вторник, 23 октября 2018
Облачно +2.5, Облачно
USD/KZT: 365.49 EUR/KZT: 420.35 RUR/KZT: 5.6
Uber накормит при помощи дронов Глава Минфина РФ похвастал положением в индексе Doing Business Китайские планы по снижению налогов В будущем году нефть может вырасти до $100 за баррель В Узбекистане подорожают энергоресурсы «Союз-ФГ» не так собрали Турецкие следователи не делились информацией о судьбе Хашкаджи Путин чуть-чуть охладил гостеприимный спич Мирзиеева «Дневник.ру» собрался в узбекские школы Бюрократию отучат от формализма и, вообще, как-то сбалансируют Tech Garden: мост между корпорациями и стартапами  Этим все нипочем: перегнали Америку Сколько стоит послание президента Он же памятник: в Москве установили Ислама Каримова Смутное время и рубль для ЕАЭС Ключевая угроза президента США Всемирный банк посчитал бедных по всему миру Казахстан – 59-й в мировом рейтинге конкурентоспособности экономик ВЭФ Тенге и дальше будет как бы плавать Комиссар ООН по правам человека по «делу Хашкаджи» Глава Госдепа США в Эр-Рияде Программу 7-20-25 менять под трудности не будут РПЦ: где отныне грешно молиться Почти половина «выбывших» из Узбекистана переехали в Казахстан ЕБРР поддержит в Узбекистане малый бизнес

Бьют по Дерипаске, а больно казахстанцам

Высокопоставленные чиновники могут и впредь делать хорошую мину при плохом климате, говоря о том, что санкции против России не имеют прямого влияния на Казахстан, а лишь косвенное и несущественное. Казахстанцы, которые наблюдали за резким падением курса тенге к доллару, это почувствовали на себе.


Последние события совершенно противоречат словам руководителей Нацбанка и экономического блока правительства, которые в последнее время активно рассказывали о перспективах укрепления тенге, повышали прогноз роста экономики и заверяли, что инфляция будет в ценовом коридоре.

Вероятно, определенный отскок в ближайшее время по курсу может произойти, но на фоне новых антироссийских санкций, скорее всего, говорить об укреплении тенге не приходится, а вот глубина падения – вопрос открытый.

Здесь любопытно, что еще совсем недавно министр национальной экономики Тимур Сулейменов твердо заявлял, что на тенге в большей степени влияет цена на нефть, а не ослабление или укрепление рубля.

Вместе с тем, никакого заметного катастрофического обвала цен на нефть в эти дни не наблюдается, а тенге падает. Очевидно, экономические власти в лице Нацбанка и МНЭ давно сделали плотную привязку тенге к рублю. Ведь даже тогда, когда нефть заметно росла в цене после серьезного падения, укрепления тенге практически не было. Зато нацвалюта начала набирать темп на фоне роста рубля, который с точки зрения чистой политики во многом объясняется предвыборным циклом в России.

По сути, если отбросить эмоции и подходить рационально к происходящему, то из сухих фактов следует, что США ввели новые персональные санкции в отношении ряда российских чиновников и олигархов (о том, что это вполне вероятно в скором времени Exclusive писал ранее http://www.exclusive.kz/expertiza/politika/113522/. Секторальных санкций, как это было после аннексии Крыма и дестабилизации пророссийскими сепаратистами ситуации на востоке Украины, по сути, нет.

По логике вещей казахстанская экономика, если гипотетически допустить отсутствие ее прямой зависимости от российской, могла безболезненно отреагировать на происходящее, так как главной проблемой для Астаны должны служить по идеи именно секторальные санкции против России, а не персональные, против близких Кремлю олигархов.

Но болезненная реакция не только в Казахстане. Нацвалюта по отношению к доллару падает и в Белоруссии, однако здесь формально Минск и Москва строят союзное государство. В других странах ЕАЭС реакция на новые антироссийские санкции есть, но она не столь существенная. При этом, например, в Узбекистане рынок вообще никак не отреагировал на новый виток экономического ослабления России.

Можно ли было не допускать столь явной привязки казахстанской экономики к российской? Наверняка, да. Но сейчас, эта привязка, судя по всему, не только не слабеет, но лишь укрепляется.

О том, что необходимо перестраивать экономическую модель, искать новые рынки, постепенно уходить от прямого российского влияния, эксперты стали предупреждать экономические власти еще в 2014 году, когда пошли первые санкции, но казахстанские чиновники все время ждали чуда и верили в отскок по всем позициям.

Сначала они рассказывали про цикличность в экономике, потом про новые источники развития, но прошло с момента начала кризиса уже четыре года, и итог неутешительный – взаимозависимость экономики есть, и это чувствуют простые казахстанцы.

