понедельник, 23 сентября 2019
,
USD/KZT: 383.34 EUR/KZT: 431.45 RUR/KZT: 5.89
Хроника митингов и задержаний МСБ получит 30 миллиардов в Алматы Маленькая, но победа Продажная статистика Сколько многодетных семей получат квартиры Новая забастовка в Мангистау Коалиция гражданских инициатив сделала Заявление Скандал с премьер-министром Канады Довольных чуть более половины Генпрокуратура арестовала 13 млн. долларов Бергея Рыскалиева Новый аким Карагандинской области Прокуратура попросила отменить арест Устинову В Москве таджики создают свою партию Kaspi.kz едет в Лондон Почему мы не такие счастливые? Навальный номинирован на премию Сахарова ВОУД будет отменен, а учителям обещают новые доплаты ФРС снизила ставку Куда ушел Тажин? Лекарства дорожают Кулибаев переназначен президентом НОК В акимате Алматы новое назначение Дочь Гульнары Каримовой грозится опубликовать компромат на власти Узбекистана США подали в суд на Сноудена В розыске находятся 2600 казахстанцев

Казахстан обогнал Европу по госсубсидиям в сельское хозяйство

«Государство оказывает мелким и средним сельхозпроизводителям достаточную поддержку, но наш фермер не умеет ею пользоваться», - утверждает Алмаcбек Садырбаев, председатель агрохолдинга Qazyna, объединившего вокруг себя три тысячи фермерских хозяйств Казахстана.

Мечта фермера

В Алматинской области, в селе Мынбаево Жамбылской области, прошел II съезд овцеводов Казахстана (первый состоялся 5 лет назад). На организованную к этому событию выставку-аукцион фермеры привезли лучшие экземпляры выращиваемых ими элитных баранов-производителей - весом до 160-170 килограммов и впечатляющими размерами (как две-три обычные овцы). Что касается цены, то «ножницы» были от 250 тысяч тенге до $10 тыс. за экземпляр. Относительно пород -  больше были представлены овцы мясного направления: гемпшры, суффолки, дорперы. Объяснение этому простое – спрос.  

Алмазбек Садырбаев вернулся из поездки по Европе накануне съезда. Главная ценность этой поездки в том, что он, наконец, понял, почему новозеландские и австралийские поставщики ягнятины легко присутствуют на европейских рынках, а казахские не могут туда попасть, несмотря на громадную востребованность продукта – из-за курдюка аборигенных пород овец.

… - 14 лет назад я и не думал, что буду заниматься овцеводством, - рассказывает Алмазбек. - Мой отец, потомственный чабан, не хотел, чтобы я занимался делом, которому он посвятил 40 лет жизни. После его смерти мне в наследство досталось около полутора десятка овец. Продать их совесть не позволила. На свое счастье встретил ученых из Казахского НИИ овцеводства. От них узнал о породе гемпшир, знаменитой на весь мир своими мясными качествами, многоплодностью и скороспелостью. И мы вместе стали проводить опыты по осеменению овец замороженным генетическим материалом из Австралии и Новой Зеландии. Через десяток лет у меня появилась племенная отара из гемпширов, а до этого – сплошные неудачи и гибель животных, участвовавших в экспериментах.

Все эти годы я жил казахской мечтой – разбогатеть, продавая своих овец в Европу. Собрал тысячу голов, но никто на контакт не шел. Две тысячи –  потенциальные партнеры только улыбались. Я не мог понять - почему надо мной смеются? Один немецкий фермер, добрая душа, сжалился надо мной: «С двумя тысячами овец ты крутой у себя в Казахстане, но там, куда стремишься попасть, тебя не примут даже с 10 тысячами. Торговать сможешь, имея, как минимум, 100 тысяч голов.

Мечта – продавать казахскую баранину в Европе – лопнула как мыльный пузырь. Я уже подумывал продать свое хозяйство, когда пришел новый министр сельского хозяйства Абылай Мырзахметов (сейчас аким Жамбылской области). Он бросил клич: «Ребята, объединяйтесь! Так сейчас живет весь мир!». А вскоре вышел закон «О сельхозкооперативах». Читаю его - все шикарно: государство готово оказывать помощь фермеру.

К тому времени я сотрудничал с сотней фермеров - каждый год продавал им баранов-производителей. После призыва министра-реформатора и знакомства с законом я сказал им, что отныне буду отдавать им свой товар бесплатно – затраты мне возместит государство. «Только объединяйтесь вокруг меня», - предложил я. Но консервативные казахские фермеры, подозревая подвох, не соглашались. Они помнили, чем закончилась история с роспуском колхозов и совхозов: приватизация скота и земли прошла без их участия.

Уломал я их тем, что отказался продавать им своих племенных баранов. Вот так в 2016 году  вокруг меня появились первые 65 хозяйств и 17 тыс. овец. В 2017-м - 485 хозяйств и – wow! - 42 тыс. овец. 2018 год  - 2000 фермеров и 100 тысяч овец. Как только стало известно об этом, пошли звонки. В первую очередь - от представителей арабов и китайцев.

