пятница, 19 июля 2019
,
USD/KZT: 383.34 EUR/KZT: 431.45 RUR/KZT: 5.89
Почему Маргулан Сейсембай не в Нацсовете? … Но гражданином быть обязан Авария на АЭС Сотни детей в Казахстане под угрозой Наелся до отставки Акимам повысили статус Обществу дали Совет Петь теперь можно только после разрешения Защитнику прав трудящихся дали 7 лет Деньги от LRT вернут в бюджет Ракишев избавляется от золота «АрселорМиттал Темиртау» боится санкций АСП стало тяжелее получить после президентских выборов 9 июня? Кому и где ездить на электросамокате Атакент поменял руководство Цифры дня Легкий транспорт с тяжелыми последствиями Язык до выговора довел? Полный блэкаут Ни пяди земли родной В Москве жестко «встретились с избирателями» За стихи – в полицию Митинг женщин в Нур-Султане Форбс без Головкина Развлекаться все дороже

Постоянная трансформация Умирзака Шукеева

ФНБ Самрук -Казына подвергался постоянной критике экспертов, в ответ на которую его руководитель Умирзак Шукеев мужественно начал очередной процесс трансформации. Его назначение вице-премьером-министром сельского хозяйства поставило под вопрос судьбу казигоскомпаний.

Господин Шукеев – многократный заместитель премьер-министров Казахстана. К неполным 54-м годам Умирзак Естаевич успел несколько раз вплотную подойти к заветному креслу премьера, но ни кресло министра экономики, ни работа в качестве акимов Костанайской и Южно-Казахстанской областей не стали не стали заветным трамплином для качественного рывка.

Однако самой ожесточенной критике, причем, довольно обоснованной, он подвергался на посту руководителя крупнейшего холдинга страны. Непрерывно трансформирующийся Самрук-Казына стал источником значительного странового долга. Примечательно, что трнасформация всегда касалась не столько самой стратегии фонда и работы его многочисленного семейства, сколько внутренних процедур.

Символично, что и шесть лет назад на должность председателя правления АО «Самрук-Казына» пришел не невесть откуда, а прямо из кресла первого заместителя премьер-министра. Сменил он на этом посту Тимура Кулибаева после того, как в Жанаозене случилась национальная трагедия – расстрел бастующих нефтяников. Кстати, сам Умирзак Шукеев на тот момент руководил правительственной комиссией по Жанаозену.

Собственно, с того времени и наметилась, а затем постепенно пошла ультрамодная, ползучая трансформация ФНБ. Сначала во что-нибудь экономически вразумительное, а вскоре и вовсе, как объясняли далекому от этих денежных переливаний зрителю, в степной аналог сингапурского Temasek Holdings.

Сама программа трансформации фонда была утверждена осенью 2014 года, по такому случаю прошел даже представительный форум с участием президента страны, представителей тех же Temasek, Khazanah, Korean Investment Corporation и всяких статусных гостей. Общая идея была такова, что «Самрук-Казына», а правильней говорить, все эти лакомые госактивы, нацкомпании, которые образуют фонд, станут давать половину ВВП Казахстана. При том, что активы ФНБ – это более 40% ВВП.

В условиях процветающего в Казахстане госкапитализма, периодически накрывающих страну волн кризисов, девальваций, фатальной зависимости от цен на сырье, отсутствия независимых от правительства решений, непрозрачности, непотизма и других системных явлений, в эффективность программы трансформации мало кому верилось. А, между тем, Умирзак Шукеев тогда говорил, что фонд помимо всего будет «создавать новые предприятия в энергетике, металлургии, отраслях химической, туристической и «зеленой» индустрии».  

Помимо этого, активы ФНБ больше напоминали «второй бесконтрольный бюджет», средства которого государство направляло на те же проблемы комбанков. Внешне же «Самрук-Казына» жила жизнью закрытой корпорации, но с какой-то корпоративной философией позитивных перемен. Что сегодня ставят в заслугу Умирзаку Шукееву его бывшие подчиненные?

