понедельник, 13 июля 2020
,
USD/KZT: 412.55 EUR/KZT: 465.73 RUR/KZT: 5.79
Казахстанским абитуриентам могут разрешить въезд в Россию для сдачи экзаменов Назарбаев обратился к казахстанцам Число заболевших COVID-19 увеличилось до 59 899 Новые услуги появились на eGov Цены на жилье в Казахстане за июнь не выросли Минздрав опроверг слухи о случаях неизвестной пневмонии Токаев выступит с очередным посланием к народу Токаев сомневается в готовности Министерства образования к новому учебному году Токаев раскритиковал работу Фонда социального страхования и «СК-Фармация» В течение 5 дней правительство Казахстана должно подготовить алгоритм решений для борьбы с пандемией Токаев запретил чиновникам отдыхать Токаев заявил о снижении экономики на 1,8 % 90% пациентов с коронавирусом, лечившихся иммунной плазмой выписаны домой Умер главный санврач Алматинской области Кайрат Баймухамбетов 54 747 зараженных коронавирусом в Казахстане В США появится радио на казахском языке Глава Минздрава провел онлайн-встречу с представителями ООН и ВОЗ Токаев подписал распоряжение о дне траура В связи с пандемией МОН разрешило прием сертификатов онлайн тестов Duolingo и IELTS INDICATOR Около двух тысяч заболевших коронавирусом выявлено за сутки в Казахстане 900 тысяч тенге предлагают санитарам ЗКО за работу с пациентами КВИ Министр здравоохранения рассказал о возможности продления двухнедельного карантина Двойное тестирование снизит смертность от коронавируса Сколько стоит ПЦР-тест при вызове скорой помощи Не меньше 50 лет тюрьмы в США грозит хакеру из Казахстана

Виталий Воронов: «Законом или силой никого нельзя заставить уважать что-либо или кого-либо»

В лице Альнура Ильяшева власть осудила сотни тысяч казахстанцев, которые говорят то же самое в социальных сетях и на своих кухнях. Эти сотни тысяч, как и он, осуждены условно, обречены на почти неоплачиваемые общественные работы. И им давно и безнадежно запрещена общественная деятельность.

Вчера судья Медеуский районный суд вынес приговор активисту Альнуру Ильяшеву,  назначив ему наказание в виде 3 лет ограничения свободы и 100 часов общественных работ. Дополнительным наказанием для Ильяшева стало «лишение права заниматься общественной и публичной деятельностью  сроком на 5 лет».

После разъяснения приговора Альнур Ильяшев спросил у судьи: «Я могу остаться в тюрьме? В принципе, вы меня по сути всего лишили... всех возможностей...». Судья Махарадзе ответила, что Ильяшев должен «в течение 10 суток после вступления приговора в законную силу явиться в специализированный орган для постановки на учет... В случае злостного уклонения от отбывания наказания в виде ограничения свободы данный срок заменяется автоматически лишением свободы».

Этот процесс заслуживает отдельного внимания не только в силу своей абсурдности, но и по силе артикуляции гражданской позиции Альнура Ильяшева и его адвоката Виталия Воронова.

Exclusive.kz  посчитал важным опубликовать выдержки из их выступлений.

Альнур Ильяшев:

«Я позволю себе встать, предпочитаю в суде делать это стоя.

Еще раз хочу поприветствовать всех, пожелать, прежде всего, здоровья всем участникам данного уголовного процесса, представителям организаций, дипломатических представительств, средств массовой информации и граждан Республики Казахстан, которые наблюдают за этим процессом… Похоже, что мы становимся свидетелями исторического для Организации Объединенных Наций случая, когда бывший заместитель генерального секретаря ООН, придя к власти у себя на родине, второй год своего правления ознаменовывает политическими репрессиями и появлением политических заключенных в его период. Наверное, надо с кого-то начинать…

На мой взгляд, по праву можно данное дело назвать «Nur Otan против свободы слова». О том, что за мной относительно скоро придут, я понял после ареста другого гражданского активиста Азамата Байкенова, который тоже состоялся весной этого года и появления информации о возбуждении уголовного дела в отношении ряда активистов в Алматы и моей соратницы Данаи Калиевой, о чем написал соответствующий пост, что идет зачистка перед предстоящими выборами. Эти пять лет, запрашиваемые государственным обвинением — пять лет на ограничение занятия мной деятельностью — это как раз тот самый электоральный период: этот и предстоящих последующих выборов, после назначения мне соответствующего наказания.

