суббота, 11 июля 2020
,
USD/KZT: 412.55 EUR/KZT: 465.73 RUR/KZT: 5.79
Минздрав опроверг слухи о случаях неизвестной пневмонии Токаев выступит с очередным посланием к народу Токаев сомневается в готовности Министерства образования к новому учебному году Токаев раскритиковал работу Фонда социального страхования и «СК-Фармация» В течение 5 дней правительство Казахстана должно подготовить алгоритм решений для борьбы с пандемией Токаев запретил чиновникам отдыхать Токаев заявил о снижении экономики на 1,8 % 90% пациентов с коронавирусом, лечившихся иммунной плазмой выписаны домой Умер главный санврач Алматинской области Кайрат Баймухамбетов 54 747 зараженных коронавирусом в Казахстане В США появится радио на казахском языке Глава Минздрава провел онлайн-встречу с представителями ООН и ВОЗ Токаев подписал распоряжение о дне траура В связи с пандемией МОН разрешило прием сертификатов онлайн тестов Duolingo и IELTS INDICATOR Около двух тысяч заболевших коронавирусом выявлено за сутки в Казахстане 900 тысяч тенге предлагают санитарам ЗКО за работу с пациентами КВИ Министр здравоохранения рассказал о возможности продления двухнедельного карантина Двойное тестирование снизит смертность от коронавируса Сколько стоит ПЦР-тест при вызове скорой помощи Не меньше 50 лет тюрьмы в США грозит хакеру из Казахстана 6 советов от Минздрава РК как не лечить КВИ Токаев обьявил 13 июля днём национального траура Телефонные мошенники атакуют казахстанцев ООН ожидает рост нищеты из-за пандемии Программа «Болашак» запускает горячую линию для консультации граждан по вопросам КВИ

Кто и как «крышует» ислам во властных коридорах

Новости по теме

Ваххабизм: влиятельнее, чем когда-либо

В свое время понадобилось всего две недели, чтобы Иран, который называли «восточным Парижем» из светской страны превратился в исламское государство. Ранее exclusive.kz http://www.exclusive.kz/expertiza/politika/117791/уже писал о том, как группу влиятельных казахстанских политиков обвинили в попытке госпереворота. Автор, пожелавший остаться не известным, считает, что опасность исламизации Казахстана и Центральной Азии растет с каждым годом. Просто мы предпочитаем это не замечать. Начало http://www.exclusive.kz/expertiza/obshhestvo/117851/.

28.03.2020 18:03
Тайная жизнь исламских течений в Казахстане

Exclusive.kz проолжает публикацию исповеди Турарбека Кусаинова, прошедшего путь от муллы до гражданского активиста.

24.03.2020 16:03
Религиозный детектив

В Казахстане усилились интриги в высшем эшелоне властной элиты. Руководитель Администрации Президента Аслан Мусин в качестве главного конкурента видел Имангали Тасмагамбетова – тогдашнего акима города Астаны. И тогда в ход пошла версия, что Тасмагамбетов причастен к религиозному движению, «имеющему достаточный потенциал для захвата власти».

24.02.2020 13:02
Как Кексель выбивала показания против Тасмагамбетова

Олеся Кексель была назначена руководителем службы специальных прокуроров генпрокуратуры в январе 2018 года, а до этого занимала пост заместителя руководителя следственного департамента Национального бюро по противодействию коррупции.

03.02.2020 14:02
Олеся Кексель выбивала показания против Тасмагамбетова

Экс-сотрудник генпрокуратуры выбивала показания против Имангали Тасмагамбетова.

27.01.2020 15:01
Тайное и явное влияние ваххабизма в Казахстане

Ранее exclusive.kz уже писал о том, как группу влиятельных казахстанских политиков обвинили в попытке госпереворота. Однако на самом деле эта опасность только возросла. Разгром суфистов привел к укреплению позиций ваххабитов, и они как никогда близки к тому, чтобы Казахстан превратился в территорию синкретического ислама - так считает автор, пожелавший остаться не известным.

09.01.2020 12:01
Как суфии хотели государственный переворот совершить

Концепция народного единства, предложенная группой «национал-патриотов» в качестве альтернативы Доктрине национального единства. Влиянием религиозных предпочтений «исматуллашылар» объясняется использование в декларативных документах....

30.12.2019 09:12
Еще одна попытка государственного переворота?

Детальный анализ пропагандируемых идей активистов, их контакты позволяет сделать вывод о наличии единой организационной структуры, объединенной задачей дискредитации в общественном мнении проводимой государственной политики с целью дестабилизации внутриполитической ситуации для насильственной смены конституционного строя и изменения действующей политической системы

26.12.2019 12:12
Московское проклятие

О возвращении Алматы прежнего имени – Алма-Ата.

