пятница, 03 июля 2020
,
USD/KZT: 405.69 EUR/KZT: 455.51 RUR/KZT: 5.72
Китай сокращает этнические меньшинства? Зачем ЕБРР выделил 243 млн.евро КазТрансГазу? 5 400 тенге за вызов скорой помощи Американские студенты проводили вечеринки, чтобы заразиться коронавирусом Казахстанцев пообещали лечить от коронавируса бесплатно В Казахстане за июнь от пневмонии скончались 628 человек В Казахстане наконец начнут лечить препаратом, эффективность которого Китай оценил еще в марте Медработникам столицы вручили госнаграды «Вероятный случай КВИ» появился в Казахстане Выплат населению не будет Как планируется праздновать Курбан айт в случае продления карантина В Казахстане открыли монумент Назарбаеву Биртанова выписали из больницы Армения начнет импортировать нефтепродукты из Казахстана В Казахстане сдача документов в организации образования временно разрешена без предъявления медсправок В Ашхабаде населению раздают противовирусные таблетки Токаев подписал поправки в Налоговый кодекс Лукашенко объявил, что в Беларуси победили коронавирус Мониторинговая группа будет следить за наличием лекарственных средств в аптеках Нур-Султана Shell эвакуирует иностранных сотрудников из Казахстана из-за коронавируса Токаев поздравил Путина с успешным голосованием по поправкам в Конституцию Россия спонсировала талибов? Как новый министр здравоохранения хочет победить коронавирус Совбез ООН принял резолюцию о прекращения огня в мире на фоне пандемии Годовой уровень инфляции в Казахстане составил 7%

О правах граждан и обязанностях властей в условиях ЧП

То, что режим ЧП не обойдется одним месяцем, было ясно с самого начала. Однако многие только сейчас начинают понимать, что это означает и к чему может привести затягивание режима и затягивание поясов. Понимают и осознают ли это власти – отдельный вопрос. Особенно,  касательно прав и свобод своих же граждан. 

Закон есть закон

Итак, президент Касы-Жомарт Токаев заявил о необходимости продления режима чрезвычайного положения «как минимум, до конца апреля». Сразу же подчеркнем – пока это лишь слова, причем слова обтекаемые. Согласно Закону РК «О чрезвычайном положении», продлевать нужно соответствующим правовым актом. Об этом прямо говорит пункт 4 статью 7 закона: «При неустранении обстоятельств, послуживших основанием для введения чрезвычайного положения, Президент Республики Казахстан вправе продлить его действие в пределах сроков, установленных пунктом 1 настоящей статьи, посредством издания соответствующего акта». 

Первый пункт нас уже не интересует, хотя мы о нем упоминали месяц назад – тогда говорили, что ЧП по всей стране может вводиться максимум на 30 суток (если в отдельно взятых регионах, то на 60 суток). А вот второй пункт четко прописывает, что по истечению первоначально озвученного срока «чрезвычайное положение считается прекращенным». То есть, с точки зрения права, в 00 часов 01 минуту 16 апреля режим ЧП автоматически заканчивается, а вместе с ним снимаются все запреты и ограничения. 

Но скорее всего, сегодня-завтра соответствующий указ будет все же («наконец-то») подписан президентом Токаевым, хотя это можно было сделать, не затягивая – ведь для чрезвычайного положения не существует выходные – все дни будничные. Точнее, будничные для определенных служб и должностей, среди которых и глава государства. Кстати, вчера было приято решение о продлении нерабочего режима в обеих столицах до 30 апреля, но, судя по всему, официального документа по этому поводу выпущено еще не было. Однако, с точки зрения закона, это возможно только в хронологических рамках чрезвычайного положения, а оно, как известно, на этот срок не распространяется. 

