понедельник, 13 июля 2020
,
USD/KZT: 412.55 EUR/KZT: 465.73 RUR/KZT: 5.79
Число заболевших COVID-19 увеличилось до 59 899 Новые услуги появились на eGov Цены на жилье в Казахстане за июнь не выросли Минздрав опроверг слухи о случаях неизвестной пневмонии Токаев выступит с очередным посланием к народу Токаев сомневается в готовности Министерства образования к новому учебному году Токаев раскритиковал работу Фонда социального страхования и «СК-Фармация» В течение 5 дней правительство Казахстана должно подготовить алгоритм решений для борьбы с пандемией Токаев запретил чиновникам отдыхать Токаев заявил о снижении экономики на 1,8 % 90% пациентов с коронавирусом, лечившихся иммунной плазмой выписаны домой Умер главный санврач Алматинской области Кайрат Баймухамбетов 54 747 зараженных коронавирусом в Казахстане В США появится радио на казахском языке Глава Минздрава провел онлайн-встречу с представителями ООН и ВОЗ Токаев подписал распоряжение о дне траура В связи с пандемией МОН разрешило прием сертификатов онлайн тестов Duolingo и IELTS INDICATOR Около двух тысяч заболевших коронавирусом выявлено за сутки в Казахстане 900 тысяч тенге предлагают санитарам ЗКО за работу с пациентами КВИ Министр здравоохранения рассказал о возможности продления двухнедельного карантина Двойное тестирование снизит смертность от коронавируса Сколько стоит ПЦР-тест при вызове скорой помощи Не меньше 50 лет тюрьмы в США грозит хакеру из Казахстана 6 советов от Минздрава РК как не лечить КВИ Токаев обьявил 13 июля днём национального траура

«Гамильтоновский момент» в Европе?

Яцек Ростовски, Арнаб Дас

Франко-немецкое предложение создать Фонд восстановления экономики ЕС в размере 500 млрд евро для борьбы с кризисом Covid-19 называют «гамильтоновским моментом» Европы. В соответствии с этой логикой, такой фонд, подобно соглашению 1790 года между Александром Гамильтоном и Томасом Джефферсоном о переводе возникших в ходе Войны за независимость долгов американских штатов на новое федеральное правительство, проложит путь к созданию Соединённых Штатов Европы. Если бы только это было действительно так просто.

Внушительный потенциал федерального бюджета (Гамильтон договорился о таком для рождавшихся США) гарантировал бы долгосрочное выживание евро. Но прежде чем Европа достигнет чего-то близкого к федерализму, ей предстоит пережить потенциальный момент «форта Самтер», то есть отпор, сравнимый с атакой Конфедерации на гарнизон США, расположившийся рядом с городом Чарльстон (штат Южная Каролина), в 1861 году.

Битва за форт Самтер ознаменовала начало Гражданской войны в США. Сможет ли ЕС добиться лучшего исхода?

На сегодня Covid-19 вызвал почти симметричный экономический шок в странах ЕС, при этом большинство стран вводят карантины схожей интенсивности и длительности. Но предпринимаемые властями меры оказались крайне асимметричны: планы бюджетного стимулирования в Германии намного превосходят планы стран Южной Европы, сильно перегруженных долгами. Германия предложила прямую поддержку из бюджета в размере 13% своего ВВП 2019 года. Это в десять с лишним раз больше, чем размеры бюджетной помощи в Италии. Если же прибавить сюда кредитные гарантии и отсрочки по уплате налогов, тогда размеры финансовой помощи, предлагаемой в Германии, составят шокирующие 50% ВВП, а это в четыре раза больше размеров поддержки экономики в Испании.

Поскольку единого бюджета нет, только Европейский центральный банк защищает обременённые высокими долгами страны ЕС от резкого взлёта стоимости заимствований. Однако необходимость осуществлять масштабные покупки гособлигаций наталкивается на эмоции стран северной Европы и спровоцировала обвинения, что ЕЦБ превышает свой мандат.

В мае Федеральный конституционный суд Германии (ФКСГ) постановил, что в случае, если ЕЦБ не сумеет доказать «пропорциональность» программы покупки гособлигаций её «воздействию на экономическую и бюджетную политику», тогда он запретит Бундесбанку участвовать в ней. В Брюсселе часто можно услышать шутку, что «европейское право выше национального права, но немецкое право выше европейского», однако никогда она не была столь уместной.

Впрочем, если ФКСГ и сделал первый выстрел, то Еврокомиссия, ЕЦБ и Европейский суд готовы нанести ядерный удар, хотя потенциально он гарантирует взаимное уничтожение. Начать с того, что совет управляющих ЕЦБ, как ожидается, даст Бундесбанку инструкцию в любом случае покупать немецкие облигации, и Бундесбанк будет обязан подчиниться в соответствии с договорами ЕС.