20.12.2019 12:12
Кто поддерживает казахстанских салафитов за рубежом?

Слово «салаф» на арабском языке означает «предшествие, прежде». Это идеологическое течение, появившееся в начале XII века, которое считает времена первоначальной мусульманской общины «золотой эпохой» и стремится на этой основе выстроить общественные отношения. Салафиты считают этот путь «чистой религией». Идеология салафизма не признает другие религиозные мазхабы, суфийские учения. В настоящее время салафизм является официальной религией и политико-идеологической доктриной Саудовской Аравии.

19.12.2019 10:12
Казахстан в паутине религиозных идеологий

ДУМК держит монополию на исламскую веру как орган, указывающий порядок проведения таких религиозных обрядов как хадж, ураза: устанавливает график уразы

10.12.2019 10:12
Тайная жизнь суфийских течений в Казахстане

Как показывают журналистские расследования, с конца 2000 года Исматулла вновь периодически стал навещать Казахстан. При этом он не обходил тайными путями пограничные пункты, а далекое путешествие совершал на самолетах. Уму непостижимо, как иностранный гражданин, нарушивший в 1999 году миграционное законодательство Казахстана, уклонившийся от наказания (депортации), сбежавший из

05.12.2019 10:12
След российских спецслужб в казахстанском суфизме

В начале 2000-х годов в Казахстане разгорелся религиозный скандал, связанный с именем афгано-пакинстанского казаха Исматуллы Абдигаппара. Это была одна из первых хорошо продуманных операций российских спецслужб на территории нашей страны.

26.11.2019 10:11
От патриотизма до регионального сепаратизма

Последняя часть исповеди Турарбека Кусаинова проливает свет на таинственные события 2013 года, когда на западе страны была предпринята попытка сепаратизма, а также рассказывает о том, почему автор разочаровался в национал-патриотах.

21.11.2019 11:11
Исповедь раскаявшегося имама

В редакцию exclusive.kz пришло письмо-исповедь от человека, пережившего череду разочарований. Турарбек Кусаинов был сначала муллой, потом подался к национал-патриотам, попал в тюрьму и теперь решил поделиться своим поисками истины. Мы решили опубликовать эту длинную исповедь, поскольку считаем, что такой путь разочарований и поиска сейчас проходит почти каждый казахстанец.

08.11.2019 14:11

Очередная часть исповеди Турарбека Кусаинова, прошедшего путь  от муллы до гражданского активиста, рассказывает о том, как в Казахстане зародилось движение «коранитов», которое вскоре оказалось расколотым.

Аслбек Мусин, скончавшийся в Риге в конце  2017 года, не сразу стал «коранитом». Он, также как и я, пережил много трансформаций. 

С Аслбеком я познакомился в Сирии, в Дамаске. В то время я еще не разорвал связь с Халилом, а в Дамаск поехал для совершенствования знаний арабского языка. Как-то один из ребят, который учился на нашем курсе, узбек по национальности, узнав, что я из Атырау, сообщил мне, что в местном институте «Нур» учится мой земляк по имени Аслбек. По его словам, это очень образованный молодой человек, имеющий собственное мнение о религии, к тому же он очень добродушен и всегда проявляет заботу о студентах из Центральной Азии независимо от их национальности.

Я встретил Аслбека после пятничного намаза в мечети, расположенной в центре Дамаска. Познакомившись с ним, я узнал, что он старший сын Аслана Мусина, бывшего акима Атырауской области, а позже руководителя Администрации Президента РК. Аслбека отличало хорошее качество – в нем не было надменности, присущей отпрыскам некоторых высокопоставленных чиновников, он одинаково относился ко всем, и к старшим, и к младшим, разговаривал во всеми на равных. Он пригласил меня на встречу в арендованный им дом в самом центре Дамаска. Аслбек, очень начитанный и рассудительный, обладающий огромными знаниями под стать древнегреческим философам, в дебатах блестяще защищает свою позицию. Я же не соглашаюсь с ним по некоторым вопросам. В таких ситуациях он, в отличие от некоторых религиозных идеологов, остается беспристрастным, не пытаясь навязать свое мнение или изменить ваше мировоззрение. В беседах сразу же обнаруживается, что он досконально изучил труды великих мировых философов и историю религий, внимательно отслеживает политические процессы…

