понедельник, 06 апреля 2020
,
USD/KZT: 439.01 EUR/KZT: 474.61 RUR/KZT: 5.75
По скорости загрузки фиксированного интернета Казахстан занимает 66-е место Елизавета II обратилась к своим подданным в тяжелый момент В уточненном бюджете нефть 20 долларов, а курс тенге - 440 Узбекистан начнет производство аппаратов ИВЛ Богатые тоже хотят урвать помощь Заседание ОПЕК+ отложили Китай на медицинских масках и халатах заработал 1,4 млрд. долларов Кто сможет получить 42500 тенге? Пресс-секретарь Нурсултана Назарбаева опроверг слухи о здоровье Елбасы В Павлодаре приземлился эвакуационный рейс Нефть растет, тенге тоже Нацбанк снизил базовую ставку В Казахстане сейчас 8 человек с диагнозом COVID 19 находятся на ИВЛ ВОЗ подтвердил отсутствие коронавируса в Таджикистане В США зафиксировано рекордное количество безработных Сайт 42500.enbek.kz рухнул из-за огромного потока обращений Нерабочая неделя в Нур-Султане и Алматы продлена до 13 апреля В Ухани от коронавируса погибло свыше 40000 человек? США выделило Казахстану на борьбу с коронавирусом 365 млн тенге Кто пойдет в армию? На антикризисные меры потратят 5,9 триллиона тенге В Казахстане перестанут ездить пассажирские поезда Президент Филиппин приказал убивать нарушителей карантина Беларусь собирается купить российскую нефть по 4 доллара за баррель В Алматинский области на карантин закрыли огромный ЖК с 20 000 жильцов

Почему крупные ЧП становятся для Казахстана нормой?

"В вертикальной системе власти, где нет места многопартийности и многополярности взглядов и мнений, ЧП, подобные крушению самолета 27 декабря прошлого года, увы, неизбежны и дальше", - утверждает бывший чиновник достаточно высокого ранга (заместитель министра сельского хозяйства в 2011-2013 гг.), ныне активно цитируемый СМИ блогер, либерал и демократ Марат Толибаев.

Один стержень

 - Я считаю, что такие ситуации становятся типичными и, самое страшное, - закономерными и вполне предсказуемыми для нашей страны, - говорит он. -  У нас государственная система построена таким образом, что места для социальной справедливости и правового равновесия в обществе не осталось.

Что я имею в виду? А то, что в нашем централизованном авторитарном государстве все сверху донизу подчинено одной вертикали власти. Первый признак демократии – это система сдержек и противовесов, а у нас и законодательная, и судебная власти, и акимы, и члены правительства подчиняются и назначаются прямо или косвенно из одного источника. Поэтому всю нашу власть и можно рассматривать как один большой длинный стержень, тогда как в развитых демократических странах их в виде разных партий имеется множество. Поскольку ни одна из них не является эксклюзивно правящей, то они всегда находятся в состоянии непрерывной борьбы между собой, любое решение действующей власти подвергается оппонентами множество раз критике и проверке на прочность. От тех, которые не выдерживают этот «экзамен», общество отказывается.

У нас же, какое решение ни возьми, ни одно не проходило настоящей проверку критикой и обсуждение в обществе. Перенос столицы, вхождение в ЕврАЗЭС, переход на латиницу, проведение ЭКСПО, девальвация или, наоборот, долгое сдерживание курса национальной валюты …  Все эти жизненно важные вопросы принимались централизованно и кулуарно. И никто  - ни граждане, ни политические силы, имеющиеся в стране, - не имели по большому счету возможности публично заявить о своем несогласии.

Власть, сосредоточенная в одних руках, не подвергается критике и сомнению. Поэтому она движется в одной сторону - к волюнтаризму и принятию, ладно бы непопулярных, а неправильных, по своей сути, решений.

Еще один побочный эффект, вытекающий из такой конфигурации, – принятие государственными органами решений и следующих за ним действий в интересах отдельных лиц. Когда власть вертикально иерархирована, выборных должностей практически нет, каждый начальник, маленький или большой, назначает своего человека. Последнему не надо оглядываться по сторонам и опасаться критики общества, ему надо смотреть вверх и делать только то, что ему приказывает начальник.

Такая система создает благодатную почву для развития «позвоночного» права. Это распространяется не только на исполнительную власть, но и на Парламент, где депутаты руководствуются зачастую не соображениями своей совести, интересами электората и государства, а тем, что скажут им представители властной вертикали. То же самое и в судах: принятие ими решений тоже часто зависит от указаний председателя суда, а тот тоже смотрит вверх.

И что в итоге? В законе написано, допустим, что для принятия решения о допуске или недопуске какой-то авиакомпании к выполнению полетов необходимо пройти процедуру сертификации. Однако чиновнику, отвечающему за это, легче пойти на нарушение закона, чем не выполнить поручение сверху.

