, в 2006 году реальная стоимость жизни в целом по республике возросла в 1,5 раза, а в Алматы - в 1,75 раза. Это  с учетом фактора изменения цен на недвижимость, которые в инфляции, измеряемой с помощью изменения индекса потребительских цен (это методология Международного валютного фонда), «не сидят».
Что касается конкретной ситуации, которая складывается у нас. Конечно, больше всего беспокоит народ - цены на хлеб. Мы - страна, не импортирующая зерно и являющаяся нетто-экспортером, производящая его значительно больше потребностей. Если сбор урожая достигает 22 млн. тонн, то объем внутреннего потребления по стране составляет 4 млн., это с учетом резерва семенного фонда и т.п. Поэтому аргументы официальных лиц о том, что цена на хлеб у нас растет из-за того, что мировые цены растут, они, мягко говоря, некорректны. Ссылки на мировые цены и сокращение мировых запасов зерна – для наивных. Конечно, стоимость производства продукции у хлебопеков несколько возросла в силу увеличения тарифов, но рост цен на хлеб был связан не только с этим. Кто-то умудрился убрать хлеб из перечня тех продуктов, цены на которые регулируются государством. По идее, за это люди, сделавшие это, должны понести наказание.
Что касается остальных продуктов питания, то рост цен на них вызван тем, что мы очень многое завозим извне. Но предыстория этого повышения была другой. Помните, в августе был резкий всплеск валютного курса? Тогда же были введены новые таможенные правила на импорт товаров, услуг и валюты, по которым требуется экспортная декларация страны-отправителя груза. Все это, конечно, глупость. И тогда значительный объем валюты четырех крупнейших банков в течение трех или четырех дней был задержан на границе. И курс стал скакать, ажиотаж начался. Это все автоматически привело к повышению цен, достаточно было зайти на Зеленый базар.
Правительство просто не контролирует ситуацию из-за своего непрофессионализма. Чтобы отслеживать ситуацию на мировом рынке зерна, достаточно одного сотрудника научно-исследовательского центра. Ведь мировое снижение запасов зерна не произошло в один день, к этому шло несколько месяцев. Это нужно было отслеживать и принимать соответствующие меры. Но, похоже, что этим никто не занимается, судя по итоговому развитию ситуации.     
Что теперь можно сделать? Создавать конкурентную среду, сокращать импорт продовольственных товаров. Существует так называемое пороговое значение импорта – если объем импорта по той или иной позиции превышает 30% в общем объеме потребления. Мы давно перешли этот порог…
Хронологически наложились ипотечный кризис в Америке, абсолютно бездарное решение таможенных властей, которое привело к задержке поступления наличной валюты на рынок. 
Мы создали искусственную экономику, которая не подчиняется классическим, неоклассическим теориям экономической науки.