В эти дни управляющий директор АО «Самрук-Казына» Нурлан Рахметов эмоционально пишет в Facebook, что его бывший шеф «за это время изменился сам, и изменил Фонд. Фонд шесть лет назад и сейчас – две абсолютно разные компании! Шукеев шесть лет назад и Шукеев сейчас – два абсолютно разных человека!».  

Итак;

Фонд полностью избавился от банков второго уровня, которые «тянули» Фонд вниз; Фондом инициирована и реализована трёхлетняя Программа сокращения затрат Фонда и портфельных компаний (затраты сокращены на 150 млрд. тнг); внедрена автоматизированная система закупок (экономия – 180 млрд. тнг), в рамках которой был разработан Единый Номенклатурный Справочник товаров, работ и услуг (ЕНС ТРУ), которым сейчас пользуются все государственные органы; реализован проект корпоративного казначейства (эффект – 90 млрд. тнг); внешний долг был сокращён в 2 раза (с 30 до 15 млрд. долл. США); количество компаний в структуре Фонда сокращено с 600 до 315; разработан и внедрён Кодекс корпоративного управления, соответствующий лучшим практикам, который взят за основу при разработке типового кодекса для квазигоссектора; выстроена эффективная система благотворительности – при сокращении её объёмов в 4 раза охват получателей увеличился в десятки раз! список можно продолжать!

И об этих достижениях говорится не только самим Фондом, а внешними наблюдателями. Самым главным достижением является инициация беспрецедентных и глубинных изменений – Трансформации Фонда, успешный опыт которой уже изучают и перенимают госорганы, другие квазигосударственные компании и частный сектор.

Конечно, многое ещё предстоит сделать – подобные глубинные изменения аналогичных фондов занимали десятилетия! И трансформация будет продолжаться, пока реально не изменятся менталитет и культура в топ-менеджменте всех компаний Фонда. Но точка невозврата уже пройдена – и в этом тоже одно из достижений шукеевского периода деятельности Фонда!

Возможно, красивая «точка невозврата» где-то позади, но, видимо, ФНБ ждет очередная трансформация с приходом нового руководителя. Надеемся, что ее почувствует не только менеджмент фонда, но и экономика страны.  

Тут в самый раз вспомнить хотя бы как в начале года Счетный комитет обнаружил и зафиксировал миллиардные нарушения в деятельности ряда компаний ФНБ. В частности, такого монстра как КТЖ. Тогда Рахметов уточнял, что фонд как всего лишь акционер не имеет прямых полномочий по контролю за расходованием бюджетных средств в национальных компаниях. Рабочий процесс такой – взял на себя функции оператора, перечислил деньги и далее честно полагаешься на культуру, и идейную сознательность отдельных руководителей, главное, чтобы на бумаге росла стоимость компаний.

Сам Умирзак Шукеев ультралиберальную политику в отношении свободы действий менеджеров портфельных компаний некогда обозначил, как «проявляйте инициативу, возьмите в свои руки, это ваша ответственность, мы будем вас только поддерживать».

Продолжая болезненную кадровую тему, опять же стоит напомнить, что бывший председатель правления АО «Самрук-Казына» за полтора месяца до увольнения «в связи с переходом на другую работу» рассказывал:

– У нас все еще много руководителей, которые хотят протащить своих протеже. Мы решительно против этого. Заход в компанию максимально усложнен. Если вы посмотрите на нашем портале, как происходит рекрутинг новых менеджеров, вы увидите, что это сложнейший процесс. Большие требования к уровню образования, к навыкам, не только профессионального характера, но и к лидерству. Мы говорили, что на наши вакансии, обычно, до 1600 заявок в год, из которых отбираются десятки. Если мы будем внедрять этот процесс, появится критическая масса менеджеров, которые смогут поднять нашу компанию на качественно новый уровень. 

Впрочем, похоже, Самрук-Казына утратил прежнюю притягательность в качестве места работы. Однако, главная интрига, кто теперь будет управлять 40% ВВП страны.

Парыз Байтенов
Оставить комментарий

Общество111

Страницы:1 2 3 4 5 6 ... 33