среда, 16 октября 2019
,
USD/KZT: 383.34 EUR/KZT: 431.45 RUR/KZT: 5.89
Конфуз с российским гимном Майлыбаева раньше срока не выпустят В Казахстане обсудят зарплаты с китайцами Назарбаеву дали новый орден Казахи из Китая просят политубежища в Казахстане Кто в стране самый заядлый шопоголик? Ануар Нурпеисов: «если я не могу выбрать президента, я могу выбрать страну, в которой я хочу жить» Таджикская власть признала оппозиционеров террористами Константина Сыроежкина лишили казахстанского гражданства На выборах президента сэкономили В Алматы обсудили эко-проблемы стран Центральной Азии Что сказал Тайжан на встрече с Токаевым? Две трети машин в Казахстане старше 10 лет Тайфун «Хагибис» в Японии: 45 погибших, сотни раненых и миллионы эвакуированных Помощь малому бизнесу за год сократилась на четверть Еще одна жертва Арыси 70 процентов таджиков живут за счет денег из-за границы Премьер – президентам пример Бишимбаев вышел на свободу Перейдем на российское Учителей заставляют читать книги президента Дело Атамбаева продлено до 1 ноября Налоговых поступлений в бюджет стало больше Серик Кудебаев от работы не отстранен КНБ подтвердил приговор Константину Сыроежкину

По эту сторону сети

-  Вы уже ознакомились  с вашим интернет-портретом. Насколько считаете его корректным с точки зрения собственного восприятия и адекватен ли он вашему реальному образу?

- Человек постоянно меняется, меняется его мировоззрение, точка зрения. Это нормально. От того,  что было сказано, отказаться нельзя, да и в большинстве своем  мне отказываться не от чего. Если сравнивать первые интервью, которые я давал 10 лет назад, и те, что я даю сегодня, я могу сказать, что мои принципы не сильно изменились.
Я сознательно пошел в бизнес, потом, по некоторым обстоятельствам,  пошел на государственную службу, где мы с моей командой менеджеров пытались проповедовать и реализовывать теорию свободного рынка. Многое нам удалось, и многого, может быть, мы не добились в силу того, что все-таки очень тяжело в рамках, ограниченных правительством, государством, изменить какую-то устоявшуюся систему. Нам не стыдно за свою работу в  продкорпорации. По возвращению из государственной службы мы стали продолжать начатые ранее проекты: «Астана Моторс», зерновая индустрия, добавили девелоперский бизнес, создали торговые центры. И опять же все это говорит о том, что мы остались проповедниками  и идеологами свободного рынка  и работы в самых конкурентоспособных областях. Зерно, макароны и мука в Казахстане - это самый конкурентный рынок, не нужно никаких лицензий, каждый может производить подобную продукцию. То же самое касается автомобильного рынка, практически нет никаких ограничительных мер со стороны государства, то есть тоже очень конкурентная сфера. Ну и торговые центры. Первыми их строить начали мы, сейчас уже появляется множество центров, строящихся без нашего участия. Мы реализовали свои творческие амбиции, и нам очень понравился этот проект.
 Что касается политики, моя позиция не изменилась: бизнес должен быть вне ее. С каждым днем это становится делать все труднее. Но занимать какую-то крайнюю позицию, поддерживать какую-то партию, считаю не очень правильным для бизнеса. Бизнес должен быть очень устойчивым и независимым, а это возможно только тогда, когда ты не занимаешь чью-то сторону. Во-вторых, бизнесмен отвечает за людей, за  предприятие в целом и может стать уязвимым, если будет иметь какие-либо предпочтения в политике. В этом сложном мире лучше постараться найти равновесие и занять нейтральную позицию в отношении политических проектов. Но гражданскую позицию, конечно, любой бизнесмен должен занимать. У нас она проявляется в том, что мы создаем активный прозрачный бизнес.

- В статье есть ссылка с информацией о том, что вы собираетесь пойти в нефтяной бизнес, это так?

- Да, это так. Мы часто говорили, что работаем только на конкурентных рынках и не  пойдем на рынок минеральных ресурсов. Но мы зашли, потому что на вторичном рынке нам предложили нефтяное месторождение, мы его купили, оно находится на западе страны. Со временем я понял, что этот бизнес не для нас. Конечно, месторождение действует, мы выполняем рабочую программу, добываем нефть, но лично я от этого не получаю ни морального, ни нравственного, никакого иного удовольствия. Когда мы начинали, у нас было какое-то очарование, мы гордились тем, что стали настоящей казахстанской нефтяной компанией с собственным месторождением. Как коммерческий проект, он вполне успешен, но  думаем о его продаже. Наша группа привыкла приносить людям пользу, делать понятные вещи, ощутимые, ощущать все своими руками. Я никогда не был на этом месторождении и не болею им. Многие думают, что зарабатывание  денег -   всегда наслаждение. Но оказалось, что не каждый бизнес, не каждый проект приносит истинное удовольствие. Для нас таким проектом стал нефтяной бизнес. Не буду говорить, что нас «не пустили в трубу». Там все решаемо, и при большом желании можно сделать все.

- Может, дело в том, что он более регулируем государством?