Таким образом, в отношении нас применяются запрещенные методы ведения политической борьбы со стороны наших оппонентов…

В правозащитной и активисткой среде знают, что я поставил своей целью развитие политической конкуренции в Казахстане и создание реальной независимой многопартийности, которую предполагает статья пятая Конституции. А, как известно, критика и ответное сопротивление — это естественные процессы изменений. Реформаторов и активных людей всегда не любят, им часто предъявляют претензии, переходя на личности, и угрожают. Надо понимать это и двигаться дальше для достижения наших целей.

Залина Ильясовна, я поясню, почему за весь процесс я ни разу не обратился к вам как «Уважаемый Суд» или «Ваша честь»: о заказном характере данного дела было известно изначально, как и о том давлении, которое будет оказываться административным ресурсом. В таком случае, уже было понятно, что суд не будет независим и справедлив, как того требуют Конституция и уголовно-процессуальный кодекс. При этом я предпочел обращаться к вам не как к беспристрастному и объективному, а как к находящемуся под колоссальным прессингом человеку и гражданину, используя слова «гражданка Махарадзе». И это подтвердилось ходом данного процесса. Все факты и инсайдерские прогнозы уже озвучивались мною ранее, зафиксированы на видео, а также заявлены ранее в отводе. Вы сами лучше всех знаете все эти обстоятельства, и я признаюсь, я не завидую той задаче, которая перед вами стоит.

…Что делать, естественный исторический процесс, через который наше государство, наше общество должно пройти. В то же время мы — это обобщая, все гражданские активисты и те прогрессивные силы, наше общество, которое пытается добиться каких-то изменений позитивных — призываем к этому двигаться совместно и государственные органы: много раз, проявляя добрую волю, предлагали властям начать полноценный равноправный общественный диалог, но вместо этого нас задерживали, блокировали силами полиции. А теперь нас уже преследуют, фабрикуя уголовные дела, обвиняя в якобы преступлениях, которых просто не существует, как это делалось в годы массовых политических репрессий в 1930-х годах прошлого века. История повторяется.

Успокаивает единственное, что у нас введен мораторий на смертную казнь [неразборчиво], хотя методы и средства все те же. Я даже знаю, что меня неизбежно со временем реабилитируют. Надеюсь, что не посмертно. Если уголовные дела той эпохи до сих пор имеют гриф «секретно», чтобы не будоражить умы сограждан масштабами тех трусливых предательств и подлостей, то сегодня мы знаем имена многих исполнителей и заказчиков современных преступлений против прав и свобод казахстанцев. Одной из наших задач в этом процессе является создание надежного заслона для такого политически-правового рецидива, как появление своеобразной реинкарнации особых «троек» сталинской эпохи в виде связки репрессивных следствия, прокуратуры и суда.

Судя по тому, как раскручивается маховик политических репрессий, впереди нас может ждать резкий рост политических заключенных и узников.

Поэтому, осознавая заведомую предрешенность исхода данного дела, очевидно носящего обвинительный характер, заявляю о своей готовности убыть в места лишения свободы, чтобы создавать там базу для поддержки и адаптации других политических заключенных в лагерях, параллельно ведя агитацию и разъяснительную работу среди персонала системы комитета уголовно-исполнительной системы.

