среда, 26 февраля 2020
,
USD/KZT: 376.72 EUR/KZT: 408.67 RUR/KZT: 5.76
После смерти Дулата Агадила люди требуют отставки Назарбаева, Совета безопасности и правительства. Из Казахстана переведено 27 триллионов тенге Смерть Дулата Агадила: у здания МВД задержаны десятки людей Авиакомпания не знала, что перевозит пассажиров из лайнера «Diamond Princess» Россия построит русскоязычные школы в Таджикистане Дулат Агадил, выступавший за соблюдение гражданских прав и свобод, умер в СИЗО Харви Вайнштейна признали виновным в сексуальном насилии В Праге появится площадь имени Бориса Немцова Побег сержанта из воинской части: оружие найдено, сообщники тоже В Германии автомобиль въехал в толпу людей Чудеса случаются-2 ООН будет бороться с поставками оружия террористам в странах Центральной Азии Казахстанцев призвали отменить поездки в страны, где есть коронавирус Коронавирус ударил по Италии Инга Иманбай покинула пост главреда «Жас Алаша» Рустам Журсунов сменил Палымбетова Казахстанцы из лайнера Diamond Princess по прибытию на родину госпитализированы Британский паспорт поменяет цвет Во время митингов было задержано свыше 300 человек Дархан Калетаев стал послом в Украине Митинги: что происходит сейчас? Митинг в Алматы: идут задержания, в центре идет зачистка улиц, отключен интернет Жанболат Мамай арестован Токаев не заметил потери бойца День Национального позора или что случилось в Новых Санжарах?

Спасет ли Европа человечество от катастрофы?

В 2010 году, когда я начинала в качестве европейского комиссара по климату, цель чистых нулевых выбросов разделяли лишь “зеленые” радикалы. Цель по сокращению выбросов на 80-95%, установленную первой долгосрочной стратегией Европейского союза, многие считали слишком амбициозной.

В то время, мало кто мог представить, что в течение десяти лет Китай станет гигантом в области возобновляемых источников энергии или что Volkswagen и датская судоходная компания Maersk поставят перед собой цель по достижению углеродной нейтральности к 2050 году. Одновременное заявление компании Volkswagen, что она начинает производство 22 млн. единиц электрических транспортных средств в течение следующего десятилетия, казалось таким же надуманным.

Однако, в современном мире такие изменения становятся новой нормой. “Зеленое” финансирование набирает популярность; люди меняют свое питание и привычки потребления; мэрии принимают меры по сокращению загрязнения воздуха; угольные электростанции закрываются; а низкоуглеродные технологии развиваются быстрее, чем ожидалось. Это долгожданное изменение, но его все же недостаточно: ученые – включая Межправительственную группу экспертов по изменению климата (МГЭИК) – продолжают бить тревогу, что время для предотвращения наихудших последствий изменения климата уже на исходе.

На сегодняшний день, люди во всем мире более решительно, чем когда-либо, требуют действий в области изменения климата. Многих побудила к действиям Грета Тунберг, 16-летняя шведская активистка, которая начала с организации одиночной забастовки за климат возле здания шведского парламента и дошла до выступления в Организации Объединенных Наций и на Всемирном экономическом форуме в Давосе. По всей Европе, данные опросов показывают, что амбициозная политика в области климата имеет широкую поддержку. И подавляющее большинство европейцев, представляющих весь политический спектр, признают, что наднациональное сотрудничество в области климата имеет значение.

В прошлом месяце, генеральный секретарь ООН Антониу Гутерриш, стремясь обеспечить необходимые меры, рассказал о своих планах по проведению саммита по климату в сентябре этого года в Нью-Йорке. В связи с этим, он призвал участников отложить в сторону свои разногласия и предложить “конкретные реалистичные планы” по сохранению повышения глобальной температуры не выше 1,5°С доиндустриального уровня, согласно последнему докладу МГЭИК.

Во времена политической нестабильности, отраженной в росте популистских партий во многих странах, это смелое предложение. Мир должен это принять, и Европа должна сыграть в этом ведущую роль.

Когда дело доходит до принятия решений, Европа стоит на шаг впереди. Например, моя родная страна, Дания, которую попросили вести переговоры по энергетике на саммите ООН, интегрировала в свои электрические сети огромное количество энергии ветра. Швеция, которая будет управлять индустрией WorkStream совместно с Индией, создала первый в мире сталелитейный завод без ископаемого топлива. И прогресс едва ли ограничивается северной Европой: Румыния может похвастаться крупнейшей в Европе ветряной электростанцией на суше; Польша производит электрические автобусы; а Австрия лидирует, когда заходит речь о “зеленых” зданиях.

Но, как все чаще признают европейские лидеры, настало время для быстрых действий. Это означает, что переход к низкоуглеродной экономике – с нулевыми выбросами углерода к 2050 году – станет важнейшим европейским нарративом.

Для граждан Европы это послужит мощным сигналом того, что их лидеры к ним прислушиваются, одновременно побуждая другие страны к выполнению своих обязательств, взятых ими на себя в рамках Парижского соглашения по климату от 2016 года. Являясь крупнейшим мировым рынком, ЕС имеет значительное влияние и рычаги воздействия. Если в течение следующего десятилетия он увеличит объемы “зеленых” финансов, возобновляемых источников энергии и благоприятного для климата транспорта, остальной мир быстро получит послание, что переход к низкому уровню выбросов углерода неизбежен – и ускоряется.

После состоявшихся в этом месяце выборов в Европейский парламент открывается прекрасная возможность для установления зеленого перехода, который в качестве общей европейской цели пойдет на пользу всем. В идеале, это произойдет к сентябрю, когда состоится конференция ООН. С разумной, последовательной и единой стратегией ЕС мог бы обеспечить модель ответственного экономического роста в двадцать первом веке. А время идет.

Конни Хедегаард служила Европейским комиссаром по климатическим действиям с 2010 по 2014 год.

Copyright: Project Syndicate, 2019.
www.project-syndicate.org

Конни Хедегаард
Оставить комментарий

Общество

Страницы:1 2 3 4 5 6 ... 33