- Конечно, может быть, это тоже одна из причин, но не главная. Просто бизнес этот не очень креативный, не очень созидательный с точки зрения творческого потенциала человека или компании. В нашем случае мы пригласили просто несколько аутсорсинговых компаний для разведки, бурения и продажи добываемой нефти. Единственная наша заслуга - это риски, которые мы несем. Мы, как организаторы бизнеса, взяли деньги, пригласили компании, организовали процессы. Никакого креатива.  Знаем, что лидерами не станем, поэтому и особой мотивации нет. А мы привыкли во всем быть лидерами, будь то макароны, которые  производим больше всех и лучше всех, экспорт зерна, где  работаем от семени до прилавка. В автомобильном рынке больше нас никто не продает, и те бренды, которые мы представляем, являются самыми успешными в Казахстане. То же самое касается Мега-центра, о нем говорят все, его любят люди, он популярен. А в нефтяной отрасли мы себя почувствовали маленькими, неуклюжими. Это просто человеческое разочарование. А все разговоры о непрозрачности, закрытости – это, конечно тоже причины, но не главные, у нас есть ресурсы, чтобы их решить, но делать этого желания нет.

- А как вы относитесь к собственному позиционированию в Интернете, не думали ли о том, чтобы выстраивать репутацию и там? Насколько известно, репутация вашей компании  для вас очень важна, об этом говорит и наш «Рейтинг репутаций», где вы входите в число лидеров, заняв 4-е место, значит, уделяете этому внимание и, может, какие-то средства. В то же время понятно, что многие люди составляют мнение о компании или человеке именно по информации из Интернета, потому что считают их более откровенными из-за сплетен, конъюнктуры, анонимных сведений.

- Я не могу назвать себя ярым интернет-пользователем, пользуюсь только почтой и немного читаю новости информационных агентств. Для меня ново то, что в Интернете есть система поиска информации по фамилии или другим данным человека, в вашем журнале столкнулся с этим первый раз.  Я, конечно, помню все свои интервью и знаю, что они могут быть в электронных версиях, но что их все можно собрать вместе, отсеяв все остальное, я не знал.  Мне это очень интересно. Теперь мне захотелось принять участие в какой-нибудь интернет-дискуссии в режиме он-лайн. Я видел, как это делали главы государств в своем общении с народом, и мне было бы интересно поучаствовать в подобном интернет-форуме, активном, с вопросами и ответами. Все-таки Интернет занимает все больше места в нашем жизненном пространстве, и откинуть его в сторону уже практически невозможно.
А что касается репутации, мы на самом деле иногда очень болезненно относимся ко всякого рода агрессии в нашу сторону, к компроматам. Последнее время участились нападки на нас в оппозиционных изданиях. И это раздражает меня, как человека. Но я понял, что их нужно просто игнорировать. Чем больше ответная реакция, тем активней они продолжают свои выпады. В большинстве своем это просто провокации. И это, наверно, своего рода плата за успех и известность. Оппозиция многих известных людей воспринимает негативно.  Репутация для нас очень важна, мы за ней следим, я считаю и всегда говорю, что репутация - одна из самых важнейших составляющих бизнеса.  И она важна не только для банков, как склонны считать многие, но и для любого бизнеса. Когда вы приходите на рынок и начинаете чем-то заниматься всерьез, вас начинают воспринимать не как угрозу, а как достойного игрока. И когда к тебе адекватно относятся клиенты, партнеры и особенно конкуренты, это и есть репутация, причем хорошая репутация. И когда относятся с уважением и кредитом доверия - это тоже репутация. И она должна проявляться во всем, не только к вам, как компании, но и как к отдельному человеку, бизнесмену, мужчине. Мы не любим, когда нас обливают грязью, и никто не любит. Даже когда в Мега в одном из кафе украли пальто, я был очень расстроен. Теперь везде стоят гардеробные, охрана, дополнительные видеокамеры, что обошлось нам в кругленькую сумму. Вот так мы дорожим своей репутацией. Мы перфектционисты и хотим, чтобы все было идеально. Мы никогда не соглашаемся на второе место, никогда не идем на компромиссы, между качеством и деньгами мы всегда выберем качество.

Оставить комментарий

Антресоли

The source of finance The source of finance
Редакция Exclusive
04.01.2008 - 17:01
Business guide Business guide
Редакция Exclusive
04.01.2008 - 17:01
Parting with a year of pig, Parting with a year of pig,
Редакция Exclusive
04.01.2008 - 16:59
The 2007. Test for strength The 2007. Test for strength
Редакция Exclusive
04.01.2008 - 16:59
Таможня – не барьер Таможня – не барьер
Редакция Exclusive
04.01.2008 - 10:43
Американский грипп Американский грипп
Редакция Exclusive
04.01.2008 - 10:43
An odd cause An odd cause
Редакция Exclusive
03.01.2008 - 15:23
Dariga Nazarbaeva Dariga Nazarbaeva
Редакция Exclusive
03.01.2008 - 15:18
Under carpet bulldogs war Under carpet bulldogs war
Редакция Exclusive
03.01.2008 - 15:12
Страницы:1 2 3 4 5 6 ... 33