…Аслбек рассказывал мне, что стал читать намаз, а затем принял салафитские взгляды, вдохновившись проповедями имама по имени Бауржан (выпускника Мединского университета в Саудовской Аравии) в селе Бештамак Актюбинской области (родина его отца Аслана Мусина). Позднее проповедники салафитского течения в Казахстане при поддержке своих саудовских единомышленников решили отправить Аслбека на обучение в Мединский университет. Более того, они позаботились о том, чтобы его приняли без экзаменов. В это самое время на одной из конференций в городе Атырау он встретился с Валерией (Иман) Пороховой, автором перевода Корана на русский язык, с которой они обменялись мнениями по вопросам религии. Порохова посоветовала Аслбеку не спешить с поездкой в Медину, а сначала хорошо изучить арабский язык, полностью проштудировать обширную литературу по исламу и только потом принять решение. Возможно, что еще одна причина, по которой Аслбек не поехал в Медину, а остался в Дамаске, связана с влиянием супруга Иман Пороховой, урожденного сирийца.

Необходимо отметить, что после отхода от чисто салафитских взглядов Аслбек Мусин какое-то время был «ихвановцем». На основе идеологии ихвановцев египетским шейхом Хасан аль-Банной было создано движение «Братья-мусульмане». Как известно из истории, эта организация, опирающаяся на суннитское течение в исламе, стала сильно политизированным движением, сросшимся с панисламизмом. Аслбек Мусин приветствовал позиции одного из ответвлений ихвановцев – так называемого «пути благословения», члены которого являются последователями учения Хасана аль-Банны и Саида Кутба и вдохновляются идеями «исламского социализма». Тем не менее, Аслбек больше склонялся к разграничению чистой религии от религиозной идеологии, к пониманию религии через философию, а религиозной идеологии – через политологию. Он готов был обмениваться мнениями с любым человеком, желающим постичь истину сквозь эти две призмы. Его очень радовало, когда находился такой собеседник.

Из Сирии Аслбек уехал раньше меня. Прощаясь, просил обязательно позвонить ему после прибытия в Атырау. Я так и поступил. В этот период вокруг Аслбека сформировалась группа, поддерживавшая как самого Аслбека, так и его идеи. Многие из них были детьми высокопоставленных чиновников, встречались и предприниматели, и все они были склонны к обсуждению повседневных суетных проблем. Аслбек же с головой ушел в идею. Он нуждался в совместном обсуждении вопросов духовного порядка. Одно время он считал своим учителем Гейдара Джемаля, автора теории «политического ислама», и даже попал под его влияние.

Аслбек находился в вечном поиске. Мною было инициировано немало встреч и дебатов со многими религиозными проповедниками, квалифицированными политологами,  государственными и общественными деятелями. В любой дискуссии Аслбек нисколько не уступал своему оппоненту, его речь всегда получалась четкой и убедительной, а аргументы неопровержимыми. Я искал сильных противников для полемики с Аслбеком. Такие встречи, с одной стороны, были очень интересны для меня, а с другой, – слушая словопрения оппонентов, я стремился найти для себя истину.

Поскольку я родился в казахскоязычной среде, то всегда был осведомлен о процессах, происходивших в казахском обществе. Это был тот период, когда Муртаза Булутай, вернувшийся из Турции на историческую родину, получил известность в казахском обществе. Ради беседы с ним я приехал в Алматы, и мы с Муртазой час или два делились своими мнениями, сидя в его офисе в «Рамсторе». Нас обоих огорчало, что мусульманские страны до сих пор живут в отсталости, не успевая за развитием мировой цивилизации, а некоторые государства так и остались во мраке средневековых традиций и влачат нищенское существование, показывая полную неспособность найти выход из тупика. Причину того, почему исламская цивилизация, когда-то восхищавшая весь мир своей развитой наукой и просвещением, впала в деградацию и мракобесие, Муртаза Булутай объяснял тем, что мусульманская община отстранилась от Слова Господа – Корана, забыла главный принцип «Нет бога кроме Бога», пренебрегает силой разума, идя на поводу у меркантильных шейхов и наставников, ссылающихся на выдуманные хадисы.

В ходе беседы Муртаза Булутай несколько раз произнес шахаду (свидетельство о вере в Единого Бога), но к словам «Нет бога кроме Бога» не добавил фразы «Мухаммад – посланник Его (Бога)». Его действия соответствовали отрицанию хадисов, приводящих в пример жизнь и деятельность пророка Мухаммада. Позиция Муртазы Булутая заставила меня задуматься. Я вспомнил, как во время учебы в Сирии один ученый, изучавший древний арабский язык, сказал мне, что слово «мухаммад» первоначально означало «верующий», «уверовавший». Если так, то шахада утверждает: «Нет бога кроме Бога», значит, любой человек, соблюдающий этот принцип или верящий в него, является посланником Бога, лицом, призванным донести Слово Божье?! Такой комментарий в исламе пресекает попытки приобщить к Богу сотоварищей, возвести кого-то в авторитет и слепо поклоняться ему. Короткая фраза: «Нет бога кроме Бога» открывает путь к свободе мысли, стимулирует максимально использовать особый дар Творца – разум.