Вообще, не до конца ясен правовой режим «нерабочей недели». Например, в соседней России, как утверждают юристы, такую практику ввели вместо объявления чрезвычайного положения и режима карантина – последнее повлекло бы за собой различные обязательства государства (читай, власти) по отношению к гражданам и юридическим лицам. Стоит отметить, что российский закон о ЧП имеет статус конституционного и более обширен и конкретен, чем казахстанский. У нас же он, как показывает практика, даже сами власти не знают, как трактовать некоторые его пункты и за четыре недели особого режима несколько раз меняли свое видение на то или иное обстоятельство.

Право на бесправие

Кстати, в вводной части Конституционного закона РФ о ЧП отмечается, что данный режим, кроме всего прочего, вводится с целью «обеспечения прав и свобод гражданина». Понятно, что это на бумаге, но если обратить внимание на аналогичный закон РК, то в той же вводной части говорится об ограничении тех самых прав и свобод. Запреты и ограничения, конечно же, существуют – в некоторой степени они даже основа обеспечения правового статуса чрезвычайного положения. Но здесь мы сталкиваемся с рядом разночтений, недоговорок и недопонимания, причем, с обеих сторон. 

Далее по тексту в российском варианте четко расписываются все запреты и их обоснование, у нас же многое прописано однобоко и не полно. Это поняли все, в том числе власти, когда напрямую столкнулись с практикой введения ЧП, причем, по всему было видно, что законотворцы не думали о пандемии, когда прописывали статьи и нормы закона. Такое ощущение, что не думают и сейчас. 

Поэтому, наверное, не имеет смысла сравнивать с правовыми актами других стран, хотя на некоторые международные обязательства необходимо обратить внимание. Так, в конце прошлой недели генеральный директор ВОЗ Тедрос Гебреисус подчеркнул «чрезвычайную важность» верховенства закона в борьбе с пандемией. «По мере того, как страны предпринимают усилия по сдерживанию распространения вируса и смягчению его последствий, возникает множество социальных проблем, решение которых требует учета юридических, нормативно-правовых и этических аспектов», – сказал он, выступая на международном юридическом форуме «Законы коронавируса» в Петербурге. 

Господин Гебреисус также пояснил, что, вводя жесткие ограничения, власти обязаны уважать человеческое достоинство и права граждан в соответствии с Международными медико-санитарными правилами, региональными документами в области защиты прав человека, включая Европейскую конвенцию о защите прав человека и основных свобод, а также Всеобщую декларацию прав человека. Здесь стоит подчеркнуть, что глава ВОЗ хоть и является в некоторой степени политическим деятелем, но он в первую очередь медик, и поэтому знает, о чем говорить. 

У нас же, как известно, правят балом не медицинские работники, а политруки и силовики. Поэтому, даже пусть жесткие и правильные по сути карантинные меры, выглядят со стороны репрессивными и однобокими. И уж точно о правах человека и заботах отдельно взятого гражданина мало кто подумает. Доказательствами этому переполнены соцсети, но сколько подобных случаев не доходит до широкой публики, неизвестно никому.

Жесткость, а не жестокость

Подчеркнем еще раз – мы целиком и полностью выступаем за жесткие карантинные меры по профилактике и недопущению распространения заразы. Однако при этом они не должны быть жестокими. Для этого существуют несколько простых, на первый взгляд, но практически невыполнимых с точки зрения казахстанских властей пунктов. 

Во-первых, это понимание ценности прав и свобод каждого гражданина. С этим у нас всегда были проблемы, но напоминать об этом все равно надо. Во-вторых, прозрачность действий властей, в том числе в отношении расходования бюджетных средств и средств Национального фонда. В-третьих, полномасштабное участие гражданского сектора. Кстати, вместе с законом о ЧП следовало бы принять ряд норм закона о гражданской обороне, что наряду с повышением сознательности среди населения (с этим тоже проблемы) позволило бы снять взаимное недопонимание между народом и властью. 

