понедельник, 23 сентября 2019
,
USD/KZT: 383.34 EUR/KZT: 431.45 RUR/KZT: 5.89
Миллион за «новичка» Казахи скупили пол-миллиарда евро. Аружан Саин отчиталась перед Токаевым Токаев прибыл в США Айсултану Назарбаеву вынесут приговор 18 октября Хроника митингов и задержаний МСБ получит 30 миллиардов в Алматы Маленькая, но победа Продажная статистика Сколько многодетных семей получат квартиры Новая забастовка в Мангистау Коалиция гражданских инициатив сделала Заявление Скандал с премьер-министром Канады Довольных чуть более половины Генпрокуратура арестовала 13 млн. долларов Бергея Рыскалиева Новый аким Карагандинской области Прокуратура попросила отменить арест Устинову В Москве таджики создают свою партию Kaspi.kz едет в Лондон Почему мы не такие счастливые? Навальный номинирован на премию Сахарова ВОУД будет отменен, а учителям обещают новые доплаты ФРС снизила ставку Куда ушел Тажин? Лекарства дорожают

Стране нужны только здоровые и умные

В Казахстане продолжается стигматизация людей с ограниченными возможностями, для них практически не создано условий для адаптации в обычную жизнь - к такому неутешительному выводу приходят представители международной правозащитной организации Amnesty International, которые провели собственное исследование того, как в Казахстане живется людям с инвалидностью.

Правозащитное движение отмечает, что, по официальным данным, в Казахстане насчитывается не менее 16 тыс. лиц с психосоциальной и интеллектуальной инвалидностью, лишенных дееспособности. Каждому из них назначен опекун, чтобы принимать за них все решения, касающиеся их жизни.

Такой правовой режим опеки противоречит правозащитному подходу к инвалидности, который постулируется в Конвенции о правах инвалидов (КПИ), и влечет за собой катастрофические последствия для людей с психосоциальной и интеллектуальной инвалидностью, поскольку стигматизирует их и не дает им возможности осуществлять свои права человека. Это пережиток старой системы, когда людей с инвалидностью прятали подальше от глаз общества в специализированные закрытые учреждения. Правозащитники убеждены, что в Казахстане на смену опеке должен прийти новый правовой режим, который позволит лицам с психосоциальной и интеллектуальной инвалидностью осуществлять свои права наравне с прочими членами общества.

Согласно действующему законодательству, суд может признавать лиц с психосоциальной и интеллектуальной инвалидностью «недееспособными» и помещать под опеку. С этого момента они больше не могут самостоятельно принимать решения, касающиеся их жизни, и осуществлять свои права. Будучи однажды признанным «недееспособным» по решению суда, человек лишается права принимать какие-либо решения о своей жизни, например, о своих финансах, вступлении в брак, учебе и трудоустройстве. Врачи больше не нуждаются в его свободном информированном согласии на медицинские манипуляции и могут лечить и госпитализировать его с согласия опекуна.

Созданная под предлогом «защиты» лиц с психосоциальной и интеллектуальной инвалидностью, система опеки часто открывает дорогу для их эксплуатации корыстными или неадекватными опекунами, которые действуют не в их интересах, либо пытаются воспользоваться их имуществом. Эта единая для всех система не предусматривает никаких гибких возможностей при применении защитных мер и не допускает видоизменений для учета индивидуальных потребностей.

Законодательство не предусматривает никакой автоматической перепроверки решений о лишении дееспособности, и вернуть ее себе можно лишь в том случае, если суд постановит, что человек «выздоровел», либо по соответствующему заявлению опекуна или прокуратуры. На практике восстановление дееспособности происходит чрезвычайно редко, и большинство людей до конца своей жизни так и остаются под опекой.

Эксперты отметили, что Казахстан в 2015 году ратифицировал Конвенцию о правах инвалидов (КПИ), и власти страны делают определенные шаги для расширения поддержки и услуг, которые лица с инвалидностью могут получать без помещения в специализированное учреждение. По всей стране были открыты новые государственные дневные центры для детей с инвалидностью; внесены поправки в законодательство, благодаря которым услуги, которые оказывают НПО, можно финансировать из госбюджета; в законе появилось новое понятие «специальные социальные услуги».

Тем не менее, Казахстану предстоит проделать еще большую работу, чтобы соблюсти свои обязательства государства-участника КПИ, в том числе проверить уже проведенные реформы на предмет соответствия конвенции, считают правозащитники. Согласно статье 5 КПИ, государства-участники должны признавать, что «все лица равны перед законом». Это означает, что люди с инвалидностью не только имеют равные права с другими, но и могут самостоятельно осуществлять их.

Как говорится в докладе Казахстана Комитету по правам инвалидов, национальное законодательство не содержит положений, носящих дискриминационный характер по отношению к инвалидам, а конституция страны гарантирует, что «все равны перед законом и судом». Правозащитники утверждают, что это противоречит реальности, в которой живут люди с психосоциальной и интеллектуальной инвалидностью, подвергаясь ежедневной дискриминации и стигматизации. По данным исследования, врачи в роддомах по-прежнему советуют матерям детей с инвалидностью оставлять их на попечение государства.