Если же немецкое правительство (или Бундесбанк) подчинятся решению ФСКГ, тогда Еврокомиссия может подать на них в суд. А ЕЦБ может решить обойти Бундесбанк, покупая немецкие облигации напрямую, ведь в валютном союзе силой обладает тот, кто печатает деньги, а в еврозоне – это ЕЦБ.

Ещё предстоит увидеть, как именно будет разворачиваться этот конфликт, но одно уже ясно: постановление ФСКГ создаёт опасный прецедент. Если допустить, что его решение останется в силе, тогда суды других стран начнут выбирать удобные для них законы ЕС, а это приведёт к краху еврозоны, общего рынка и самого Евросоюза.

Надо ли говорить, что канцлер Германии Ангела Меркель столкнулась сейчас с серьёзной дилеммой: бросать вызов очень уважаемому ФСКГ политически рискованно, а выполнение его решения грозит катастрофой. Ситуация осложняется тем, что президент США Дональд Трамп проводит политику изоляционизма под лозунгом «Америка прежде всего», а Британия после Брексита явно стремится обрезать оставшиеся связи с ЕС. В результате Германия потеряла ранее надёжных стратегических союзников. Между тем, быстрое ухудшение внешних условий ставит под угрозу немецкую модель экономического роста, ориентированную на экспорт.

Ради собственной экономической и национальной безопасности Германия должна стремиться к перезапуску франко-немецкого мотора интеграции, не подрывая при этом европейской солидарности. Именно тут и появляется предлагаемый Фонд восстановления экономики ЕС: он позволит избежать конституционного кризиса, который наступит, если Германия начнёт активно оспаривать политику ЕЦБ и юрисдикцию Европейского суда.

Кризис Covid-19 совершенно ясно продемонстрировал несостоятельность ошибочных представлений Германии о евро. Еврозона больше не может ковылять вперёд без опоры на бюджет, а ложная одержимость «правами штатов» больше не может доминировать в национальной и бюджетной политике.

Даже бывший министр финансов Германии Вольфганг Шойбле, давний защитник подходов, отстаивающих «права штатов», начинает это понимать. Выразив поддержку Фонду восстановления экономики ЕС, он заявил, что, «если Европа хочет, чтобы у неё был хоть какой-нибудь шанс, она должна сейчас продемонстрировать солидарность».

Европа могла бы воспользоваться таким подходом во время кризиса в еврозоне в 2011-2012 годах. Но тогда Шойбле требовал политики строгой бюджетной экономии, которая увеличила необходимость ещё большего монетарного смягчения и усилила рост неравенства.

Если бы тогда Шойбле понял, как он понял сегодня, что «у немцев имеется огромная личная заинтересованность» в восстановлении экономики Европы, и поддержал соответствующие решения, тогда Европа намного лучше справилась бы с тем кризисом. И не исключено, что мы бы не увидели всплеска национализма во Франции, Венгрии, Италии и Польше. Даже Брексит можно было бы предотвратить. Тем не менее, лучше поздно, чем никогда.

Впрочем, некоторые до сих пор не выучили этот урок. Так называемая «Четвёрка бережливых» Евросоюза (Австрия, Дания, Нидерланды и Швеция) выдвинули контрпредложение, лишающее Фонд восстановления его двух важнейших качеств. Во-первых, они требуют, чтобы поддержка предоставлялась в виде кредитов, а не грантов. Во-вторых, они хотят, чтобы средств выделялись на определённых условиях, а не исходя из потребностей. Такой вариант приведёт к резкому росту размеров долга в странах ЕС с наиболее хрупкой бюджетной ситуацией. Тем самым, ЕЦБ – в очередной раз – останется для них последней линией обороны от спекулятивных атак.

В Центральной Европе популисты тоже настаивают на своём «куске мяса» в обмен на согласие создать Фонд восстановления (для этого требуется единогласная поддержка). В такой ситуации стоит подумать о превращении этого проекта в фонд стран еврозоны. Страны, не входящие в валютный союз, в том числе две страны из «Четвёрки бережливых», могут решить в нём не участвовать, но не смогут заблокировать его создание.

Позволит ли это избежать Евросоюзу своего «момента форта Самтера»? Может быть. Однако ФСКГ может объявить и Фонд восстановления экономики ЕС незаконным. В таком случае путь к развалу союза станет намного короче.

Яцек Ростовски – бывший министр финансов и заместитель премьер-министра Польши. Арнаб Дас – стратег по глобальным рынкам, член Форума глобальных инвесторов и команды Глобального интеллектуального лидерства в компании Invesco (Лондон).

Copyright: Project Syndicate, 2020. www.project-syndicate.org

Оставить комментарий

Общество

Страницы:1 2 3 4 5 6 ... 33