По утверждению Муртазы, религия это Бог и Его Слово (Коран), и человек должен постичь его разумом. Все остальное – хадисы, мазхабы, тарикаты, салафизм, суфизм и т.п., всего лишь идеология, преследующая политические цели. Именно эти силы, прикрываясь религией, ввергают людей в средневековый мрак, подталкивают к экстремизму и терроризму...

Вернувшись из Алматы, я рассказал Аслбеку о моей беседе с Муртазой Булутаем и его мыслях о религии. В то время Аслбек жил в Актобе, и он попросил меня по возможности организовать встречу с  Муртазой в этом городе. Я позвонил Муртазе Булутаю, и он сообщил мне, что на днях они вдвоем с писателем Турсынбеком Какишевым собираются в поездку в одну из приграничных с Россией областей. Я попросил его заехать на полдня в Актобе.

Встреча Аслбека и Муртазы длилась 3-4 часа. Муртаза Булутай, свободно владеющий семью-восемью языками, сведущий в экономике, международном праве, политологии, детально изучивший историю мировых религий, оказался сильным оппонентом для Аслбека Мусина. Булутай с ранних лет был мюридом (учеником) суфийского тариката в Турции, побывал в среде салафитских движений, что дало ему полное знание их сути, затем получил образование в Европе. В ходе дискуссии он ясно и точно выражал свое мнение и отстаивал его, приводя мощные аргументы. Он провел четкую грань между религией и религиозной идеологией, раскрыл причину неспособности исламского мира выйти из застоя и невежества, поставил точный диагноз духовного недуга. К концу встречи я заметил, что Аслбек возненавидел Муртазу, начал злиться и еле сдерживал себя. Однако приложил все усилия, чтобы ничем не выдать свое раздражение перед гостем, прибывшим издалека. Соратники и друзья Аслбека, озлобившись на Муртазу Булутая, набросились на меня с упреками: «Исмаил, где ты нашел его?!» В этот момент я и сам был в затруднительном положении, не зная, который из полемистов был убедительнее. После этого Аслбек целую неделю не проронил ни слова, он вообще не хотел ни с кем разговаривать. Но однажды он позвал меня к себе и сказал: «Исмаил, его слова истинны. Муртаза прав, мы должны двигаться в этом направлении»...

Не откладывая в долгий ящик, мною было создано и зарегистрировано в Министерстве юстиции общественное объединение «Ізгі амал». Я был назначен председателем объединения, а Талгат Есенкулов – исполнительным директором. Мы установили связи с другими общественными объединениями и занимались конкретной работой. Аслбек вместе с другими членами объединения трудился над теоретическим обоснованием руководящей идеи «Ізгі амал». Мы объявили себя «рациональными монотеистами», признающими Коран единственным божественным откровением, которое следует познавать только разумом. Но нас сразу же стали называть «коранитами».

Аслбек был настоящим мастером анализа. Он сформулировал уникальное мнение, согласно которому, комментарий к 7-му аяту суры «Фатиха», первой и основной суры Корана, изначально был сделан неправильно, став удобным орудием в руках заинтересованных политических кругов.  Все мазхабы и тарикаты, руководствущиеся хадисами, полагают, что упомянутые в ней «...те, которые вызвали Твой гнев» – это иудеи, а «сбившиеся с пути истины и блага» – то христиане. Данный тафсир-комментарий вот уже несколько веков служит идеологической основой для инспирирования жестоких кровопролитий между мусульманами и евреями, мусульманами и христианами. Межконфессиональные столкновения на Ближнем Востоке разжигаются «благодаря» именно этому тафсиру. В Коране нет конкретизации национальности или расы «вызвавших гнев» и «сбившихся с пути». Тем не менее, все мусульманские богословы искренне верят хадису. Неужели в данной ситуации нельзя усадить за один стол глав всех религиозных конфессий, провести Съезд религий и прийти к межконфессиональному согласию?!