В этой связи обращаюсь к соратникам по борьбе с обретающим тоталитарность режимом Назарбаева, призываю сохранять спокойствие и готовиться и к такому развитию ситуации. Тем самым, мы можем оказаться в положении, требующем от нас перехода к конспиративным методам работы. Тех, кто остается на свободе, прошу проявлять бдительность и рассмотреть возможность ухода в сетевое подполье, используя анонимные аккаунты, как это делают известные «фабрики нурботов», пишущие под нашими постами, а также наученные горьким опытом активисты Демократического выбора Казахстана для своей общественно-политической деятельности. Похоже, власть не оценила нашу открытость и использовала это против нас.
Вообще, на мой взгляд, партия Nur Otan должна была благодарить нас, что мы своей объективной критикой заставили их работать еще более интенсивно, устроили им своеобразный стресс-тест в преддверии в любом случае предстоящей живой и настоящей политической конкуренции. Но, видимо, не в их стиле — проявлять благородство по отношению к своим оппонентам. В свою очередь, хочу поблагодарить их за то, что они своим сопротивлением подняли нас на более высокий уровень сопричастности к политическому процессу. Тот резонанс, который сопровождает данное дело, тому свидетельствует. Кроме того, такая защита, болезненная своего рода реакция от партии Nur Otan продемонстрировала обществу их уязвимость и связанные с этим страхи и слабость перед воздействием извне.

О всей несправедливости в положении дел в партии Nur Otan свидетельствует также то, что им легче в ущерб собственной репутации затыкать рты таким, как я, активным оппонентам, вместо того, чтобы менять неэффективные методы и устаревшую политику, а также пытаться вообще понять, как начать вести полноценный нормальный диалог. Я не Назарбаев, а потому, отстаивая честь и достоинство народа Казахстана, готов как на жизнь за решеткой, так и на смерть там же, если будет Богу так угодно.

Я не Назарбаев, а потому готов пожертвовать потенциальным богатством и благосостоянием моей семьи ради общего благосостояния казахстанского народа и формирующейся казахстанской нации.

Я готов сидеть только для того, чтобы продемонстрировать, как много сидят в лагерях и тюрьмах казахстанцев, в отношении которых грубо и бесцеремонно фабриковались уголовные дела.

Я готов сидеть только для того, чтобы продемонстрировать, как делались заведомо ложные свидетельства и экспертиза, а также выносились заведомо неправосудные приговоры судом, что все это — реальная казахстанская действительность, которую нужно прекращать и с которой следует бороться.

Я оставляю свою семью и свои незавершенные дела на попечение Всевышнего, дабы исполнить его волю, ибо с нами Бог и Конституция.

Халық үшін, алға, Қазақстан!»

Полная версия здесь 

 

Адвокат Виталий Воронов:

УВАЖАЕМЫЕ КОЛЛЕГИ!
УВАЖАЕМЫЙ ПОДЗАЩИТНЫЙ – АЛЬНУР ИЛЬЯШЕВ!
УВАЖАЕМЫЕ НЕРАВНОДУШНЫЕ ГРАЖДАНЕ, НАБЛЮДАЮЩИЕ ЗА ХОДОМ ЭТОГО БЕСПРЕЦЕДЕНТНОГО СУДЕБНОГО ПРОЦЕССА!!!

К моему глубокому сожалению я не могу применить подобный эпитет – «уважаемый» по отношению к суду и государственному обвинению.
Во-первых, уважение предполагает взаимность и является внутренним чувством каждого человека. Законом или силой никого нельзя заставить уважать что-либо или кого-либо.
Во-вторых, я не могу уважать грубое попрание на протяжении как досудебного расследования данного уголовного дела, так и всего судебного процесса принципов и норм Конституции и другого законодательства Республики Казахстан, прав и интересов Альнура Ильяшева, а также нас-адвокатов, старающихся осуществить его защиту и оказать ему посильную профессиональную юридическую помощь в условиях так называемого онлайн судопроизводства.
По поводу этих нарушений защита неоднократно заявляла протесты и ходатайства суду в ходе идущего к завершению судебного процесса, включая реализацию своего права на отвод суда.

К сожалению, институт «отвода судьи», предусмотренный уголовно-процессуальным законодательством страны, является абсолютно декларативным и неработающим, что было наглядно продемонстрировано районным судом №2 Медеуского района города Алматы, в который попало на рассмотрение по подсудности данное уголовное дело.