У нас все повязаны друг с другом одной ниткой, концы которой идут в одну сторону – к вертикальному стержню власти, от которого они все вместе питаются.

 Этот механизм можно разглядеть в любом чрезвычайном происшествии, которое случается в стране. В случае с крушением самолета компании «Бек-Эйр» утром 27 декабря 2019 года на взлетной полосе оказался дом, из-за которого, по мнению руководства компании, погибли люди. Профессионалы от авиации воспринимают эту версию скептически, но даже если так, то почему, коль законом застройка на взлетной полосе запрещена, она тем не менее там велась? А потому что, акимы (района или области) имеют огромное влияние на депутатов маслихатов. Если он (аким) решит, что этот домик нужно поставить именно там (его попросил об этом брат или сват, или же был звонок сверху), ему достаточно шепнуть пару слов ключевым депутатам, и они проведут через маслихат решение о том, что нужно расширить территорию застройки или поменять его целевое назначение. Все они, и чиновники, и депутаты, - члены одной господствующей партии. А коль они все находятся водной лодке, то зачем им оппонировать друг другу?

Но если бы в наших маслихатах имелись зубастые депутаты от разных партий (либеральной, коммунистической или зеленых, как в европейских парламентах), то поднялся бы такой шум в СМИ, что никакому акиму, каким бы он влиятельным ни был, не пришло бы в голову продавить нужное ему решение в ущерб безопасности людей.

  Не думаю, что «Бек-Эйр» летал бы до 27 декабря прошлого года, если бы на каждой инстанции ее не протекционировало и не помогало получать разрешения на осуществление полетов какое-то влиятельное лицо. Наверняка оно, это лицо, имея выход на самый верх, уже дало там какие-то объяснения, оправдывающие крушение самолета. Если покровитель сумел уже доказать это, то наши гражданские претензии к авиакомпании и шум, поднятый СМИ и блогерами, не сыграют никакой роли. Здесь важно быть не правым, а ближе к телу, то есть к людям, принимающим решения. Если они и в этот раз скажут: «Да, ладно! Со всяким бывает», то компания будет продолжать работать. Это в демократическом государстве скандала и криков в соцсетях было бы достаточно, чтобы привлечь к ответственности и акиакомпанию, и ее учредителей.

 

Лояльность к системе

 

- Шум в СМИ и соцсетях и у нас поднимается. Благодаря одному блогеру, например, уволили руководителя управления лётной эксплуатации Комитета гражданской авиации Тоты Амирову, известной своей принципиальностью…

- Дело здесь вовсе не в блогере, который помог определенным людям убрать ее. Такие люди всего лишь орудие исполнения заказа. На месте этого блогера мог оказаться любой другой. В строгой иерархической системе главное качество не честность и не трудолюбие, а лояльность и верность системе. Когда у человека плюс к этому есть профессионализм и ум, то она, привлекая его, позволяет ему двигаться вверх. Но если же этот умный человек не соглашается с мнением вышестоящего, то система выкидывают его. Поэтому увольнение несговорчивой Тоты Амировой было закономерным. В существующей у нас государственной системе всех не то, что принципиальных, а просто даже ерепенистых и с характером людей отсеивают на самой ранней стадии - на уровне еще рядового сотрудника или в лучшем случае начальника отдела. Если он спорит с начальником, его не повышают, и он в конце концов уходит в частную структуру или уезжает за границу. То есть случай с Тоты Амировой - всего лишь один из многих примеров такого «естественного» отбора: выдавливания системой не лояльных к ней людей.

Если смотреть на ситуацию стратегически, крупным планом, то неважно, сможет в этот раз протектор авиакомпании «Бек-Эйр» где-то в кулуарах «отмазать её» или не сможет. Это уже детали. Даже если решат закрыть ее, новая авиакомпания, наверняка, опять будет создана с какими-то нарушениями. И опять напротив взлетной полосы построят дом - не в этом, так в другом городе.

 Все происходящее сейчас — это симптомы серьезной болезни. Временами она выходит в виде удушающего кашля или насморка, а вирус, засевший глубоко в организме, остается непролеченным. В вертикальной системе власти, где нет места многопартийности и многополярности взглядов и мнений, каждый год будут появляться все новые и новые жертвы. Это неизбежно.

- Мы все сейчас надеемся на реформы. Повлияют ли последние события на их появление?

- В авторитарной системе вся наша жизнь зависит от решений, принятых двумя-тремя людьми. На это влияет их характеры, настроения, уровень образованности и взаимоотношений между собой. И все 18 млн. казахстанцев вольно или невольно вынуждены заглядывать в рот этим двоим-троим и ждать, что же они скажут или предпримут в следующую минуту или как договорятся между собой. Печально. Чтобы начать жить по-другому, в стране должно быть несколько лидеров, за которыми стоят влиятельные, борющиеся между собой за внимание электората партии.

Оставить комментарий

Общество

Страницы:1 2 3 4 5 6 ... 33