Мне давно не давал покоя вопрос: «Почему Бог отправил к людям не одного, а нескольких пророков?» После пророка Ибрагима (Авраама), призвавшего людей к единобожию и утвердившего единство природы Бога, были еще трое посланников  с  божественными  откровениями.  Из  истории религий нам известно, что еще при жизни пророков Мусы (Моисея) и Исы (Иисуса) паства ослушалась Божьих заветов и снова заблудилась. Затем был ниспослан полный и законченный Коран, и пророк Мухаммад призывал людей к этой Истине. После смерти пророка Мухаммада появились тысячи выдуманных и подложных хадисов от его имени. Если Коран – это полная и законченная Книга Создателя, тогда в чем необходимость комментировать ее?! В  результате издания тафсиров в разные периоды возникали всевозможные течения, преследующие политические интересы. Всем известно, что суннизм-шиизм, мазхабы, различные ультра-радикальные течения, такие как салафизм, ваххабизм, такфиризм и прочие появились из-за противоречий в политических взглядах. Суфийские тарикаты также возникли вследствие социально-сословного расслоения общества. Если так, то почему мы воспринимаем их идеологию как истину?! Разве те, кто отбросил Истину, приспособил религию к собственным интересам  и поставил себе на службу, и не есть те самые, кто «вызвал гнев» и «сбился с пути», о которых говорится в суре «Фатиха»?! Почему мы должны искать «вызвавших гнев» и «сбившихся с пути» среди народа пророка Мусы или пророка Исы, либо где-то еще?!

Задаваясь этими вопросами, я пошел на аудиенцию к бывшему тогда председателю ДУМК Абсаттару Дербисали. Я обратился к нему с просьбой принять хоть какие-нибудь меры, чтобы сдержать распространение салафитских идей, которые изнутри раздирают казахское общество, вынести специальную фетву (решение) от имени ДУМК. В ответ он сказал, что это очень сложный вопрос, и он не в состоянии решить его. По его словам, в арабских странах и особенно в Саудовской Аравии Мухаммада Абдулуаххаба (арабского теолога, систематизировавшего салафитское мировоззрение и основавшего ваххабитское движение), считающегося преемником исламского мыслителя Ибн Таймими, почитают в той же мере, что и в казахском обществе – Абая Кунанбаева. Салафизм – официальная религия Саудовской Аравии, а ДУМК – организация, которую можно назвать чем-то вроде официального органа Казахстана в вопросах религии. К тому же ДУМК осуществляет тесное сотрудничество с Саудовской Аравией по вопросам хаджа и других религиозных ритуалов... В конце тирады про международную политику Абсаттар Дербисали сказал: «Исмаил, «Ізгі амал» – общественная организация, равноправная с ДУМК. Вы уж сами боритесь с салафизмом и другими радикалами, считайте, что я поддерживаю вас».

Хотя рациональные монотеисты, вступившие в объединение «Ізгі амал», признавали только Бога и Коран, среди них имелись разногласия по методологии познания Истины. Аслбек Мусин провел анализ священных книг и дал новые разъяснения понятиям «Ляйлятуль-Кадр» («Ночь Предопределения»), «хадж», «пятикратного намаза (салят)», «джихад», «ораза» (пост). К примеру, «хадж» – это диспут об Истине, который можно проводить в любом удобном для дискуссии месте. По Корану обращение к Творцу вселенной, совершение салята, т.е. возвеличивание Аллаха «от зари до заката солнца и в этот промежуток времени» должно происходить постоянно, а поклонение не должно быть вне разума, сознания человека.

Первый «хадж» казахстанских «коранитов» состоялся в городе Атырау. На него прибыли видные представители рационального монотеизма в России Тауфик Ибрагим и автор книги «Пора понимать Коран» Юрий Михайлов. После этого «Ізгі амал» провело большую работу по налаживанию связей с международными организациями. Лидеры объединения принимали участие в конференции «Мусульманские лидеры будущего», проходившей в Дохе в 2009 году, в качестве специально приглашенных гостей. В Оренбурге, Санкт-Петербурге, Омске, Одессе объединением «Ізгі амал» были организованы «хаджи» рационалистов христианской, иудейской и других конфессий.

В качестве председателя объединения я не возражал против международного сотрудничества. Более того, меня радовало, что инициативы казахстанских «коранитов» приобретают характер, делающий их схожими с протестантизмом,  связанным с реформацией христианства. Я в полной мере осознавал, что в свете международного сотрудничества можно перенять у запада прогрессивные методы реформ. Однако я считал, что реформа, в которой нуждалась религиозная сфера, в первую очередь должна проводиться по крайней мере в мусульманской общине, либо через казахское общество. Снова повторюсь, меня очень волновала складывавшаяся религиозная обстановка в Казахстане. По этой причине мы были заинтересованы проводить совместную работу с организацией «Темірқазық», модератором которой был политик Алихан Байменов, дискуссионным клубом «Айт-парк» политолога Нурлана Еримбетова. Мы старались распространять идею рационального монотеизма через казахстанские средства массовой информации.

