пятница, 19 июля 2019
,
USD/KZT: 383.34 EUR/KZT: 431.45 RUR/KZT: 5.89
Почему Маргулан Сейсембай не в Нацсовете? … Но гражданином быть обязан Авария на АЭС Сотни детей в Казахстане под угрозой Наелся до отставки Акимам повысили статус Обществу дали Совет Петь теперь можно только после разрешения Защитнику прав трудящихся дали 7 лет Деньги от LRT вернут в бюджет Ракишев избавляется от золота «АрселорМиттал Темиртау» боится санкций АСП стало тяжелее получить после президентских выборов 9 июня? Кому и где ездить на электросамокате Атакент поменял руководство Цифры дня Легкий транспорт с тяжелыми последствиями Язык до выговора довел? Полный блэкаут Ни пяди земли родной В Москве жестко «встретились с избирателями» За стихи – в полицию Митинг женщин в Нур-Султане Форбс без Головкина Развлекаться все дороже

Нацбанк получает все больше полномочий

В 2018 году в банковском секторе Казахстана начали происходить кардинальные перемены, связанные с усиливающимися тенденциями консолидации банков второго уровня и уходом с рынка серьезных игроков. Нацбанк усиливает давление на сектор в надежде избежать системного кризиса, считают эксперты.

В 2019 году регулятор намерен ввести специальные Правила формирования и использования мотивированного суждения. К чему они могут привести, стоит ли ждать «схлопывания» очередных банков и что происходит с проблемными активами БВУ? Итоги уходящего года в банковском секторе РК Exclusive.kz подводит вместе с исполняющим обязанности председателя правления АО «Halyk Finance» Муратом Темирхановым.

- Как Вы оцениваете риски тех решений, которые были приняты регулятором в 2018 году, связанных с дополнительными вливаниями пенсионных накоплений граждан в банковский сектор, и те прогнозы о кассовых разрывах, которые фиксируются в ЕНПФ и которые могут привести к нехватке денег для выплаты пенсий?

- Получение банками пенсионных денег в основном осуществляется путем покупки облигаций в рамках инвестиционной деятельности ЕНПФ. Покупка облигаций банков по своей сути не отличается от покупки облигаций других компаний. Учитывая весьма ограниченный выбор инструментов на долговом рынке Казахстана, выбор для инвестирования облигаций банков второго уровня является вполне рыночным и закономерным. Следует отметить, что основная часть средств, инвестированных в облигации, приходится на системообразующие банки.

Мы не видим существенных проблем, которые могут оказать влияние на финансовое состояние и платежеспособность ЕНПФ. Благодаря политике диверсификации инвестиционных вложений, влияние возможного банкротства одного из банков на пенсионную систему в целом достаточно мало.

- Как вы оцениваете проблемный портфель казахстанских банков, кому сейчас могут быть необходимы деньги из Нацбанка для капитализации?

- Проблемы, связанные с реальным качеством ссудного портфеля и финансовым состоянием, наблюдаются в банках второго эшелона. Однако данные банки не столь значимы для системы, чтобы претендовать на помощь Национального банка.

Несмотря на значительные списания проблемных кредитов на протяжении 2018 года, в ряде банков продолжает сохраняться довольно значительный уровень скрытых проблемных кредитов, на что указывает сохранение в ряде банков разрыва между начисленными и реально собранными процентными доходами.

Также в большинстве банков не изменяются и не конвертируются в залоговые активы проблемные кредиты, переданные на баланс дочерним компаниям по управлению проблемными активами, но на данный момент это не оказывает существенного негативного влияния на текущее финансовое состояние банков.

- Каков Ваш прогноз на 2019 год по возможному слиянию и поглощению банков, видите ли Вы в каких-либо банках предпосылки к этому и если да, то что это за банки и с кем они могут быть консолидированы?

- Основные предпосылки к слияниям и поглощениям, как уже отмечалось, наблюдаются в банках второго эшелона в результате слабости их бизнес-моделей и ужесточения конкуренции со стороны крупных банков.

- Ожидаете ли Вы серьезного падения кредитных рейтингов казахстанских БВУ, и если это произойдет, то какое влияние может оказать на сектор?

- Мы не ожидаем значительного падения кредитных рейтингов в основных банках системы, так как большая часть серьезных проблем была решена на протяжении 2017-2018 годов при помощи финансовой поддержки со стороны государства.

- Как Вы оцениваете наличие тенговой ликвидности для БВУ, много разговоров о дедолларизации, в действительности можно ли сказать, что в банковском секторе ощущается эффект от этого процесса, и как Вы оцениваете переток депозитов с долларовых в тенговые?

- На сегодняшний день мы наблюдаем избыток ликвидности в банковской системе - как тенговой, так и валютной. Данная ликвидность является следствием как оказанной помощи и списания проблемных кредитов, так и довольно слабой кредитной активности банков.

Слабая активность банков в свою очередь связана с отсутствием качественных заемщиков в результате сохранения структурных проблем в экономике и высокой доле участия государства, что, в свою очередь, ограничивает развитие МСБ и появление новых рентабельных инвестиционных проектов на частной основе.

В течение года продолжается процесс дедолларизации депозитов в банковской системе. Так, если долларизация депозитов юридических лиц увеличилась на 1пп. до 45%, долларизация вкладов населения снизилась на 3пп. до 49%. Общая долларизация депозитов на конец 10 месяцев 2018 года составила 44% (-3.4пп с начала года).

Данные относительно небольшие изменения учитывают значительное влияние ослабления курса валюты, что приводит к росту стоимости валютных депозитов в тенговом эквиваленте. В долларовом выражении валютные депозиты населения сократились на 13%, валютные депозиты юридических лиц на 8%. При этом обратное замещение данного оттока тенговыми вкладами достаточно слабое у населения и полностью отсутствует у корпоративного сектора.

Корпоративный сектор, зачастую сталкиваясь с низкими процентами на валютных вкладах, предпочитает размещать средства на валютных счетах в иностранных банках. В целом на данный момент эффект происходящей дедолларизации для банковского сектора выражается только в оттоке валютных вкладов, использование которых для осуществления банками активных операций ограничено Национальным банком, при этом замещающего притока тенговых вкладов не происходит.

- С начала 2019 года вступят в силу Правила формирования и использования мотивированного суждения, сообщил Нацбанк. Что это может изменить в банковском секторе и не слишком ли сильно регулятор проникает в систему банков? Это хорошо для сектора или плохо?

- Несмотря на скорое внедрение данных правил, нам все еще до конца неясно, как именно будет осуществляться мотивированное суждение, нет четко определенной схемы со стороны Национального банка. Также не определена ответственность за допущение ошибочных суждений работниками Национального банка и способы оспаривания вынесенных мотивационных суждений.

Но, безусловно, это посыл Национального банка, говорящий о дальнейшем ужесточении регулирования. Насколько данные методы будут эффективны, пока не ясно, учитывая, что Национальный банк и без этого обладает весьма широкими полномочиями в сфере регулирования банковской деятельности.

Оставить комментарий

Финансы111

Страницы:1 2 3 4 5 6 ... 33