вторник, 26 марта 2019
,
USD/KZT: 378.17 EUR/KZT: 429.11 RUR/KZT: 5.88
Жителей Нур-Султана бюрократы слегка «пощадили» У нового президента новый глава администрации Президент сделал экс-президента Народным героем Страна под контролем Как узбеков стимулируют пасти баранов Global Witness: офшорам принадлежат 87 000 объектов британской недвижимости Первомай для многодетных начнется с новоселий? «Эйр Астана» – официальный авиаперевозчик аэрокосмического конкурса Генерал-майор КНБ стал генпрокурором «Пятилетка» терроризма в СУАР ЕС не признает крымский референдум, Порошенко делает предвыборные заявления Саудовский кронпринц организовал кампанию по похищению своих противников Миллион абонентов Beeline оплачивали покупки с баланса телефона Создан телеграмм-чат «БАЛАЛАРДЫ БІРГЕ ҚОРҒАЙЫҚ – ЗАЩИТИМ ДЕТЕЙ ВМЕСТЕ» Казахстан на «почетном» 20-м месте «Лукойл» изучит землю каракалпаков Нацфонд «постройнеет» на сотни миллиардов Туркменские яйца – себе дороже Первый вице-премьер не обнаружил госдолга перед КНР Гульнару Исламовну заселили в колонию Акции Facebook, Apple и других лидеров включены в официальный список KASE Фестиваль науки для молодежи Москва, ЕАЭС и Лукашенко – все постоянно вспять Хиллари Клинтон в политике, но уже не претендент на пост президента Министр национальной экономики практически взялся за «справедливый» рынок в Астане

В сухом остатке

Закончился 2018-ый год, динамику которого для Казахстана вновь определяли цены на нефть и эта тенденция, очевидно, продолжится и в Новом году. Но по прогнозам экспертов стоимость  углеводородов может в среднем упасть на 20-25%.

Что нас ждет в 2019-ом  году, какие цифры мы можем увидеть в обменниках, и стоит ли ждать глобальной рецессии? Об этом Exclusive.kz поговорил с экспертами.

Екатерина Серединская, генеральный директор компании ARUM Capital:

На первый взгляд, прирост ВВП на 3,8 - 4% в 2018 году, кажется, недостаточным для Казахстана как для развивающейся страны, однако, нельзя забывать про крайне нервозную обстановку на глобальном рынке, которая на протяжении всего года оказывала негативное влияние на экономики государств.

2018 был очень тяжелым для всех: повсеместный ввод торговых барьеров, изменение монетарной политики США, приведшее к паническим распродажам EM-активов и падению курсов целого ряда национальных валют, резкое падение нефтяных котировок.

Несмотря на царящую неопределенность, есть шанс, что темпы роста ВВП в 2019 году сохранятся или даже окажутся несколько лучше. Безусловно, в РК есть серьезные проблемы вроде повышенного риска возникновения банковского кризиса, особенно на фоне сокращения реальных доходов и увеличивающегося объема потребительских кредитов.

Уровень госдолга в 28% от ВВП также вызывает опасения: цифры растут из года в год, из-за чего обслуживать его становится все дороже. Например, в 2018 году порядка 7% бюджета будет потрачено на обслуживание задолженности. Добавим ко всему перечисленному стабильно высокую инфляцию и получим весьма веский повод для беспокойства за финансовое здоровье страны.

Вероятнее всего, экономика продолжит функционировать без перебоя и следующий год, но без активного вмешательства правительства уже в конце 2019 - начале 2020 года накопившиеся проблемы могут заявить о себе.

Этому будут способствовать ужесточение монетарной политики США, удорожание доллара и, что немаловажно, возможное замедление темпов увеличения ВВП Китая - главного драйвера мирового экономического роста и потребителя сырья.

Повышение процентных ставок могло бы решить часть проблем, но, учитывая и без того низкий объем кредитования из-за его высокой стоимости, в обозримом будущем существенных изменений в кредитно-денежной политике регулятора ожидать не стоит.

Сергей Дроздов, аналитик ГК "Финнам":

В целом уходящий год для экономики Казахстана был достаточно неплохим. ВВП республики по итогам третьего квартала составил 4,1% в годовом выражении, что после летней распродажи на Emerging markets является хорошим результатом. Однако 2019 год может быть не таким радужным.