Валерий Марков, независимый экономист:
- Вся беда заключается в том, что мы не научились использовать «кривые» соотношения спроса и предложения. На их пересечении и устанавливается равновесная цена. То есть  соответствующая предложению.
Всплеск инфляции сейчас поразил и Казахстан, и Россию. И сказать, что это было привнесено в наши страны какими-то внешними условиями, типа роста цен на зерно, нельзя. Да, рост цен на зерно теоретически можно связать с мировыми процессами, но, когда резко дорожают овощи на внутреннем рынке, это уже результат действия каких-то иных, внутренних, процессов. Это наш внутренний фактор.
Возможно, что правительство право – в этом виноваты посредники. Но, простите, а куда смотрело правительство – почему они появились и стали такими экономически влиятельными? Значит, существовали  условия, при которых они могли не только появиться, но и начать «жировать». 
Что касается других фактов, то здесь тоже много вопросов. Возьмем ситуацию на хлебном рынке. Как можно в год рекордного урожая, в 22 млн. тонн, пусть даже в «чистом» весе это будет 18 млн. тонн, допускать такой рост цен на хлеб на внутреннем рынке?
Давайте вспомним такой момент из недавней нашей истории, когда наши нефтеперерабатывающие заводы стояли из-за недостатка сырья. История повторяется, и она никого ничему не научила. Тогда министр энергетики г-н Школьник начал «договариваться», а проще говоря, «выкручивать руки» инвесторам, чтобы они все же поставляли нефть на внутреннюю переработку. Тогда мы ту проблему  худо-бедно решили, хотя и не совсем по-рыночному. Кстати, похожая ситуация была в 1990-х по хлопку. Но то же происходит и сейчас. И все это скидывают на областных  акимов. А вполне очевидно, что те не могут действовать экономическими методами  и действуют, используя свой административный ресурс.   
В Костанайской области стоимость 1 литра подсолнечного масла доходит до 600 тенге. Это  результат засеивания площадей рапсом вместо подсолнечника, что вызвано спросом на рапс в виду моды на производство биотоплива, которое пытаются делать из рапса. Очевидно, что экономическое нововведение в виде проектов по производству биоэтанола не было системно просчитано. Вот результат.  
И там же, в Костанае, из магазинов исчезли соль и сахар. Это  признак  начинающейся паники на потребительском рыке.
Если говорить о вкладе в нашу внутреннюю инфляцию внешних факторов, то не все можно объяснить ими. И даже если с зерном все более или менее ясно, то  почему так подорожали  в Алматы овощи? Ведь за последний год это рост в несколько раз. Здесь кроме внешней составляющей есть и внутренняя. И она - в непродуманной загодя политике правительства и Национального  банка.
В первую очередь необходима соответствующая политика Нацбанка. Вспомним – каждый год он и правительство заключали соглашение о согласованной политике в области сдерживания инфляции. Было ли такое соглашение в этом году? Я не слышал об этом. В любом случае необходима согласованная работа между ними.
Россия собирается вводить экспортные пошлины на зерно. Это не самая рыночная мера, но в свое время мы предлагали такие же меры для нефти, чтобы обеспечить загрузку наших НПЗ. И в России тогда эту проблему также решили.
Вообще надо отметить, что сложившаяся ситуация с ростом цен обнажает в очередной раз серьезную проблему:  крайний дефицит, если не хуже, квалифицированного и системного экономического анализа. Вроде бы столько народу отучилось в ведущих университетах США и Европы, а вот предусмотреть элементарные вещи, динамику цен на хлеб на внутреннем рынке в связи с мировыми процессами не удосужились.