В самых сложных дебатах с нашей стороны участвовал Аслбек. Он вышел победителем даже в дискуссии с Гейдаром Джемалем, которого когда-то считал своим учителем. Он не оставил без ответа ни один актуальный вопрос в области религии, цивилизации, политики. Гейдар Джемаль, затрудняясь привести аргументы, не смог придумать ничего лучшего, как уйти от ответа и перевести разговор в иную плоскость – он обвинил казахстанских «коранитов» в приспешничестве западу, назвав их политическим проектом США.

Не скрою, что на возникновение разногласий, приведших к расколу среди казахстанских «коранитов», в особой степени повлияли внешние факторы. На трехдневный «хадж», проходивший в предгорьях Алатау, съехалось много гостей из ближнего и дальнего зарубежья,  было много и казахстанских религиоведов, политологов, людей с активной гражданской позицией, которых волновали вопросы духовности. На этом съезде Муртаза Булутай выступил с серьезной критикой методологии доказывания божественности священных книг, представленной самыми близкими друзьями Аслбека Мусина Едипом Юкселем и Гершомом Кипрсичи. Как раз в это время Аслбек тоже увлекался методом математического доказывания истины «Коран  –  Слово Господа» под названием «Код 19».

«Математический код Корана» («Код 19») впервые был систематизирован уроженцем Египта, американским биохимиком Рашадом Халифой (1935–1990). Погружение в глубины цифрологии и нумерологии распространено среди христиан и иудеев. Указанная методология поиска истины имеет и негативную сторону – увлечение ею привело к возникновению религиозно-мистических и эзотерических течений типа Каббалы, сопряженных с иррационализмом. «Кораниты», поддерживавшие мнение Муртазы Булутая, принимали Бога и Коран как абсолютную истину и считали, что поиск доказательств пустое занятие.

«Код 19» привел к разногласиям и среди членов объединения «Ізгі амал». Мы считали, что важнее всего использовать разум – а это самый ценный дар Бога человеку, познать Истину разумным путем, руководствоваться Кораном, всеобъемлющим, полным и конкретным. Это было нашей путеводной звездой. Также мы знаем, что самый лучший путь найти Истину это наука и философия, критическое мышление, критическое восприятие данных об Истине доказательным путем. Но часть казахстанских «коранитов» не приветствовала абстрагирование от бесчисленных реальных проблем и  увлечение «Кодом 19» с целью доказать божественность Корана. Неприятие частью «коранитов» идеи зарубежных друзей Аслбека о дальнейшем исследовании «Кода 19» в итоге привело к распрям в объединении. Ведущий аналитик интернет-портала «коранитов» «Наш мир» Серик Рысжанов и исполнительный директор объединения «Ізгі амал» Талгат Есенкулов открыто выступили против увлечения Аслбеком Мусиным  «Кодом 19». Аслбек, который считался неофициальным лидером группы, не оценил это как плюрализм мнений, свободу мысли. В этот момент внезапно обнаружились скрывавшиеся в нем высокомерие и авторитарность характера. Он вел себя так, словно сам создал «Ізгі амал» и самостоятельно пришел к идее рационального монотеизма. Он жаждал задавить, растоптать своих оппонентов в объединении различными способами. Несмотря на это я всеми силами старался сгладить ситуацию в «Ізгі амал», примирить обе стороны. Я говорил им, что «Код 19» не противоречит основным принципам рационального монотеизма и что если мы примем Бога и Коран как абсолютную истину или если докажем божественность Корана математическим методом через «Код 19», то все равно придем к одному и тому же результату, и призывал не ссориться из-за этого. Но все было тщетно, каждая сторона осталась при своем.

Этот случай оставил неприятный осадок. Понятия «шейх», «наставник», «жрец» абсолютно чужды принципам рационального монотеизма, ведь ограничение свободы мнений, установление духовного рабства присущи лишь тоталитарным системам. Аслбек, который всегда неустанно говорил о преимуществах западной философии, выведшей человечество из тьмы невежества, о демократических идеалах и ценностях либерализма, о необходимости духовных реформ в исламе в объеме, не меньшем, чем это дал протестантизм, встряхнувший христианский мир, на этот раз показал себя с наихудшей стороны, и это сильно огорчило меня. Как можно проявлять нетерпимость к свободе мысли, свободе выражения?! Разве это не есть уподобление упрекаемым нами «шейхам», которые посягают на данную Богом свободу личности и манипулируют адептами при помощи чувств вины и страха?! Будет ли у нас после этого моральное право предлагать в качестве рецепта духовного возрождения рациональный монотеизм, переплетающийся с идеями демократического устройства и либерализма?!