Вашингтон планомерно продолжает давить на Пекин в попытках сократить дефицит торгового баланса с Поднебесной, а взаимный обмен пошлинами уже привел к снижению прибыли крупных и средних американских корпораций и дальнейшее противостояние двух крупнейших экономик может негативно отразиться на росте мирового ВВП. Ко всему прочему не внушает оптимизма и текущее положение дел в Еврозоне.

Так, ВВП Германии в третьем квартале 2018 года вырос всего на 1,1% по сравнению с 2,6% за аналогичный период 2017 года и, если учесть, что на данном этапе мировая экономика находится накануне пика очередного экономического цикла, то в течение 2019 года можно ожидать ее торможение и даже рецессию в отдельных регионах, что в свою очередь окажет давление на нефтяные цены, которые могут в какой-то момент опуститься ниже $50 за баррель. 

При реализации данного сценария курс тенге будет колебаться в диапазоне 369 - 375 по отношению к американскому доллару с возможным ослаблением к отметке 425, а экономика Казахстана может потерять от 1%  до 1,5%  ВВП.

Александр Разуваев, директор аналитического департамента инвестиционной компании "Альпари":

2018 год можно охарактеризовать как умеренно негативный, избавивший мир от многих иллюзий. В мире не случилось глобальной войны или кризиса, однако это не означает, что нечто подобное не ждет нас впереди.

Торговые войны стали частью реальности, а подъем ставки ФРС США вряд ли позитивен для глобальной экономики. От глобального конфликта мир удерживает только наличие у ключевых игроков ядерного оружия.

При этом для России год оказался удачным, хотя и разочаровал многих россиян. Стало ясно, что санкционное давление будет только усиливаться. Как следствие, российский бюджет показал профицит, а экономика перешла к уверенному росту в 1,5%-2%. Инфляция оказалась ниже таргета ЦБ РФ в 4%.

На фоне внешнего геополитического давления Владимир Путин выиграл президентские выборы с рекордным результатом. Однако были и разочарования: повышение НДС, рост цен на бензин и, главное, пенсионная реформа. Если раньше глава правительства Дмитрий Медведев работал своеобразным громоотводом, то теперь пострадал рейтинг самого президента.

Фундаментальной интригой остается вопрос о том, войдет ли Россия в Ливию, когда потенциальная нефтяная выручка составляет $12 млрд, и какую долю нефтяного «пирога» получит «Роснефть».

2019 год должен быть намного сложней, чем 2018. Россия и мир совершат прыжок над пропастью. Кризис, сопоставимый с Lehman Brothers, по-прежнему угрожает мировой финансовой системе. «Пузырь» на американском рынке акций лопнет, а мир ждет рецессия. Мы ждем в следующем году по индексу S&P 1800-2000 пунктов, по индексу Мосбиржи – 1500 пунктов. Нефть, валюты, акции emerging markets окажутся под давлением.

Игорь Киндоп, независимый финансовый аналитик:

Постепенное снижение темпов роста экономики есть  архаичности политической системы и отсутствия политической воли к системному решению проблем.

На мой взгляд, после кризисов 2009 и 2012 годов мы вошли в некий период застоя, который можно охарактеризовать как стагнацию. Вызвано это чрезмерным вмешательством отдельных чиновников в экономический процесс и, что важнее всего, в процессы регулирования, осуществляемые Национальным банком и другими организациями.

Если рассматривать денежно-кредитную политику Национального банка, то взятая в отдельности, она является достаточно успешной. Об этом говорит устойчивое снижение темпов инфляции, которая лежит в коридоре 6-8% уже с февраля 2017 года.

Можно много спорить о том, насколько репрезентативна эта цифра, но альтернативы ИПЦ в Казахстане нет. Так как в последние месяцы, инфляция подбирается к нижней границе коридора 5-7%, то, скорее всего, Национальный банк может смягчить базовую ставку.

Если рассматривать, денежно-кредитную политику в комплексе мер государственного регулирования экономики, то существует некоторый дисбаланс между тем, что хочет правительство – повысить темп роста ВВП и мандатом НБРК -  удержание инфляции в коридоре.

Это может говорить о том, что отсутствует коммуникация между важнейшими звеньями экономического планирования. С другой же стороны, инфляция является большей проблемой, чем низкие темпы роста ВВП.

Для НБРК и всей страны будет нежелательно, если инфляция пробьет нижнюю границу коридора в 5%. Снижение темпов роста цен означает замедление существующей экономической активности, что на фоне тенденции к огосударствлению предприятий может стать поводом для разговоров о вхождении страны в рецессию.