Забытая технология

Другая общая боль, заставившая казахских фермеров объединиться – деградация животных. И не только овец, но и крупного рогатого скота (у каждого овцевода в хлеву стоит, как минимум, две-три коровы). В 1991 году в Казахстане среднестатистический годовалый бычок весил 330 килограммов. Таков был общемировой стандарт. Потом у нас начался парад суверенитетов и в селекцию пришла анархия. Через 27 лет это привело к тому, что вес казахского бычка упал до 120 килограммов, а у европейского или китайского фермера перевалил за 400. Эта цифра – не фантастика. При ведении селекционной работы усвояемость кормов играет главную роль. Если суточный привес обычного казахского бычка - 600-700 граммов, то у приплода породы ангус, герефорд, шароле – полтора-два килограмма.

- Вот тогда я скооперировался с коллегой, который занимается КРС, - говорит Алмазбек Садырбаев. - Привезли из США быков-производителей породы ангус, и если у фермера есть в наличии 25 коров, то он получает его в бесплатную аренду. Но многие фермеры опасаются распространения гинекологических заболеваний среди крупного рогатого скота. Поэтому агрохолдинг открыл два дистрибьюторских центра по искусственному осеменению и пересадке эмбрионов.

Государство готово возместить нам все наши затраты. Вы не поверите - оно занимается этим 22 года! Когда европейские фермеры слышать о мерах по государственной поддержке сельхозпроизводителя в Казахстане, они удивляются: у них таких субсидии нет. «Но в чем тогда проблема? – спросят меня. – Почему вы, фермеры, все время жалуйтесь, что загнаны в угол?

Попытаюсь объяснить. Дело в том, что раньше все выделяемые государством деньги доставались только трем-четырем крупным компаниям. Подписывая поддельные акты они, извините за выражение, качали «бабки» под себя из государственной казны. Мелкие и средние фермеры только-только начинают узнавать об этих субсидиях. Да что там! Многие из них даже о том, что агрохолдинг Qazyna поможет бесплатно улучшить генетику, провести селекцию, создать новые породы, оказать бесплатную юридическую помощь, дать финансовую консультацию и составить бизнес-план, узнали только на съезде. Кто виноват в этом? Большей частью сам фермер. Вернее, его правовой нигилизм, страх перед новациями и зашоренность. Мол, до этих субсидии добраться ему, рядовому фермеру, невозможно. Столкнувшись при оформлении и подаче документов со сложностями, он опускает руки. Этим пользуются нечистые на руку госслужащие, отвечающие за предоставление этих субсидии. Почувствовав слабинку, они ставят дополнительные барьеры, чтобы окончательно сломать бедолагу-фермера.

Государство заинтересовано в том, чтобы у фермеров был хороший племенной скот. И то, что сельскохозяйственные проекты финансируется им, - это нормальная грамотная стратегия. Чем больше казахов разбогатеет, тем стабильнее будет государство. 

Особо хочу сказать о технике искусственного осеменения. Она впервые в мире появилось в Казахстане. Произошло это в 1944 году, благодаря эвакуированному ленинградскому ученому Скоробогатову. Но после распада Союза этой технологией в Казахстане перестали пользоваться. Те самые компании, которые единолично качали «бабки», предназначенные для фермеров, дискредитировали искусственное осеменение животных. Задача нашего агрохолдинга - вернуть стране эту технологию. В этом году благодаря дорожной карте занятости мы собираемся обучить 500, а при хорошем стечении обстоятельств - 700 техников-осеменаторов.

Три кита

Развитие Agropark Qazyna Алмазбек Садырбаев видит во внедрении новых технологий – искусственном осеменении, завозе высококачественного заграничного генетического материала и грамотном «европейском» использовании пастбищ.

- Животноводство в любой стране держится на трех китах – селекции, кормопроизводстве и менеджменте, - продолжает он. - У нас нет ни того, ни другого, ни третьего. Что мы сейчас делаем? Как я уже сказал - объединяем  животноводов и занимаемся селекцией.

В этом году подошли к другой нашей цели - к организации откормочной площадки. После того, как выстроим две эти ступени, появиться третья – качественный казахский экспорт мяса. Если работой по селекции и кормопроизводству мы обходимся своими силами, то конкретно по товару, то есть по мясу, работать у нас почти некому. Поэтому мы и пригласили специалиста из Франции, бывшего казахстанца Маргулана Усенова, имеющего большой опыт работы в Европе с мясом как с товаром.

Мясо дорожает

На рынок, внутренний и внешний, Agropark Qazyna собирается выйти уже в ноябре этого года.