Директор НПО «Кенес» Майра Сулеева, которая руководит реабилитационным центром и детским садом, сообщила, что когда в детсад начали принимать детей с инвалидностью, другие родители перестали водить туда своих детей. Опрошенные Amnesty International психиатры признают, что страна все еще не изжила наследие карательной психиатрии. Советская психиатрия развивалась в закрытом обществе, почти в полной изоляции от мировой психиатрической практики. К 1960-м годам психиатрия уже широко использовалась в СССР для лишения диссидентов свободы. Наследие советской психиатрии по-прежнему ощущается.

Согласно информации, переданной Amnesty International Министерством труда и социальной защиты, за период с 2014 года по 1 апреля 2018 года насчитывалось 16 тыс. человек, которые были лишены дееспособности и получали «специальные социальные услуги» от министерства. На самом деле количество людей, находящихся под опекой, может оказаться намного больше, потому что в эту цифру не включены те, кто лишился дееспособности, но не получает социальных услуг. Так, в августе 2018 года один медицинский работник сообщил Amnesty International, что в 2017 году только в городе Алматы 78 человек были лишены дееспособности из-за деменции, но при этом могли не получать «специальных социальных услуг» от министерства.

Вместо режима опеки пунктом 3 статьи 12 госудрствам предлагается принимать «надлежащие меры для предоставления инвалидам доступа к поддержке, которая им может потребоваться при реализации своей правоспособности». Несколько стран уже начали вводить вместо опеки режим принятия решений на основе поддержки. В Соединенном Королевстве лица с психосоциальной и интеллектуальной инвалидностью могут определить группу людей, с которыми они будут консультироваться и обсуждать разные вопросы. В Швеции есть личные омбудсмены, которые помогают в принятии решений. В некоторых странах, например, в Австралии, существуют схемы сопровождаемого проживания. В Финляндии для лиц с психосоциальной и интеллектуальной инвалидностью действует многообещающая система раннего вмешательства под названием «Открытый диалог».

Законодательство Казахстана не предусматривает никаких гибких возможностей в заместительном режиме принятия решений. Есть юридическое понятие ограниченной дееспособности, но этот вариант доступен только потребителям наркотиков и алкоголикам. Кроме того, в кодексе «О браке и семье» имеется статья 127 о попечительстве, которая позволяет человеку переложить на попечителя ответственность за определенные решения на основании договора. Попечительство может быть прекращено по требованию самого подопечного и не влечёт за собой лишения дееспособности во всех остальных отношениях. Лица с психосоциальной и интеллектуальной инвалидностью не могут пользоваться данными положениями. В их случае есть только один вариант — быть лишенными дееспособности во всех сферах жизни на неопределенный срок.

Наглядный пример. Маргариту Лученкову лишили дееспособности по заявлению её брата. Как она рассказала Amnesty International, теперь брат живет в принадлежащей ей квартире и больше года не платит ей арендную плату. Лишившись дееспособности, она не может обратиться в суд, чтобы защитить свои интересы или сменить опекуна. Получается замкнутый круг.

В юридической практике Казахстана правовая возможность восстановить дееспособность в свете выздоровления или улучшения состояния человека почти никогда не используется. Самую большую проблему это представляет для сирот и людей, живущих в специализированных закрытых учреждениях. Согласно статистике, предоставленной Amnesty International Министерством труда и социальной защиты, за период с 2014 года по 1 апреля 2018 года дееспособность удалось восстановить лишь 14 лицам. Из-за этого люди оказываются в абсурдном положении, когда им приходится доказывать, что они в состоянии осуществлять свои права.

В Казахстане критерии для лишения человека дееспособности расплывчаты («гражданин, который вследствие психического заболевания или слабоумия не может понимать значения своих действий или руководить ими»), и под них нетрудно подвести широкий круг лиц, а между тем лишение дееспособности ведет к катастрофическим последствиям. В итоге люди рискуют лишиться дееспособности из-за психиатрического диагноза, причем сам диагноз может оказаться неверным. Кроме того, такие люди могут пасть жертвой родственников или третьих лиц, которые хотят завладеть их имуществом или просто видят в них помеху.

В Уральске в феврале 2018 года представители Amnesty International встречались с группой родителей детей с инвалидностью. Многим из них в районном отделе соцзащиты сказали, что они должны подать заявление о лишении своих детей дееспособности, чтобы продолжать получать пенсию по инвалидности за ребёнка после достижения им 18 лет.

В действующем законодательстве нет такого требования, и к тому же здесь игнорируются существующие нормы, позволяющие доставлять пенсию на дом получателю. Как только человека объявляют «недееспособным», он лишается возможности принимать решения о своей жизни и оказывается исключенным из общества. Он немедленно лишается права на труд, на семейную жизнь, на участие в политической жизни общества.Сохраняется проблема лишения инвалидов правоспособности и их помещения в специальное учреждение против их воли, либо без их согласия, либо с согласия лица, ответственного за субститутивное принятие решений.

Правозащитники убеждены, что пока Казахстан не отказался от системы полной опеки, власти страны должны внести поправки в соответствующие законы, чтобы они не допускали дискриминации людей с психосоциальной и интеллектуальной инвалидностью в системе здравоохранения.

Следует немедленно отменить пункт 5 части 9 статьи 180 кодекса «О здоровье народа и системе здравоохранения» как не соответствующий международным обязательствам Казахстана в области прав человека о запрете пыток и жестокого обращения, приходят к выводу правозащитники.

Иллюстрации из открытых источников

Оставить комментарий

Общество

Страницы:1 2 3 4 5 6 ... 33