Кроме этой у меня была еще одна причина уйти от «коранитов». Создавая объединение «Ізгі амал», мы установили, что наша основная деятельность будет ориентирована на развитие казахского общества. Как правило, ни одна реформа не бывает безадресной, она с самого начала  должна быть нацелена на определенное общество. Интернет-сайты ruh.kz, anti-idol.kz, nurmura.kz, созданные в качестве тактического плацдарма для достижения стратегических целей, оказались не способными поставить заслон проповедям деструктивных религиозно-идеологических течений, расширяющих свое влияние в казахском обществе, идея рационального монотеизма излагалась ими в основном на русском и английском языках. Иными словами, создавалось впечатление, что казахстанские «кораниты» были нацелены не на казахскую аудиторию, а куда-то вовне. Наверное, это потому что Аслбек Мусин и почти все окружавшие его «кораниты» были русскоязычными. Так информация относительно идей рационального монотеизма просто не доходила до казахскоязычной аудитории, составляющей большую часть мусульман в Казахстане. В результате салафитские радикалы и наставники эзотерических тарикатов, мастера промывки мозгов и вербовки, дискредитировали казахстанских «коранитов» в глазах казахского общества, выставив «безбожниками», «тайными миссионерами, подосланными к мусульманам западным миром». Более того, даже ДУМК не смогло выстоять под напором имамов, представляющих интересы салафитских и других религиозно-идеологических организаций, обосновавшихся в казахстанских мечетях и словно спрут окутавших своими щупальцами все вокруг, – оно дважды вынесло специальные фетвы, которыми признало казахстанских «коранитов» «заблудшими» и полностью опровергло идею рационального монотеизма, признающего в религии только Бога и Коран. «Кораниты» в свою очередь не сумели нанести им адекватный удар ни в идеологическом, ни в информационном поле.

Страницы сайтов, поддерживаемых объединением, заполонили материалы, пропагандирующие философские размышления Аслбека Мусина и «Код 19». Большинство членов «Ізгі амал» считали Аслбека своим наставником, превозносили его, породив культ личности. Это кончилось тем, что я, сытый по горло однобоко мыслящими авторитарными «шейхами» типа «Шейха Халила» и «Тоиржана аки», а также тоталитарными религиозными организациями как салафизм и давгатовцы, и прошедший через много трансформаций с целью сохранить свою независимость и духовную свободу, оставил и «мусинских коранитов». Я аннулировал регистрацию объединения «Ізгі амал» в Министерстве юстиции, которое в свое время открыл для распространения идеи рационального монотеизма в казахском обществе – я полагал, что Аслбек, отвернувшийся от казахского общества и обративший все свои помыслы к другой аудитории, ушедший в написание  философских трактатов, больше не нуждается во мне.

Со стороны некоторых «коранитов» закрытие объединения «Ізгі амал» было расценено как предательство. Даже в прессе были опубликованы заказные статьи, обвинявшие меня в «предательстве». Однако я не отрекся от идеи рационального монотеизма. Это – моя Истина, моя духовная твердыня. Я благодарен Аслбеку Мусину, привившему мне навыки критического мышления через западную философию, и конечно же, Муртазе Булутаю, благодаря которому мы вдвоем с Аслбеком преодолели распутье и нашли новый горизонт духовного возрождения. Я бесконечно благодарен Всевышнему, волей которого в мою жизнь пришли эти люди и указали истинный путь именно тогда, когда я был в смятении, заплутав в темном лабиринте деструктивных религиозных идеологий. Но я не хочу быть ни мюридом, ни шейхом. Нет бога кроме Бога – вот мой главный и незыблемый принцип. Поэтому я решил использовать на благо казахского общества тот духовный багаж, который накопил через идею рационального монотеизма, ставшего для меня спасительным рассветом во тьме безысходности, указавшим мне верный путь и укрепившим мою веру, и благодаря которому я определился со своими политическими взглядами. Так я взял курс на национально-патриотическое поле.

Новости по теме

Ваххабизм: влиятельнее, чем когда-либо

В свое время понадобилось всего две недели, чтобы Иран, который называли «восточным Парижем» из светской страны превратился в исламское государство. Ранее exclusive.kz http://www.exclusive.kz/expertiza/politika/117791/уже писал о том, как группу влиятельных казахстанских политиков обвинили в попытке госпереворота. Автор, пожелавший остаться не известным, считает, что опасность исламизации Казахстана и Центральной Азии растет с каждым годом. Просто мы предпочитаем это не замечать. Начало http://www.exclusive.kz/expertiza/obshhestvo/117851/.

