воскресенье, 15 декабря 2019
,
USD/KZT: 383.34 EUR/KZT: 431.45 RUR/KZT: 5.89
Кожамжаров был прав Что в 2019 году чаще всего искали в интернете казахстанцы? Джонсон выиграл Арестован чиновник по делу «Астана ЛРТ» Дело Гульнары Каримовой: адвокату запретили взъезд в Узбекистан Санкции продолжатся Как в Аксу жертвенной кровью ремонт отметили Что ответила «девочка года» президенту самой мощной страны мира? Назарбаев вручил ордена Human Rights Watch призвала Ташкент прекратить пытки в тюрьмах И все-таки Kaspi-платежи проверят Токаев озвучил главную цель национальной стратегии Кому и на сколько повысят соцпособия На каких «китах» будет развиваться Алматы? Экс-банкира будут судить 26 декабря Токаев наградил Сару Назарбаеву Нобелевская премия мира ушла в Африку Наш школьник в 23 раза «дешевле» сингапурского В Таджикистане проверят земли, отданные в аренду китайцам Акции Saudi Aramco подорожали на 10% Как собираются бороться с нелегальной эмиграцией? В Казахстане планируют открыть сервис-центры для Теслы В Казахстане хотят уменьшить количество ВУЗов Токаев встретился с главой Лукойла Скандал с Нобелевской премией

Мы стали чаще убивать друг друга

По данным исследования, проведённого центром Small Arms Survey, 589 тысяч человек, включая 96 тысяч женщин и девочек, погибли насильственной смертью в 2017 году. Это означает 7,8 смертей на 100 тысяч человек – и за период с 2004 года это второй наивысший показатель. Данный рост объясняется в первую очередь всплеском числа убийств.

При сохранении нынешних тенденций число насильственных смертей вырастет более чем на 10% к 2030 году, достигнув 660 тысяч человек в год. Если же продолжит расти число смертей, связанных с конфликтами (из-за начала новых вооружённых конфликтов или эскалации уже начавшихся), а количество убийств в различных странах мира вернётся к уровню стран с наихудшими показателями в соответствующих регионах, тогда к 2030 году насильственной смертью будут умирать более миллиона человек каждый год.

Готовы ли мы смириться с этой реальностью, в которой треть всех женщин в течение жизни сталкиваются с физическим или сексуальным насилием? Сможем ли мы проигнорировать миллиард детей, которые каждый год становятся жертвами серьёзного насилия? Можем ли мы просто отвернуться, когда убийства стали четвёртой ведущей причиной смертности среди молодёжи во всём мире? И это уже не говоря о побочных последствиях насилия, в том числе для экономического развития.

 Основная цель международного порядка, созданного после Второй мировой войны, заключалась в продвижении и сохранении глобального мира и безопасности. И ключевая задача национальных правительств заключается в обеспечении безопасности населения, в том числе благодаря сохранению монополии на легитимное применение силы. Даже на муниципальном уровне мэры и другие руководители городов часто ставят задачу сокращения насилия в центр своих предвыборных программ, а избиратели судят о них по тому, насколько эффективно и справедливо они способны решать проблему насилия.

 Приближается 2020 год, и многие задаются вопросом, а готовы ли наши международные, национальные и городские структуры управления к выполнению этой задачи. Если мы согласны с тем, что нынешний масштаб насилия неприемлем, тогда вот хорошая новость: у нас есть необходимые инструменты, чтобы добиться перемен.

 У мира ещё никогда не было столько знаний, инструментов, институциональных структур, правовых механизмов, а также возможностей для сбора данных, которые позволяют выполнить задачу ЦУР №16 – значительно сократить «распространённость всех форм насилия и уменьшить показатели смертности от этого явления во всём мире».

 Документ ООН «Повестка дня в области устойчивого развития на период до 2030 год», включающий ЦУР, создаёт основу для сотрудничества стран из всех регионов и с любым уровнем доходов. Пообещав «охватить тех, кто дальше всех отстал от лидеров», она поощряет целевые усилия по поддержке стран и сообществ, чей путь к устойчивому развитию сегодня блокируется насилием, несправедливостью и отсутствием безопасности.

 Для успеха потребуются межотраслевые, доказанные подходы к задаче предотвращения насилия. В таких подходах используются данные для оценки масштаба проблем, определения факторов риска и защиты, направления конкретной работы. Кроме того, данные дают возможность отслеживать эффективность этой работы и соответствующих затрат. К счастью, уже существуют механизмы для подобных действий.

 Например, в «Докладе о глобальной ситуации с предотвращением насилия» перечислены шесть «наилучших по стоимости» стратегий, помогающих предотвращать межличностное насилие. Структура «ООН-Женщины» в сотрудничестве с несколькими другими международными организациями предложила систему действий по сокращению насилия против женщин. Аналогичная группа организаций назвала семь стратегий для прекращения насилия против детей.

 Исследователи также определили доказавшие свою эффективность меры по снижению насилия в городских зонах, в том числе «проактивное взаимодействие с полицией и другими гражданскими партнёрами для укрепления легитимности и создания социальной сплочённости». В некоторых случаях подобные меры приводят к снижению числа убийств более чем на 50%.

 Этот растущий корпус исследований о наилучших методах противодействия насилию начинает помогать формированию стратегий на субнациональном, национальном и региональном уровнях – стратегий, которые призваны удовлетворить нужды стран и регионов с различным бременем насилия. В них сочетаются краткосрочные целевые действия по снижению наихудших форм насилия и долгосрочные усилия по строительству более миролюбивых обществ. Эти действия окажутся эффективны, если в них будет учитываться взаимосвязанная природа угроз. Более того, наиболее продуманные решения, как правило, направлены на предотвращение сразу множества видов насилия.

 Насилие – это предотвратимая эпидемия. Если мы принесём наши коллективные знания о том, как сокращать насилие и конфликты, туда, где они больше всего необходимы, тогда в течение ближайших десяти лет мы сможем вдвое снизить уровень глобального насилия.

 Рэйчел Локк – директор инициативы Impact:Peace в Институте мира и справедливости при Университете Сан-Диего. Дэвид Стивен – старший научный сотрудник и заместитель директора Центра международного сотрудничества при Нью-Йоркском университете, директор центра «Pathfinders. На пути к мирным, справедливым и инклюзивным обществам». Локк и Стивен – соавторы новой серии эссе «Как стимулировать преобразующие изменения: Международные отношения и Повестка-2030».

 

Copyright: Project Syndicate, 2019.
www.project-syndicate.org

Рэйчел Локк, Дэвид Стивен
Оставить комментарий

Общество

Страницы:1 2 3 4 5 6 ... 33