Поэтому дальше в своём выступлении в прениях я буду обращаться исключительно к уважаемой мною Конституции Республики Казахстан и основанному на ней законодательству страны.

ДОСУДЕБНОЕ РАССЛЕДОВАНИЕ ДАННОГО УГОЛОВНОГО ДЕЛА И ЕГО СУДЕБНОЕ РАССМОТРЕНИЕ НАГЛЯДНО ПРОДЕМОНСТРИРОВАЛО НАМ СЛЕДУЮЩЕЕ:

ПЕРВОЕ.
Статья 20 действующей Конституции Республики Казахстан провозглашает, что у нас в стране :
1. Свобода слова и творчества гарантируются. Цензура запрещается.
2. Каждый имеет право свободно получать и распространять информацию любым, не запрещенным законом способом…
Несмотря на эти конституционные гарантии свободы слова и распространения информации, в Казахстане, оказывается, существуют специальные подразделения полиции и должностные лица, содержащиеся за счет налогоплательщиков, осуществляющие мониторинг социальных сетей с целью выявления т.н. гражданских активистов и проводящие, вопреки требованиям закона негласные оперативно-розыскные мероприятия в отношении неопределенного круга лиц.
В отношении практически каждого из нас, так или иначе представленного в социальных сетях.

Об этом свидетельствует имеющийся в материалах уголовного дела (том №1 л.д.7) рапорт следователя ДП г.Алматы Кузенбай А., на который защита обращала специальное внимание суда в ходе исследования материалов дела в судебном следствии.
В нём содержится ссылка на другой рапорт старшего оперуполномоченного УПЭ ДП г.Алматы Сейтканова Р.Н., который самостоятельно в ходе мониторинга обнаружил в соцсетях (в мессенджере «YuoTube» и на канале «БАСЕ») обращение гражданских активистов и зарегистрировал своё сообщение об этом обнаружении в КУИ №0003008266 для принятия решения о возможности начала досудебного расследования.
Именно на основании этих сообщения и рапорта об обнаружении сведений об уголовном правонарушении 08 апреля 2020 года была произведена регистрация данного факта в ЕРДР №207500031000571 и начато досудебное расследование уголовного дела.

Было бы ничего, если бы подобный мониторинг производился в рамках закона в целях защиты конституционного строя, охраны общественного порядка, прав и свобод человека, здоровья и нравственности населения со всеми вытекающими отсюда правовыми последствиями.

Но внешне это больше напоминает шутливо поданную, но серьёзную ситуацию, описанную в известной сказке российского актера, режиссёра и писателя Леонида Филатова (ныне,к сожалению,покойного) «Про Федота –стрельца,удалого молодца»:
«Был у царя генерал, он сведенья собирал. Спрячет рожу в бороду - и шасть по городу. Вынюхивает, собака, думающих инако».
Преследование инакомыслящих во все времена и во всех странах, тем более- в уголовном порядке, ничего общего не имеет ни с законностью, ни со справедливостью.

Здесь, я думаю, уместно будет привести и крылатое выражение о принципах свободы слова и демократии, приписываемое французскому философу-просветителю 18 века Вольтеру: «Я не согласен ни с одним словом, которое вы говорите, но готов умереть за ваше право это говорить».

ВТОРОЕ.
В соответствии со статьей 5 Конституции Республики Казахстан:
1. В Республике Казахстан признаются идеологическое и политическое многообразие. Не допускается создание в государственных органах организаций политических партий.
2. Общественные объединения равны перед законом. Не допускается незаконное вмешательство государства в дела общественных объединений и общественных объединений в дела государства, возложение на общественные объединения функций государственных органов.

