вторник, 22 октября 2019
,
USD/KZT: 383.34 EUR/KZT: 431.45 RUR/KZT: 5.89
Абдижамилу Нурпеисову – 95! Почему глава МИД нарушил протокол? Дочь посла Ирана в России: самоубийство или сердечный приступ? Цены на нефть снижаются Казахстанцы скупают евро Токаеву доверяют почти 75% Казахи, просившие убежище, оказались в СИЗО. 600 миллиардов тенге мимо кассы Умеет ли министр образования считать? Талгат Ермегияев: свобода близко? Чили: демонстранты добились своей цели В Шахтинске восстановят пустующие многоэтажки Митинг в Баку Айсултана Назарбаева в Лондоне приговорили к 18 месяцам и штрафу Казахстанцы, в основном, положительно относятся к Золотой Орде. Назарбаев: надо консолидировать общество и элиту вокруг Токаева Назарбаев раскритиковал партию Nur Otan Сколько иностранцев работает в Казахстане легально? Атамбаеву вернут статус экс-президента? Объявлены победители стипендий имени Батырхана Шукенова Saudi Aramco отложила IPO В Казахстане появится новая монета 35 паломников погибли в Саудовской Аравии Брексит: жёсткий выход отменяется? США призывают власти Казахстана улучшить ситуацию с правами человека

Торговые сети VS базары

На прошлой неделе в Алматы прошел юбилейный 10 международный съезд ретейлеров и поставщиков. В нем приняли участие крупнейшие торговые сети Казахстана, России, Украины, Беларуси, Армении, Азербайджана, которые вновь призывали государство установить жесткие правила игры в торговле.

Вопреки тому, что в стране нет министерства торговли (но, возможно, именно поэтому), сегодня в казахстанской торговле занято свыше 1,4 млн. человек, то есть 16% занятого населения. То есть, по сути, сфера торговли в нашей стране – один из самых крупных работодателей. Однако, проблема в том, что подавляющая часть отрасли – в тени. По данным НПП Атамекен, это составляет 26% ВВП или 55 трлн. тенге. Теневой бизнес наиболее представлен в таких сферах, как операции с недвижимостью (70%), транспорт (70%), торговля (48-50%), сельское хозяйство(70%). Таким образом, можно смело сказать, что доля не наблюдаемой экономики составляет около 60%.

Есть и утешительные новости: если в прошлом году доля товарооборота через торговые сети составляла 17% от общего по стране, то в 2018-ом – уже 25%. Но смотря с чем сравнивать. Например, в тех же активно развивающихся России и Китае этот показатель составляет 65%, а в США и Европе – более 80%.

Поэтому дискуссия на тему государственного регулирования торговли в Казахстане собрала весь цвет ретейлеров и поставщиков, которые попытались ответить на сакраментальный вопрос: что мешает развиваться рынку и какие перед ним перспективы? Практически все участники дискуссии согласились с тем, что проблема в объемах теневой экономики. А Евгений Ишин, владелец консалтинговой компании «Retail-K», даже предположил, что пассивность государства объясняется боязнью социального взрыва, если вдруг правила игры все же будут ужесточены.

Яков Фишман, коммерческий директор розничной сети Magnum, считает, что ситуация плохо предсказуема как раз в силу огромных размеров теневой экономики.

«До сих пор жив стереотип, что на базаре продукты дешевле. Но клиенты Magnum уже знают, что это не так. И при этом, мы не только платим налоги, создаем тысячи легальных рабочих мест, но и нас пристально контролируют госорганы.  За счет большого оборота мы можем себе позволить предложить лучшие цены и огромный ассортимент. Но это не могут позволить себе средние и маленькие торговые сети. Они проигрывают базарам, где практически отсутствует какой-либо контроль. Например, там потребитель покупает колбасу на жаре из открытого лотка. Что делать с ними и массой мелких магазинов у дома? Их никто не проверяет, они не платят налоги, цены в них формируются стихийно».  

Андрей Подданец, учредитель торговой сети INMART предложил романтический рецепт: «Меня пугает, когда государство пытается регулировать какую-либо отрасль. Дело не в том, что много тени, это просто мало света. Нужно не бороться с мелкими магазинами, а стимулировать легальную торговлю. Например, установить налог, который комфортно платить и не чувствовать себя вне закона».

С этим доводом трудно не согласиться. Известно, что для казахстанского мелкого торговца выписать обыкновенную счет-фактуру – это уже вызов.  Поэтому государству безусловно проще собирать налоги у нескольких десятков ритейлеров, чем у тысяч мелких торговцев.

Достаточно вспомнить громкую кампанию по проверке установки кассовых аппаратов, которая помпезно началась и тихо сошла на нет. Однако, впереди еще одна «чума», как ее называли присутствующие – повсеместное внедрение контрольно-кассовых машин, которых, как оказалось, просто даже нет на рынке в достаточном количестве, если вдруг все мелкие торговые точки начнут их устанавливать. Тем более не понятно, зачем эту меру решили ускорить с 2024 года до 2020. Нетрудно предположить, какое раздражение это вызовет у торговцев.