28.03.2020 18:03
Тайная жизнь исламских течений в Казахстане

Exclusive.kz проолжает публикацию исповеди Турарбека Кусаинова, прошедшего путь от муллы до гражданского активиста.

24.03.2020 16:03
Религиозный детектив

В Казахстане усилились интриги в высшем эшелоне властной элиты. Руководитель Администрации Президента Аслан Мусин в качестве главного конкурента видел Имангали Тасмагамбетова – тогдашнего акима города Астаны. И тогда в ход пошла версия, что Тасмагамбетов причастен к религиозному движению, «имеющему достаточный потенциал для захвата власти».

24.02.2020 13:02
Как Кексель выбивала показания против Тасмагамбетова

Олеся Кексель была назначена руководителем службы специальных прокуроров генпрокуратуры в январе 2018 года, а до этого занимала пост заместителя руководителя следственного департамента Национального бюро по противодействию коррупции.

03.02.2020 14:02
Олеся Кексель выбивала показания против Тасмагамбетова

Экс-сотрудник генпрокуратуры выбивала показания против Имангали Тасмагамбетова.

27.01.2020 15:01
Тайное и явное влияние ваххабизма в Казахстане

Ранее exclusive.kz уже писал о том, как группу влиятельных казахстанских политиков обвинили в попытке госпереворота. Однако на самом деле эта опасность только возросла. Разгром суфистов привел к укреплению позиций ваххабитов, и они как никогда близки к тому, чтобы Казахстан превратился в территорию синкретического ислама - так считает автор, пожелавший остаться не известным.

09.01.2020 12:01
Как суфии хотели государственный переворот совершить

Концепция народного единства, предложенная группой «национал-патриотов» в качестве альтернативы Доктрине национального единства. Влиянием религиозных предпочтений «исматуллашылар» объясняется использование в декларативных документах....

30.12.2019 09:12
Еще одна попытка государственного переворота?

Детальный анализ пропагандируемых идей активистов, их контакты позволяет сделать вывод о наличии единой организационной структуры, объединенной задачей дискредитации в общественном мнении проводимой государственной политики с целью дестабилизации внутриполитической ситуации для насильственной смены конституционного строя и изменения действующей политической системы

26.12.2019 12:12
Московское проклятие

О возвращении Алматы прежнего имени – Алма-Ата.

20.12.2019 12:12
Кто поддерживает казахстанских салафитов за рубежом?

Слово «салаф» на арабском языке означает «предшествие, прежде». Это идеологическое течение, появившееся в начале XII века, которое считает времена первоначальной мусульманской общины «золотой эпохой» и стремится на этой основе выстроить общественные отношения. Салафиты считают этот путь «чистой религией». Идеология салафизма не признает другие религиозные мазхабы, суфийские учения. В настоящее время салафизм является официальной религией и политико-идеологической доктриной Саудовской Аравии.

19.12.2019 10:12
Казахстан в паутине религиозных идеологий

ДУМК держит монополию на исламскую веру как орган, указывающий порядок проведения таких религиозных обрядов как хадж, ураза: устанавливает график уразы

10.12.2019 10:12
Тайная жизнь суфийских течений в Казахстане

Как показывают журналистские расследования, с конца 2000 года Исматулла вновь периодически стал навещать Казахстан. При этом он не обходил тайными путями пограничные пункты, а далекое путешествие совершал на самолетах. Уму непостижимо, как иностранный гражданин, нарушивший в 1999 году миграционное законодательство Казахстана, уклонившийся от наказания (депортации), сбежавший из

05.12.2019 10:12
След российских спецслужб в казахстанском суфизме

В начале 2000-х годов в Казахстане разгорелся религиозный скандал, связанный с именем афгано-пакинстанского казаха Исматуллы Абдигаппара. Это была одна из первых хорошо продуманных операций российских спецслужб на территории нашей страны.

26.11.2019 10:11
От патриотизма до регионального сепаратизма

Последняя часть исповеди Турарбека Кусаинова проливает свет на таинственные события 2013 года, когда на западе страны была предпринята попытка сепаратизма, а также рассказывает о том, почему автор разочаровался в национал-патриотах.

21.11.2019 11:11
Исповедь раскаявшегося имама

В редакцию exclusive.kz пришло письмо-исповедь от человека, пережившего череду разочарований. Турарбек Кусаинов был сначала муллой, потом подался к национал-патриотам, попал в тюрьму и теперь решил поделиться своим поисками истины. Мы решили опубликовать эту длинную исповедь, поскольку считаем, что такой путь разочарований и поиска сейчас проходит почти каждый казахстанец.

08.11.2019 14:11
Оставить комментарий

Общество

Страницы:1 2 3 4 5 6 ... 33