В обвинительном акте (с этого и начинается его изложение) красной нитью проводится мысль о том, что действия подозреваемого Ильяшева А.К. заключались в распространении негативных сведений (информации) относительно ОО «Партия Nur Otan»,порочащих её деловую репутацию.
Об этом же свидетельствуют и вопросы, поставленные органом досудебного расследования в своём постановлении о назначении судебной психолого-филологической экспертизы с привлечением эксперта политолога (том №1 л.д.74).
В частности:
- Имеется ли в текстах публикаций на странице Ильяшева А.К. в социальной сети «FACEBOOK» негативная информация относительно ОО «Партия Nur Otan», в какой форме выражены негативные сведения: утверждения,предположения, мнения? Имеются ли сведения, порочащие деловую репутацию ОО «Партии Nur Otan»?
( Обращаю внимание суда, что наряду с постановкой вопроса о том, имеется ли негативная информация в первой его части , во второй части на него же дается ответ: в какой форме выражены негативные сведения ? То есть сразу же даётся своеобразная «установка» независимым экспертам на то, что негативная информация уже есть и остается определиться только с формой её подачи).
- Способна ли информация на странице Ильяшева А.К. в социальной сети «FACEBOOK» повлиять на формирование негативного общественного мнения относительно ОО «Партия Nur Otan»?

Естественно возникает вопрос: означает ли это, что мониторинг социальных сетей осуществляется правоохранительными органами страны исключительно в интересах или даже по заказу одной только названной политической партии?
А как же провозглашенное Конституцией идеологическое и политическое многообразие и равенство всех партий перед законом?
К тому же, ни органы управления самого ОО «Партия Nur Otan»,ни один из её членов не обращались с заявлением в компетентные государственные органы о привлечении Ильяшева А.К. к уголовной ответственности за распространение якобы заведомо ложной информации о партии.
Отвечая на поставленные вопросы эксперты в своём заключении пришли к выводам о том, что содержанием материала способно повлиять на формирование негативного мнения относительно ОО «Партия Nur Otan» и ,кроме того, может способствовать формированию осознанного или неосознанного пессимистического взгляда на деятельность как государственных структур , так и правящей партии в условиях ЧП.
Такое отождествление общественного объединения - политической партии с государственными органами прямо противоречит положениям Конституции Республики Казахстан о равенстве всех общественных объединений перед законом и недопущении возложения на общественные объединения функций государственных органов.
Этот довод стороны защиты нашёл своё подтверждение в заключении специалиста –политолога Сатпаева Досыма Асылбековича, приобщенном к материалам дела по ходатайству адвоката Назханова Т.К., исследованном в судебном следствии, в том числе и путем допроса Сатпаева Д.А. судом и всеми участниками процесса.

МНЕНИЕ О КВАЛИФИКАЦИИ ДЕЙСТВИЙ ИЛЬЯШЕВА А.К.

Действия нашего подзащитного квалифицированы органом досудебного расследования по п.2) части 4 статьи 274 УК РК (Распространение заведомо ложной информации) со следующими квалифицирующими признаками:
- создание опасности:
а) нарушения общественного порядка;
б) причинения существенного вреда правам и законным интересам граждан и организациИ
(обращаю внимание суда на то, что в обвинительном акте речь идет исключительно об ОДНОЙ организации, правам и законным интересам которой, якобы , может быть причинен вред);
- с использованием информационно-коммуникационных сетей;
- в условиях чрезвычайного положения.
И государственный обвинитель в своём выступлении в прениях убеждал суд в правильности подобной квалификации.
С чем я вынужден категорически не согласиться.
В каждом составе преступления есть его составные части :
-объект преступного посягательства;
-субъект, совершивший уголовное правонарушение;
- объективная сторона, включающая совершенные субъектом действия или его бездействие преступного характера, причинную связь между ними и наступившими общественно-опасными последствиями и т.д.;
- субъективная сторона, то есть по сути дела вина субъекта в форме умысла или неосторожности по отношению к его действиям и общественно- опасным последствиям.
При этом закон (часть 2 статьи 19 УК РК) устанавливает, что объективное вменение, то есть уголовная ответственность за невиновное причинение вреда, не допускается. Если этот вред причинён.
ЭТО, ТАК СКАЗАТЬ- АЗЫ УГОЛОВНОГО ПРАВА, КОТОРЫЕ ДОЛЖНЫ БЫТЬ ИЗВЕСТНЫ ДАЖЕ НАЧИНАЮЩИМ ЮРИСТАМ.
Отсутствие какого-либо элемента состава преступления свидетельствует об отсутствии всего состава преступления.
Это тоже - АКСИОМА уголовного права.