- Чтобы наш продукт везде встречали с распростертыми объятиями, сейчас тестируем его в сети супермаркетов «Метро», - сообщил Алмазбек Садырбаев. -  Глобализация, которая шагает по миру семимильными шагами, помогает нам в этом. Не успел Казахстан слегка открыть в прошлом году свои границы для экспорта нашего мяса в арабские страны, как оно подорожало до 1900 тенге. Китайцы нам тоже в этом помогают. У них проблема: из-за африканской чумы они пустили под нож 80% поголовья свиней. Напомню, Китай  является лидером по производству этого вида мяса: более 55% мирового рынка по свинине принадлежит этой стране. Из-за огромного дефицита внутреннего рынка в животном белке они теперь свои взоры обратили на другие страны,  в том числе на Россию и Казахстан. Это в ближайшее время приведет к очередному удорожанию мяса. В том числе и на внутреннем рынке Казахстана. По моим прогнозам, к концу года до трех тысяч тенге за килограмм. Я, как фермер и как бизнесмен, этому рад: наш труд, очень нелегкий, должен быть высокодоходным.

На съезде животноводов агрохолдинг Qazyna презентовал свой новый проект - Agropark Qazyna по животноводству и кормопроизводству. Его ядром станет демонстрационная ферма с инновационной системой управления стадом овец - программа STAR, разработанная в Корнельском Университете (США).

В советское время поголовье мелкого рогатого скота в Казахстане насчитывало 37 млн. голов, но в идеале, согласно ТЭО (технико-экономического обоснования), проведенного еще в бытность Союза, кормовых ресурсов нашей земли хватит для содержания более 55 млн. овец (сегодня – 18 млн. голов МРС).

-  Но опять боль - некому пасти, - сокрушается глава казахстанских фермеров-овцеводов. - Казахи тысячу лет занимались экстенсивным животноводством (сезонные кочевья). Задача агропарка - научить на своем примере консервативных фермеров интенсивному животноводству. 

По словам Алмазбека Садырбаева, на клочке земли площадью 20 гектаров можно выпасать от 300 до 600 голов овец.

- Ведь чем наше овцеводство отличается от австралийского? И почему мой отец не хотел, чтобы я пошел по его стопам? – задается вопросом председатель агрохолдинга Qazyna. - Наш чабан, несмотря на погодные условия – снег, буран, дождь, холод и зной, должен находиться возле отары…. А что делает австралийский животновод? Выходит утром из кемпинга с чашечкой кофе и с сигарой, садится в кресло-качалку и «выпасает» 10 тысяч овец. 

Если мы научим нашего фермера реинвестировать в хозяйство, он приобретет электрического «пастуха и, огородив 20 гектаров земли, тоже будет сидеть и покуривать. Но пока он платит 100 тысяч тенге чабану. А тот может заболеть сам или его жена, а там у него тои, похороны, волки, воровство и подмена животных, эпизодические ситуации под названием «инфекционные заболевания животных». Даже в таком передовом экспериментальном хозяйстве как «Байсерке-агро» жалуются, что трудно найти чабанов, и что овцы «цепляют» болезни от больных животных, выпасаемых на общих пастбищах.

Казахский НДС

Комментарий Алима Сайлыбаева, директора консалтинговой компанию SFAanalytics, помогающей агрохолдингу Qazyna выйти на более широкую площадку.

- Европейская комиссия (высший орган исполнительной власти Европейского союза) озабочена состоянием экономической безопасности в Центрально-Азиатском регионе.

17 июля она сделала анонс новой стратегии и политики, направленной на создание рабочих мест и развитие экономик в сельской местности, и сейчас Казахстан подключен к проекту, который уже начат в Юго-Восточной и Центральной Азии, - говорит он. - На ближайшие два года выделяется порядка 180 млн. евро для развития проектов (стоимость каждого из них примерно 3 млн. евро) в области устойчивого производства.

Это как раз то, что лежит в основе концепции агропарков, которые набирают в Казахстане популярность. В прошлом году с нашим участием был создан агропарк «Каскелен» по выращиванию зерновых культур. Сейчас мы находимся на стадии проектирования Agropark Qazyna в животноводческой отрасли. Его миссия  – научиться создавать продукту добавленную стоимость на всех этапах животноводства - от искусственного осеменения до товарного мяса, переработки шерсти, молока и т.д.

Агрохолдинг Qazyna, в чью структуру  входит этот агропарк, уже сейчас достаточно громко заявил о себе: здесь выведена новая порода – казахская  скороспелая мясная полутонкорунная порода овец типа гемпшир (КСМП). К этому его подтолкнула сама жизнь. Дело в том, что как бы ни были хороши привычные нам местные аборигенные типы овец, у них есть большой минус – курдюк. Он занимает 12-20% от общей массы тела туши. Этот «казахский НДС», как его называет Алмазбек Садырбаев, не востребован ни на внутреннем, ни тем более – мировом рынке, а при промышленном скрещивании гемпшир давит своей сильной генетикой и курдюк уходит в ребренную часть, туша при этом получается без курдюка, но с хорошим весом. Избавление от этого минуса открывает для фермеров экспортные горизонты, поскольку овца породы гемпшир – это общемировой бренд.

Общество

Страницы:1 2 3 4 5 6 ... 33