Действительно, одна из главных проблем нынешнего чрезвычайного карантина – это отсутствие взаимопонимания. Корни этого лежат давно и глубоко и одним указом президента их не извлечь. Модное привлечение «нужных блогеров» и включение громкоговорителей с непонятной речью этой проблемы не решат. Поэтому гражданам приходится самим выкручиваться. Иногда на помощь приходят народные адвокаты и юристы-волонтеры, которые разъясняют на пальцах те или иные нормы закона и подзаконных актов (в виде положений о карантине) – например, Джохар Утебеков. Однако на практике использовать эти пожелания крайне затруднительно. В первую очередь потому, что люди сталкиваются не с носителями закона, а с носителями приказа, который, как известно, обсуждению не подлежит. 

Даже представители одной организации и в пределах одной (карантинной) зоны умудряются сами себе противоречить, не говоря уже, скажем, о сотрудниках акиматов и полицейских. Безусловно, не редки случаи, когда люди в форме входят в положение и стараются во многом помочь, но, к сожалению, это лишь исключения, подтверждающие правило. А ведь режим ЧП мог бы стать некой реабилитацией для существующей власти. Хотя бы на короткий период. 

Оплатите за неудобства

Между тем, с каждой неделей возрастают социальные риски и все чаще говорят о возможных голодных бунтах, против которых практически никаких превентивных мер не принимается – ну, кроме стягивания техники и военных сборов. Вообще, если рассматривать режим чрезвычайного положение с точки зрения права, то с его принятием государство берет на себя всю полноту ответственности за своих граждан, начиная с политической и заканчивая материальной. Это как родители несут полную ответственность (в том числе юридическую) за судьбу ребенка вплоть до его совершеннолетия. В нашем случае, «совершеннолетие» - это не только хронологическое завершение карантина, но и некоторое время спустя – в качестве «буферной зоны». 

Можно ли считать, что в этом плане государство выполняет «родительские обязанности»? Вряд ли. По крайней мере, далеко не в полной мере. Выплаты в 42500 тенге вместе с индексацией пенсий и продуктовыми наборами никак нельзя считать таковой помощью. Может быть, в общих объемах цифры выглядят впечатляющими, но в каждом отдельном случае они не могут считаться таковыми даже с натяжкой. 

Или какие-то взятые с потолка ограничения, например, отказы в пособии тем, кто более 500 тысяч в месяц получал. А кто-нибудь проверял, сколько людей жили на эти деньги, какой процент кредитов с них он выплачивал? Если говорить о моральном плане, на который любят давить чиновники, у которых только зарплата по миллиону, то с этих 500 тысяч он налогов платил ежемесячно больше, чем данное пособие. Да и с другой стороны, многим ли отличается гражданин и налогоплательщик с зарплатой 501 тысячу тенге от соотечественника с зарплатой в 499 тысяч? И таких вопросов множество. 

Никак нельзя считать послаблением и уж тем более «широким жестом» со стороны государства так называемые налоговые каникулы. На самом деле никто вам их не списывает – их надо будет заплатить в любом случае, но позже. При этом отсрочка играет совершенно отрицательную роль, так как, во-первых, надо будет платить в три раза  больше, чем обычно (за три отсроченных месяца), а во-вторых, делать это придется тогда, когда вряд ли ты (или твое юридическое лицо) выйдет хотя бы на прежние обороты. То есть, даже человеку, далекому от финансовых схем, понятно, что первое и довольно продолжительно время после снятия коронавирусной блокады будет ощущаться кризис во всем. А власти об этом даже думать не хотят. Зря. Ведь накопленное за время чрезвычайного положения недовольство может выплеснуться в неконтролируемом режиме.

А закончить хотелось бы словами доктора Тедроса из ВОЗа:

«COVID-19 сеет хаос в обществе, но мы не должны позволить ему расшатать основы нашего общества. История будет судить о нас не только по тому, справимся ли мы с этой эпидемией, но и по тому, каким образом мы это сделаем». Время для обдумывания мало, но оно еще есть. Сегодня, 13 апреля, должно состояться заседание Госкомиссии по ЧП, на котором, кроме прочего, планируется определить перечень предприятий, которым позволят работать. Советуем очень внимательно к этому отнестись, так как страна и мы уже подошли к рубежу переосмысления действий и бездействия власти и самого общества.

Общество

Страницы:1 2 3 4 5 6 ... 33