Слова «создающей опасность» говорят о том, что законодатель сконструировал состав этой нормы как «формальный», то есть не требующий наступления перечисленных в ней же последствий.
Но опасность их создания должна быть РЕАЛЬНОЙ и доказанной, а не вымышленной.

Естественно, что распространенная информация должна быть ЗАВЕДОМО ЛОЖНОЙ, причём бремя доказывания, что она является именно таковой, лежит на стороне обвинения.

ПОЗИЦИЯ О ДОКАЗАННОСТИ ОБВИНЕНИЯ

В трехстраничном обвинительном акте, утвержденном заместителем прокурора города Алматы, орган досудебного расследования ссылается на следующие доказательства виновности подозреваемого Ильяшева А.К.:
- протокол его допроса в качестве подозреваемого (т.1 л.д.144-146;т.2 л.д.47-49);
-протокол допроса эксперта Акбаровой Р.А. (т.2 л.д.135-137);
-протокол осмотра скринов публикации (т.2 л.д.32-38);
-заключение судебно-психолого-филологической экспертизы с привлечением политолога за №2304 от 17.04.2020 года.

И ЭТО ВСЁ!!!

К материалам уголовного дела, направленного в суд с утверждённым обвинительным актом, стороной обвинения также приобщён в запечатанном виде какой-то секретный конверт (вполне возможно в нём содержится список несуществующих свидетелей обвинения) с неизвестным защите содержанием, который так и не был вскрыт в суде. Поэтому его внутренне содержание никак не может нести в себе дополнительные доказательства виновности нашего подзащитного.

…В частности, я как защитник, был лишен возможности получить ответы на важные с моей точки зрения вопросы, которые я собирался задать Акбаровой Р.А. в интересах своего подзащитного.
НАПРИМЕР:
1. В постановлении следователя о назначении судебной психолого-филологической экспертизы с привлечением политолога (то есть- Вас) в качестве эксперта в разовом порядке на Ваше разрешение поставлен вопрос 4 (о чём Вы упоминали вчера при допросе) вопрос в следующей формулировке:
Имеются ли в представленных материалах признаки информации , создающей опасность нарушения общественного порядка в условиях чрезвычайного положения или причинения существенного вреда интересам общества, государства и граждан?
В Заключении эксперта (хотя его давала группа экспертов) №2304 от 17 апреля 2020 года, которое суд сейчас исследует, отвечая на поставленный вопрос Вы пришли к следующему выводу:
Пункт 4. «В представленных материалах имеются признаки информации создающей опасность и вероятность наступления негативных последствий в части нарушения общественного порядка в условиях чрезвычайного положения или причинения существенного вреда интересам граждан,организаций,государства».

Вопрос: По какой причине Вы вышли за пределы поставленного вопроса и сделали вывод в заключении о вероятности наступления негативных последствий, несмотря на то, что вопрос ставился о возможной опасности (а не о вероятности) не негативных последствий, а существенного вреда или нарушения общественного порядка?

  1. О каком государстве, интересам которого, по Вашему мнению, возможно и вероятно причинение существенного вреда, идёт речь в Вашем заключении: абстрактном или речь идёт всё-таки конкретно о Республике Казахстан?

3.Вы уже упоминали в своих показаниях вчера об источниках (литературе), которые Вы использовали при проведении экспертизы и формировании своего вывода по поставленному вопросу.
Это 8 учебных пособий, изданных исключительно в Российской Федерации.
Имеется ли в каком-либо из этих пособий упоминание о Республике Казахстан? И,если ДА,то в каком именно?
Почему, все-таки, в ходе подготовки своего заключения,Вы не обратились к литературе под редакцией наших ученых-политологов? Ведь в Казахстане достаточно много компетентных ученых – политологов со степенями и званиями академиков, докторов и кандидатов политических наук?
Или у Вас есть сомнения в их компетентности?