Даже само объяснение нервной реакции тенге на новые санкции от главы МНЭ получилось довольно своеобразным.

«В любом случае мы сейчас до конца недели будем составлять план совместных действий правительства и Нацбанка по определению степени влияния санкций и путям решения в случае, если они начнут негативно на нас действовать. Самый большой канал на данный момент – это курсовой, то есть определенная привязка курсов тенге и рубля. Проговаривали сегодня довольно подробно с Нацбанком по их оценке, которая совпадает с нашей, реакция наших рынков носит психологический характер. Каких-то факторов, которые влияют непосредственно на нашу экономику, в этих санкциях американских в отношении России мы не видим. Соответственно, предлагается посмотреть в течение следующей торговой сессии, как будет развиваться ситуация», – сказал Тимур Сулейменов.

Обратите внимание, «каких-то факторов, которые влияют непосредственно на нашу экономику» чиновники не видят, даже тогда, когда тенге резко падает после новой порции санкций.

Хотя дело не в прямом признании этого негативного влияния, а в том, есть ли у экономического блока правительства разумный план по его сокращению. При этом ведь никто не говорит о разрыве экономических связей с России или каком-то развороте. Речь лишь идет об умении перестраиваться, диверсифицировать экономику, чтобы не зависеть постоянно от колебаний рубля и цен на нефть.

Собственно, для этого и нужен экономический блок правительства, ведь как в свое время говорил один российский журналист, рулить экономикой при цене нефти в 200 долларов за баррель смогла бы и обезьяна.

С момента первых санкций в отношении России прошло 4 года, с этого же времени планомерно снижались цены на нефть с дальнейшим отскоком. Четыре года – это вполне себе значительный срок, чтобы перестроить экономику, сделать больший упор на промышленность, наукоемкие отрасли, развитие МСБ и сектора услуг.

Да, какие-то подвижки в этом есть, но даже сам Акишев в интервью российским СМИ открыто признает, что Казахстан до сих пор больше зависит от нефти, чем та же Россия. А когда эта нефтяная подпитка иссякнет, а это, возможно, даже на горизонте ближайших лет, какой план будет тогда у правительства и Нацбанка?

При этом, для достижения заявленных целей по вхождению в тридцать развитых стран нужны опережающие темпы развития экономики, а пока все те проекты, которые представлены, в том числе и в стратегическом плане развития Казахстана до 2025 года, довольно скромные, и никак не соотносятся с заявкой попасть в ОЭСР. Можно говорить, что при такой значительной зависимости от внешних факторов ситуация лишь усугубляется.

Очевидно, что экономический блок правительства должен серьезно и оперативно пересмотреть подходы к развитию страны, без реальной диверсификации никаких целей добиться невозможно.

Необходимо четко понимать, что санкции в отношении России – это надолго вне зависимости от того, кто в Белом доме Обама, Трамп, Хиллари Клинтон или кто-нибудь еще. При этом, как это не странно, именно такая ситуация – серьезный стимул для быстрого и качественного рывка, реальной перестройки экономической модели.

Что касается санкций и непосредственно российских олигархов, то, их ждут сложные времена. В черный список, как известно, включены Олег Дерипаска, председатель правления ВТБ Андрей Костин, владелец «Реновы» Виктор Вексельберг, глава «Газпрома» Алексей Миллер, предправления Газпромбанка Андрей Акимов, сенатор Сулейман Керимов, совладелец нефтегазовой компании «Сургутнефтегаз» Владимир Богданов, бывший премьер-министр Михаил Фрадков.

В списке также оказались сын Аркадия Ротенберга, председатель совета директоров управляющей компании «Энпиви инжиниринг» Игорь Ротенберг, совладелец «Сибура» Кирилл Шамалов, а также депутат Госдумы и совладелец USM Holdings Андрей Скоч.

Контрагентам грозит ограничение на экспорт товаров из США, запрет на получение любых финансовых услуг в США и привлечение финансирования с участием американских банков и инвесторов, введение ограничений на владение имуществом в США и запрет на выдачу виз и на въезд в США руководству компании и ее контрольным акционерам.

Штаты дали своим компаниям два месяца, чтобы свернуть любое сотрудничество с попавшими в список олигархами. И акции Rusal, компании Олега Дерписки, сразу же обвалились более чем на 50% после введения санкций. То есть эффект американской санкционной политики, кажется, уже очевиден.

Оставить комментарий

Финансы

Россия лидирует Россия лидирует
Редакция Exclusive
02.02.2018 - 14:26|4 005|
Страницы:1 2 3 4 5 6 ... 33