среда, 16 октября 2019
,
USD/KZT: 383.34 EUR/KZT: 431.45 RUR/KZT: 5.89
Экс-главу Союза фермеров Казахстана осудили за изнасилование Божко: «мне что-то добавить очень сложно» 93% компаний Казахстана сталкиваются с киберугрозами Банки рефинансировали займы на сумму около 215 млрд. тенге Эрдоган против перемирия с сирийскими курдами Токаев о будущем Казахстана Конфуз с российским гимном Майлыбаева раньше срока не выпустят В Казахстане обсудят зарплаты с китайцами Назарбаеву дали новый орден Казахи из Китая просят политубежища в Казахстане Кто в стране самый заядлый шопоголик? Ануар Нурпеисов: «если я не могу выбрать президента, я могу выбрать страну, в которой я хочу жить» Таджикская власть признала оппозиционеров террористами Константина Сыроежкина лишили казахстанского гражданства На выборах президента сэкономили В Алматы обсудили эко-проблемы стран Центральной Азии Что сказал Тайжан на встрече с Токаевым? Две трети машин в Казахстане старше 10 лет Тайфун «Хагибис» в Японии: 45 погибших, сотни раненых и миллионы эвакуированных Помощь малому бизнесу за год сократилась на четверть Еще одна жертва Арыси 70 процентов таджиков живут за счет денег из-за границы Премьер – президентам пример Бишимбаев вышел на свободу

Мы все в одной лодке

Елена Дудка, фото Адиля Садыкова

26-27 сентября состоялась VIII Алматинская межбанковская конференция, которая традиционно проводится под эгидой Банка ТуранАлем. Одной из ее главных тем было официально заявлено обсуждение инициативы президента Назарбаева по созданию Евразийского клуба банкиров. Однако идею поддержали очень быстро и единогласно и, не вдаваясь в технические подробности ее реализации, перешли к самым чувствительным на сегодняшний день вопросам. А именно к оценке текущей ситуации на финансовых рынках и прогнозам ее развития.