  1. Означает ли ваш вывод, что причиной наступления тех негативных последствий, об опасности и вероятности наступления которых Вы заключаете, является распространение именно ЛОЖНОЙ информации?
    Возможно ли возникновение подобной ситуации в случае распространения ПРАВДИВОЙ,то есть соответствующей действительности информации?
    Какая информация в представленных Вам на исследование объектах является ложной?

Установлена ли эта ложность и,если ДА,то кем и в чём она заключается?
Имеются ли в исследованных Вами материалах сведения,позволяющие судить о том,что информация является ЗАВЕДОМО ложной для подсудимого Ильяшева А.К.?

  1. На чём основан Ваш вывод о том, что распространенная Ильяшевым А.К. информация создает опасность и вероятность нарушения общественного порядка?
    Представлялись ли Вам на исследование органом досудебного расследования какие-либо статистические данные о состоянии и динамике правонарушений в этой сфере?
    Знакомили ли Вас с заявлениями,показаниями и т.п. свидетелей, граждан, публикациями в СМИ, подтверждающими возможность и вероятность создания такой опасности или ограничились только представленными следствием скриншотами публикаций?

6.На чём основан Ваш вывод о том, что создаётся опасность и вероятность наступления негативных последствий интересам граждан, организаций и государства?
Поскольку у любой вероятности есть степень, то не могли бы Вы уточнить: какова ступень вероятность такой опасности и наступления последствий от 0% до 100%?

И это далеко не полный перечень вопросов, который я намеревался задать так называемому эксперту Акбаровой А.Р., ответы на которые позволили бы суду и другим участникам процесса сделать свои выводы о качестве проведенного ею экспертного исследования и уровне ее профессиональной подготовленности…

Наш подзащитный – Альнур Ильяшев задержан и находится под стражей с 17 апреля 2020 года по настоящее время. Содержащиеся в обвинительном акте посты в социальных сетях, публикация которых инкриминируется ему в качестве тяжкого преступления, были размещены 26,28 и 31 марта 2020 года.
Разве с момента его изоляции от общества мы не наблюдаем распространение коронавируса в стране и рост числа массовых заболеваний им среди населения? Или это тоже является следствием публикаций подсудимого, хотел бы я спросить ученого-политолога Акбарову Р.А.?

А были ли случаи (акты) мародерства в Казахстане, вызванные постами Ильяшева А.К.?
Широкая общественность осведомлена только о подобных актах, имевших место во время событий, связанных с поджогами и погромами в с.Масанчи Кордайского района Жамбылской области в феврале нынешнего года. Произошедших за месяц до ЧП и карантина, введенных в связи с объявленной ВОЗ пандемией.
Событий, причинивших серьезный ущерб имиджу Казахстана, формировавшемуся годами, даже- десятилетиями, как страны, являющейся примером обеспечения мира и национального согласия в ней. И причины этих событий, со всей очевидностью и- к сожалению, гораздо серьезнее, чем публикации в социальных сетях.
Но что-то мы пока не слышали об оперативном расследовании возбужденных уголовных дел по этим событиям, выявлении и привлечении к установленной законом ответственности всех виновных лиц.
Или это сложно сделать только потому, что подобные лица не пишут постов в соцсетях и ускользают от мониторинга?

Согласно официальным сводкам МВД РК за период действия ЧП и карантина в стране существенно снизился уровень уголовных правонарушений, включая нарушения общественного порядка.
Получается, что Ильяшеву А.К. своими публикациями не удалось сагитировать наших граждан в массовом порядке броситься нарушать этот порядок?
Об отсутствии какого-либо реального или потенциального ущерба правам и законным интересам граждан и организаций свидетельствует и отсутствие потерпевших в данном уголовном деле.

Выдающемуся ученому, лауреату Нобелевской премии Альберту Эйнштейну приписывают слова: «Наука-политика вещь куда более сложная, чем наука физика. Но в физику то никто со своими рецептами не лезет. Здесь знания нужны…».

Полная версия https://www.facebook.com/vitaliy.voronov.54

Илюстрации на обложке из открытых источников.

Оставить комментарий

Общество

Страницы:1 2 3 4 5 6 ... 33