В этой связи, можно предполагать снижение учетной ставки в будущем, при условии, что политики верят во влияние этой базовой ставки на экономику. Это спорный вопрос в Казахстане.

Для стимулирования экономики необходимо проводить работу в двух направлениях в рамках политической модернизации. Во-первых, необходимо обеспечить независимость и справедливость судебной системы, а, во-вторых, проводить либерализацию всей экономики и приватизацию предприятий государственного сектора.

Централизация и укрупнение государственных и квази-государственных предприятий, происходящая сегодня, имеет большой тормозящий эффект на всю экономическую систему.

Объяснение тут простое, если проблему возникнут у одной большой компании, которая доминирует на рынке – то проблемы возникнут на всем рынке и в смежных отраслях. А если обанкротится малая компания на конкурентном рынке, то отряд не заметит потери бойца.

При сохранении текущих тенденций в экономике, отсутствии политической воли к реформированию экономической системы и сохранении инфляции в коридоре 5-7%, можно ожидать экономического роста в пределах до 3-5% в 2019 году. При этом, меры направленные на разгосударствление экономики скорее всего будут иметь долгосрочный характер и приведут к увеличению долгосрочных темпов роста.

Если политическая воля к реформированию экономической системы появится, то сам процесс либерализации и приватизации экономики начнет расцветать только после того, как все участники рынка поверят в то, что казахстанский суд способен принимать независимые, справедливые и адекватные решения.

Для этого, однако, надо реформировать судебную систему. Примечательно, что серьезная экономическая реформа в США в 1979 году, которая привела к снижению темпов инфляции в стране с двухзначных цифр до 4-5%, получила доверие экономических агентов и начала функционировать только лишь к концу 1982 года. Это дает понимание того, что в экономике «скоро только кошки родятся».

Финансовый сектор в 2018 году обрел монструозные черты, что очень опасно для всего сектора. До 2007 года, степень концентрации в отрасли была достаточно низкой, но сейчас она достигла очень опасных размеров. Все мы знаем, что Народный банк имеет сильные политические активы в Казахстанской экономике, но это также и очень большие обязательства в случае транзита власти.

Мы должны понимать, что транзит власти может случиться в любой момент времени и пойти в любом русле, поэтому существует потенциальный риск того, что Народный банк из крупного и стабильного игрока превратится в бремя для всей финансовой и экономической системы страны. Хотя сегодня этот риск кажется незначительным, завтра он может реализоваться, и тогда мало не покажется никому.

На фоне экономической стагнации, единственным инструментом для зарабатывания денег в финансовой сфере становятся потребительские кредиты, которые в долгосрочном плане ведут лишь к обнищанию населения и увеличению числа недовольных в стране.

В этом плане, весь финансовый и околофинансовый сектор должны быть объектом более жесткого надзора и регулирования. Этого НБРК сделать, не способен, потому что имеется конфликт интересов между доменом регулирования и надзора финансового рынка и доменом монетарной политики.

Айгуль Омарова, политолог:

Пожалуй, ключевым политическим событием уходящего года назову признание Конституционным Советом РК права президента Назарбаева возглавлять Совет Безопасности страны пожизненно.

Если говорить о свершениях на внешнеполитической арене, то здесь несомненным достижением следует считать председательство Казахстана в Совете Безопасности ООН.

Продолжением настроя Акорды на роль посредника в разрешении конфликта на Ближнем Востоке можно считать организацию встреч по Сирии в Астане.

После смены лидеров в соседних государствах мы наблюдаем стремление стран региона к углублению интеграции в Центральной Азии. Свидетельством тому служит саммит лидеров стран Центральной Азии

Что касается внутриполитических событий в стране, то мы наблюдаем активизацию клановых групп, появление новых движений и, к сожалению, рост националистических настроений, точнее, целенаправленную организацию публикаций в СМИ и социальных сетях националистического толка.

Последнее наталкивает на то, что в верхах есть какая-то группа, которой выгодно использовать националистическую риторику в своих целях. Понятно, что транзит власти в Казахстане неизбежен в силу объективных обстоятельств. Однако говорить, что это весьма заметно, я бы не стала.

В межэлекторальный период партий практически не видно, в том числе и провластной партии «Нур Отан». Скажем, даже на убийство Дениса Тена, которое буквально встряхнуло общество, «Нур Отан» не откликнулся, хотя фигуриста в своё время приняли в партию.

Оставить комментарий

Финансы

Страницы:1 2 3 4 5 6 ... 33