Финансовый мир замер в ожидании годовых отчетов. И в Америке, и в Европе, и в Казахстане все хотят знать – какие потери понесли банки и компании в ходе нынешнего кризиса. А поскольку аудированные годовые отчеты станут доступны общественности не раньше марта, сейчас идет в основном теоретический спор между банками, которые утверждают, что у них все хорошо, и теми, кто в этом сомневается.
Нельзя сказать, чтобы кризис (или корректировка рынка, как угодно) кому-то открыл глаза на что-то новое. Но точно дал повод взглянуть под новым углом на уже давно известные проблемы. Один из таких ракурсов – это взаимодействие государства и финансовых коммерческих структур в условиях  нестабильности. На конференции эта тема так или иначе звучала почти во всех докладах. Никто не выразил сомнений по поводу того, что государство в сложной ситуации должно поддерживать банки второго уровня. Но не было единого мнения - как, из каких средств, в каком объеме, в каких именно случаях?
Банки считают, что в деле поддержки передового сектора отечественной экономики мелочиться не надо. Нацфонд, пенсионные активы, бюджетные деньги, резервные счета Национального банка - все для фронта, все для победы! Вот что сказал в своем выступлении председатель совета директоров БТА Мухтар Аблязов:
- У БТА на резервных счетах в Нацбанке лежит 160 млрд. тенге - почти $1,5 млрд. Это те средства, которые банк зарезервировал в соответствии с требованиями регулирующих органов, призванными ограничить наши заимствования из-за рубежа. Всего на резервных счетах банков находятся порядка $5 млрд. Эти деньги сегодня не работают.  Даже если половину из них «разморозить», то около $2-3 млрд. сразу вольются в экономику страны.
Более $3 млрд. размещено пенсионными фондами в государственные ценные бумаги. В бюджете сейчас профицит, поэтому эти средства тоже являются дополнительным резервом. Сейчас пенсионные фонды могут размещать на счетах в отечественных финансовых институтах не более 10% своих активов. Если эти ограничения расширить, сделать лимит не 10%, а, например, 30%, то в течение двух месяцев еще как минимум $2 млрд. вольются в экономику. Не в госбюджет, где избыток средств, а в реальную экономику.
Только этих двух мероприятий достаточно, чтобы улучшить ситуацию с ликвидностью. Центробанк Европы за несколько недель кризиса выделил свыше $500 млрд. для поддержания ликвидности европейской банковской системы. Если бы у нас были проведены аналогичные меры, то это сказалось бы на всех, в том числе и на строительной отрасли. Но наши регулирующие органы более консервативны на этот счет. Некоторые меры предпринимаются – с октября будут введены новые нормативы. Но в экономику от этого вольется только $1 млрд., а не $5 млрд., как если бы были приняты те меры, которые мы предлагаем.
Руководителя холдинга поддержал и другой представитель группы БТА - Анатолий Погорелов. Он выразил недоумение по поводу того, что государство накопило огромные резервы – порядка $40 млрд. и вместо того, чтобы использовать их на благо собственной экономики, вкладывает  их в американские ценные бумаги. «Эти деньги попадают в американские инвестиционные банки, а потом опять приходят в Казахстан через евробонды и синдицированные займы, но уже гораздо дороже. Получается, что международное сообщество нам верит и дает деньги, а родное государство не верит и не дает».  По мнению г-на Погорелова, государство вполне могло бы на одобренных международным рынком условиях предоставлять эти деньги банкам на выкуп зарубежных кредитов хотя бы в рамках каких-то лимитов. «Это позволит стабилизировать ситуацию в стране и спокойно пережить финансовый кризис, который на сегодняшний день только разгорается. Да и государство заработает на этих деньгах», - сказал представитель БТА.
Три крупнейшие мировые рейтинговые агентства, представленные на конференции, – Standard&Poor’s, Moody’s и Fitch - также подчеркнули, что готовность и способность государства поддерживать банки является одним из самых важных положительных факторов, влияющих на уровень их рейтингов. На вопрос «Эксклюзива» о том, в чем должна заключаться поддержка, готовность государства к которой так высоко ценится экспертами, представитель агентства Moody’s г-н Хейнсворт ответил, что в Казахстане такая поддержка уже оказывается. И не только материальная. Важно, чтобы власти поддержали банки эмоционально, «чтобы у людей не появилось впечатления, что что-то плохо».
Председатель правления БТА Роман Солодченко тоже выразился в том смысле, что доброе слово и кошке приятно. «Под поддержкой правительства мы понимаем то, что уже происходит. Те же выступления г-на Сайденова – это уже поддержка правительства. Когда Нацбанк встает и говорит – что бы ни случилось с нашими банками, мы  их поддержим. На сегодняшний день банки не претендуют на средства правительства и ни в коем случае на средства Национального фонда. У Нацбанка сейчас и так достаточно инструментов для поддержания стабильности финансовой системы».
В общем, по итогам конференции осталось некоторое недопонимание – на что же в конце концов претендуют банки? На пенсионные активы, резервные счета и средства Нацфонда? Или на авторитетное слово и стандартные инструменты Нацбанка? По-видимому, и на то, и на другое.
На наш вопрос по поводу правомерности использования денег налогоплательщиков для покрытия предвиденных, давно всем очевидных рисков БВУ, обиделись и банки, и некоторые представители рейтинговых агентств. Например, г-н Хейнсворт ответил, что «если система, состоящая из банков и государства, путем обсуждения приняла решение развиваться в стране и на внешнем рынке, то в этом уже заложен риск для налогоплательщиков. Но в этом есть и выгода для страны и для налогоплательщиков в том числе. Это намеренный, обсужденный план, нацеленный на то, чтобы улучшать состояние граждан». 