Но, как бы то ни было, пока только на такие меры хватает воображения у наших фискалов для того, чтобы стимулировать серый рынок выйти на легальное поле.

Звучали и совсем уж экзотические предложения, типа подключения к приложению МВД, которое бы позволяло фиксировать отсутствие фискальных чеков в торговых сетях.

«Во всем мире нарушение налогового законодательства приравнивается к особо тяжким преступлениям. Покупать товар без чека – это поддержка нищеты, коррупции, теневой экономики», – отметили участники обсуждения.

Представитель НПП Атамекен Динмухаммед Абсаттаров, напомнил, что мелкие торговцы – тоже участники рынка:

«Что делать с базарами? Я согласен, что надо больше света. Мелкие торговцы - это тоже бизнес, и их сотни тысяч. Я думаю, нужен не только кнут, но и пряник. Необходимо создать для них положительную мотивацию. Сейчас они платят 3% от оборота. Мы подумываем о том, чтобы с 2020 года снизить налог до 1%, при условии, что они оцифруют свой бизнес, а следовательно, исчезнет смысл в том, чтобы их проверять. В мире такие прецеденты есть. В Грузии из 22 видов налогов оставили 6, но при этом улучшили их администрирование. Конечно же, это еще и предполагает юридическое закрепление трудовых отношений. Рынок и сам уже движется в это сторону, но, к сожалению, гораздо медленнее, чем хотелось бы. И конечно же, нужна активная информационная кампания по разъяснению всех преимуществ легализации. Мы должны менять сознание. Но необходимы жёсткие правила игры, пропаганды мало.  Мы боремся со следствием, а не с причиной. Зачем принимать не выгодные решения для рынка? Вспомните прецедент с POS терминалами: 3% платежей в банк плюс 3% с оборота – это уже 6%. Конечно, это невыгодно…»  

Однако в зале началось заметное оживление, когда основным виновником теневой экономики назвали таможню. Аудитория понимающе заулыбалась, когда, опять же, на вскидку, прозвучала цифра в 6 млн. долларов – таков минимальный ежедневный оборот на алматинской барахолке. Учитывая высокую импортозависимость нашей экономики эта цифра выглядит более чем реалистично.

Поэтому вывод о том, что «таможне не выгодны кассовые аппараты», вызвал аплодисменты.

Представители российского бизнеса добавили, что у них самым эффективным способом оказался один налог один раз в квартал. «Цивилизованная торговля – это когда все участники имеют равные права и возможности. Любые инициативы государства бессмысленны без фискальных чеков, но многочисленные ИП боятся превысить лимит по обороту. Поэтому поставщик вынужден идти на поводу тех, кто не хочет брать товар с документами».

Что касается «мафии базаров», то ее влияние также достаточно реально хотя бы взять под контроль, если будет создан механизм, упрощающий доступ продукции к торговым сетям, которые, в отличие от базаров, выставляют довольно жесткие требования к поставщикам. Как бы там ни было, базар - это быстрые деньги. К тому же, как показывают мировая практика, базары и ярмарки будут всегда. На Востоке, как и на Западе это почти всегда семейный бизнес. Другое дело, что эти базары тематические и преимущественно розничные, а сам бизнес на них практически полностью «белый». И они вполне мирно сосуществуют с торговыми гигантами.

А пока ретейлеры вынуждены скидывать деньги в тень. Особенно в сельском хозяйстве, где почти все крупные поставщики быстро и выгодно продают свою продукцию на соседние рынки, в основном, в Россию. Компаний-поставщиков, работающих «в белую» единицы. В то же время, опыт Magnum показал, что даже в условиях отсутствия профессиональных операторов на рынке овощей и мяса, как одном из самых «черных» в торговле, крупная торговая сеть может сама стать инициатором становления собственного квалифицированного дистрибьютора этих товаров, влиять на цены и сглаживать сезонные колебания.

Яков Фишман напомнил, что «Magnum» и в этих условиях активно развивается, в этом году открывает, например, 27 новых магазинов. Фактически, эта крупнейшая в Казахстане торговая сеть выступает локомотивом изменений на рынке торговли в целом. Фишман считает, что поставщики должны понять, что базар – это уже уходящая история. Им теневой бизнес не выгоден в первую очередь. Работать с тысячами торговых точек практически невозможно. В этом смысле, показательна роль южной столицы, где 40% товарооборота проходит через торговые сети и всего 10-13% – через базары. Но мелкие магазины у дома по-прежнему не сдают свои позиции – через них идет около 40% продукции. И программы господдержки им недоступны, а госрегулирования – не нужны.  

Как сообщил представитель министерства национальной экономики Жаслан Шингужинов, в парламенте сейчас рассматривается законопроект по госрегулированию торговой деятельности. Профучастники рынка ждут его с опаской и надеждой одновременно. Представитель НПП признался, что «есть проблема обратной связи от бизнеса. Мы не знаем глубоко проблем ни со стороны поставщиков, ни со стороны торговых сетей. Поэтому мы всегда просим правительство – не делайте для нас без нас».

Оставить комментарий

Бизнес

Страницы:1 2 3 4 5 6 ... 33