Меруерт Махмутова, директор Центра анализа общественных проблем:
- Правительство Казахстана гордится тем, что ЕС и США признали Казахстан страной с рыночной экономикой. Но практически у нас не работают нормальные рыночные механизмы.  Причины роста нынешней инфляции были заложены давно. Для удержания инфляции в последние годы в коридоре 5-7% правительством  принимались меры по ее сдерживанию, что объяснялось политической необходимостью.
В 2005 г. были президентские выборы. В этой связи фактические государственные расходы превысили первоначально запланированный уровень на 45%. Но правительством был объявлен мораторий на тарифы естественных монополий,  для недопущения роста цен на овощи формировались продовольственные поезда из стран Средней Азии. Каждый аким должен был контролировать цены на вверенных ему территориях.
В 2006 г. необходимость удерживать инфляцию административными методами отпала, поэтому росли практически все тарифы на услуги жилищно-коммунального хозяйства. В результате инфляция выросла до 8,6%  в среднем за год. 
Сейчас все мы являемся свидетелями событий последних двух месяцев, которые ведут к раскручиванию инфляции: по итогам 2000 г. инфляция может достигнуть 12%.  Растут все составляющие инфляции – цены на продовольственные, непродовольственные товары и на услуги.
Насколько это обоснованно? Вот конкретный пример:  в этом году у нас уже в два раза выросли тарифы на электроэнергию. После этого президент предупреждает, что она будет расти и дальше. Власти объясняют это тем, что в электроэнергетике высок износ основных фондов, и это требует инвестиций для их обновления. Но это было ясно и  10 лет назад!
В начале 90-х объявлялось, что все объекты электроэнергетики не будут приватизироваться в силу особой стратегической значимости. В 1997 г. об этих обещаниях забыли. Так, вся энергосистема Алматы (8 объектов) была продана за 5 млн. долларов при оценочной стоимости в то время ее в 300 млн. Но приватизация  в электроэнергетике была проведена при условии, что новый собственник будет инвестировать в возобновление основных фондов. К сожалению, складывается впечатление, что все об этом забыли.
Сейчас следует обратиться к обещаниям инвесторов в энергетической сфере, в какой мере они выполняли свои обязательства? Сегодня правительство нас уверяет, что нет денег на инвестирование в обновление мощностей; но где вы были 10 лет назад, когда подписывали все эти контракты? Кто осуществляет мониторинг выполнения обязательств? А теперь на потребителя хотят возложить ответственность за инвестирование средств в электроэнергетику. Да, не секрет, что износ фондов очень высок, но нужен серьезный контроль инвестиционных обязательств тех, кто в свое время приватизировал эти объекты. Каковы были эти обязательства и насколько они были реализованы – пусть проверит правительство. Потому что именно рост цен на электроэнергию является катализатором для роста цен на все другие товары и услуги.   
То же самое по ГСМ:  каждый сезон у нас идет рост цен на них. И какой сектор ни возьми, у нас не рынок регулировал внутренние цены, а правительство пыталось это делать железной рукой, исходя из сиюминутной политической целесообразности. Но сейчас этот ресурс исчерпан, и правительство теперь пытается повернуться лицом к рынку, сказав:  «Все, пусть теперь за все платит потребитель, и рыночная цена устанавливается на основе спроса и предложения». 
Правительство совсем не занималось экономической политикой, увлекшись игрой в политику (вспомните повальное вступление министров в «Нур Отан»). Анализ экономической политики последних лет показывает, что все действия правительства были неадекватны. Создание «Казыны», «Самрука», раздувание государственных расходов на их содержание,  финансирование «Казыной» мифических проектов, отдачу от которых никто не гарантирует, внесли свой вклад в раскручивание инфляции. К сожалению, высокие цены на нефть давали возможность рапортовать об «успехах», хотя проблемы накапливались. Правительство не в состоянии реально прогнозировать практически ни один макро-индикатор: ВВП (отклонение факта от реальности ежегодно превышает 1 трлн. тенге), госдоходы и расходы, инфляцию и др.  Парламент, который бы должен вносить свою лепту в систему сдержек и противовесов в системе власти, в нынешнем виде не способен на контроль действий правительства. 
Сейчас все предложения нашей власти напоминают действия слона в посудной лавке. Например, правительство обещает поддержать и банки, и строительные компании, и те компании, которые успели выпустить IPO.  Президент приказал за счет государственных средств выкупать акции казахстанских предприятий на международных рынках. Почему? Никто не обсуждает целесообразность таких действий и их долгосрочный эффект. А что же делать, если они и дальше будут падать в цене? Бизнес есть бизнес, и если бизнесмены будут уверены, что им «подставят костыли», никто не станет принимать взвешенные решения.
Чтобы сейчас подойти к какому-то контролю инфляции, нужно проанализировать все ее составляющие. Соотношение внешних и внутренних факторов роста инфляции примерно 50% на 50%. Соотношение монетарных и немонетарных факторов инфляции также вызывает много вопросов.
Помните, как предыдущий премьер-министр упрекал Нацбанк за монетарные факторы инфляции. Но специфика нашей экономики такова, что, если Национальный банк в очередной раз повышает ставку рефинансирования, на деле это не оказывает прямого влияния на объем денежной массы в экономике. Как известно, значительный приток валюты в последние годы был вызван экспортом сырья и заимствованием банков и компаний на международных рынках капитала.
Этот приток валюты стал катализатором инфляции. Так,  заимствования  банками средств из-за рубежа позволяли наращивать объемы кредитования, что привело к росту спроса домашних хозяйств. Это переместило рост в «неторгуемые» сектора. Поддержание экономического роста было достигнуто за счет повышения роли защищенных от конкуренции с импортом отраслей: торговли, строительства, услуг.  О том, что следует осторожно относиться к заимствованиям частного сектора, так как это способствует раскручиванию инфляционной спирали, мы предупреждали еще два года назад. В свое время именно неконтролируемый  рост займов частного сектора в странах АТР спровоцировал азиатский кризис 1997 г.   С другой стороны, правительство, пытаясь сделать Нацбанк ответственным за инфляцию, само «раздувало» государственные расходы.
Составляющих в росте инфляции много; к сожалению, так сложилось, что правительство имеет лишь одну точку зрения на эти процессы, не стараясь аккумулировать мнения разных экспертов. А граждане, общество в целом задумывается над этими вопросами только тогда, когда это ударяет по конкретным интересам: растут цены на хлеб и другие насущные товары.

Оставить комментарий

Антресоли

Russian gambit Russian gambit
Редакция Exclusive
02.10.2007 - 14:27
Армия союзников Армия союзников
Редакция Exclusive
01.10.2007 - 14:37
Медленно и печально Медленно и печально
Редакция Exclusive
01.10.2007 - 13:49
Российский гамбит Российский гамбит
Редакция Exclusive
01.10.2007 - 13:38
Страницы:1 2 3 4 5 6 ... 33