«Самая опасная позиция, - добавил г-н Солодченко, - когда наши клиенты и журналисты пытаются противопоставить банки всем остальным гражданам, налогоплательщикам. Мы все в одной лодке. Если будет плохо налогоплательщикам, то будет плохо и банкам. А если будет плохо банкам, то налогоплательщики от этого, поверьте, не выиграют. Чем меньше будет таких противопоставлений, тем скорее нам удастся выбраться из этой ситуации».
О том, что банки сами забрались в эту ситуацию, несмотря на все предостережения и ограничения со стороны государства в лице АФН, Нацбанка и правительства (а вовсе не путем обсуждения с ними), тоже немало говорилось на конференции. И еще больше о том - послужит ли им сегодняшний кризис-lights хорошим уроком на будущее.  Или станет лишь небольшой временной задержкой на пути дальнейшего гиперроста. Этому, в частности, была посвящена большая часть выступления аналитика агентства Standard&Poor’s Екатерины Трофимовой:
«Что касается использования государственных резервов, то, на мой взгляд, акценты в этом вопросе смещены в не совсем здоровую сторону. Это средства налогоплательщиков, предназначенные для поддержания будущих поколений в форс-мажорных ситуациях. Это не те средства, которые должны способствовать продолжению развития высоких темпов банковской системы. В данных условиях есть более важный вопрос - необходимость проведения структурных реформ в банковской системе Казахстана.
Если коротко, то они должны быть направлены на ограничение того феноменального и, с нашей точки зрения, нездорового роста, который наблюдался в казахстанской банковской системе в последние несколько лет и который, по нашим прогнозам, может возобновиться после периода стабилизации. На ребалансирование и диверсификацию структуры фондирования и структуры активов. На раскрытие собственности (в Казахстане прогресс в этой области один из самых небыстрых) и повышение требований к капитализации (парадоксально, но требования по капиталу в РК одни из самых нежестких)».
Противником использования средств Нацфонда для поддержания банковской ликвидности (сейчас или в будущем) является и руководитель ФУР «Казына» Кайрат Келимбетов. По его словам, у правительства и Национального банка есть общая идеология – средства Нацфонда не размораживать. Зато главный стратег развития совсем не против использования накопленных миллиардов для диверсификации экономики. Через институты развития, разумеется. 
«К концу 2007 года в Нацфонде будет аккумулировано около $20 млрд. Этого уже достаточно для выполнения стабилизационных функций в случае шоков для бюджета. К 2010 году названная цифра может удвоиться, и эти средства можно использовать для решения приоритетных задач, -сказал г-н Келимбетов. - Я считаю, что самый большой риск для экономики Казахстана в долгосрочной перспективе – это остаться сырьевой страной. Поэтому средства Национального фонда могут и должны использоваться для диверсификации экономики».
Вместо государственного НЗ «Казына» предлагает банкам «перспективные направления сотрудничества в условиях дефицита ликвидности»:
1. Финансирование институтами развития тех инвестиционных проектов, которые уже были одобрены кредитными комитетами банков, но на которые у банков сейчас не хватает средств. Будет разработан особый порядок рассмотрения таких проектов в БРК.
2. Передача имеющихся у банков инвестпроектов в обрабатывающей сфере на рефинансирование в БРК.   Последний заинтересован в финансировании проектов на срок не менее 7 лет и в размере свыше $20 млн. Проекты должны быть квалифицированы банками как стандартные и не предполагать создание провизий по ним.
3. Через Фонд развития малого предпринимательства запускается программа обусловленного размещения средств для кредитования малого и среднего бизнеса через коммерческие банки. Основными параметрами данной программы будут являться либо понижение конечной эффективной ставки для субъектов МСБ, либо определение объема средств, которые банки должны будут выделять на софинансирование программы. Уже с 2008 года ФРМП уйдет с рынка прямого финансирования и полностью сконцентрирует свои ресурсы на новой программе обусловленного размещения. 
Кайрат Келимбетов также согласен с г-жой Трофимовой в том, что главным вопросом на повестке дня сегодня является не вливание денег в банковскую систему, а ее структурное реформирование:
«Сейчас стараются не употреблять слово «кризис», а говорят «коррекция». Однако всем ясно, что в Казахстане есть проблема. Она не в том, что БВУ набрали много иностранных кредитов. А в том, как эти кредиты были использованы. Банки набрали критический уровень риска, связанного с концентрацией кредитного портфеля в очень рискованных и неустойчивых секторах экономики.
Конечно, можно решить проблему, приняв половинчатые меры. Провести коррекцию, не затрагивая тех глубинных причин трудностей, с которыми столкнулись банки. Но без кардинальных изменений в поведении банков это может привести к более серьезному кризису в среднесрочной перспективе.
Мы не говорим о том, что нельзя кредитовать строительство и потребление. Просто необходим сбалансированный портфель, который включал бы в себя все сектора экономики, особенно обрабатывающие отрасли. А для того, чтобы эти отрасли были привлекательны для банков, мы разрабатываем разные механизмы государственно-частного партнерства».
Конечно, двухдневная конференция не ограничилась обсуждением одного только вопроса об отношениях банков и государства. На секционных заседаниях говорили о перспективах дельнейшего развития розничного банкинга, срочных валютных рынков, использовании опыта исламского финансирования, экспансии на зарубежные рынки, о корпоративном управлении и многом другом. В условиях недостатка документальной отчетной информации и для участников конференции, и для журналистов, освещавших этот форум, было очень важно получить экспертные оценки, узнать позиции ключевых фигур, задать вопросы. Все-таки, как было справедливо замечено, в одной лодке плывем, и всем, включая нас, пассажиров, хочется знать – куда.

Оставить комментарий

Антресоли

Любо, но дорого Любо, но дорого
Редакция Exclusive
05.11.2007 - 15:42
Страницы:1 2 3 4 5 6 ... 33