вторник, 11 августа 2020
,
USD/KZT: 412.24 EUR/KZT: 470.98 RUR/KZT: 5.81
Лукашенко назвал силовиков «патриотами» Минздрав прогнозирует, что во вторую волну может заболеть 200000 казахстанцев Арман Шораев обозвал акима Кульгинова и министра Атамкулова паразитами В Новой Зеландии отметили 100 дней без коронавируса Германия и Литва считают прошедшие в Беларуси выборы «неприемлемыми» Токаев поздравил Батьку с победой Золото может подорожать вдвое В Алматы начали строительство второй модульной инфекционной больницы В Беларуси на митинге после выборов погиб человек Путин лишил генералов каракулевых шапок МИД обнаружил нарушения на 442 миллиона тенге Экс-король Испании сбежал в Абу-Даби Зачем госкомпании по сбору энерголамп нужна аренда машин за 131 млн. тенге? Выборы в Беларуси: Лукашенко празднует победу, независимые экзит-поллы показывают победу Тихановской, а люди – протестуют Во время поминок Дулата Агадила спецназ запускал дроны над его домом Членов НСОДа просят проверить необходимость продажи 50% акций Valsera holdings китайцам Аким Костаная может оставить пост В Туркменистане пытаются скрыть от спутников новые захоронения Студентов из Казахстана в Россию не пустят Будут ли раздавать маски бесплатно? В Казахстане появилось новое интернет-издание Кормим заграницу? Президент Туркменистана, отрицающий коронавирус, написал 53 книгу Какую зарплату получает глава СК Фармация? Лукашенко назвал своего сына оппозиционером

Мародерство на государственном уровне

«Мое возмущение направлено даже не против Минздрава (его сейчас критиковать легко), а против конкретных людей, которые дезориентируют и правительство, и организаторов здравоохранения, - сказал директор компании «Диамед Aзия-тест» Алтай Калымбетов, сделавший на днях громкое заявление о том, что Казахстане создается искусственный дефицит тестов на коронавирус. 

 

По его словам, сложности с диагностикой коронавируса covid-19 являются одной из причин его быстрого распространения в стране.

- Что вас все-таки побудило выступить с этим заявлением? 
- Глубоким разочарованием в деятельности наших так называемых ученых, которые подталкивают организаторов здравоохранения и правительство к совершению очередной ошибки.

…Наша компания производит ПЦР-диагностику на коронавирус. И в принципе мы могли бы обеспечить всю страну адекватной, недорогой диагностикой в полном объеме: предельная мощность нашего завода три млн. тестов в месяц. Однако, взяв на вооружение субъективное мнение ученых из Национального центра биотехнологии и Национального Центра Экспертизы о том, что нужно непременно измерять N-ген, Е-ген для выявления covid-19, государственные органы, не хотят включать в план закупок отечественную диагностику. Если бы это касалось только моей компании, я бы, может быть, не стал поднимать какой-то шум. Но когда названное экспертное сообщество формирует мнение о том, что диагностика у нас неудовлетворительная в то время, когда страна задыхается от нехватки ПЦР-тестов, то я молчать не могу. Я с этим не согласен! Качество нашей диагностики не уступает импортным тест-системам.
- А чем это, то есть качество, можно доказать?
- У нас много потребителей. Они дают высокую оценку нашему продукту.
- Но вы написали в Фейсбуке, что у вашего предприятия, «выпускающего ПЦР-диагностику, "государство" не купило ни одного набора на коронавирус. Дефицит ПЦР-диагностики на коронавирус искусственный. Придет время, и все чиновники, участвовавшие в этом "бизнесе во время чумы", ответят за каждую потерянную жизнь. И я молчать не буду".
- Объясняю. Мы разработали набор реактивов для диагностики covid-19, зарегистрировали, наладили производство. Наша диагностика настроена на конкретный видоспецифический ген - covid-19, рекомендованный CDC (Центр по контролю и профилактике заболеваний США) и ВОЗом. Но экспертное сообщество заявило, что надо выявлять не один конкретный ген, а несколько и т.д.

  И второе – все импортные производители тестов (за исключением российского АО «Вектор-бест»), определяют гены всех коронавирусов подряд, включая covid-19. Поэтому я подозреваю, что 70-80% так называемых бессимптомных зараженных являются носителями каких угодно коронавирусов, но только не covid-19. Этим и объясняются некоторые расхождения между тем, что выявляют лаборатории на импортных тест-системах и тем, что выявляют наши, нацеленные только на один ген.
Расшифрую, что я подразумевал под «государством» и почему я это слово взял в кавычки? Государственными централизованными закупками занимаются Минздрав и «Самрук Казына-Фармация». Их экспертами являются названные выше сотрудники Национального Центра биотехнологии и Национальный центр экспертизы» (Комитет контроля качества и безопасности товаров и услуг Министерства здравоохранения РК).

Вы исследуете всего один ген, но, по мнению, других специалистов, например, экс-заведующего упраздненной два года назад кафедры медицинской лабораторной диагностики КазМУ им. Асфендяирова, профессора Мустафы Рысулы, это и есть предтеча ложных результатов. Нужно исследовать три, а то и четыре гена.
- Во-первых, профессор Рысулы - не генный инженер и не вирусолог. Он, насколько мне известно, патоморфолог по образованию, не знающий многих тонкостей, а я в этом бизнесе 26 лет. Во-вторых, эти данные мы взяли не с потолка, а, повторяю, это рекомендации ВОЗ, CDC и профессиональных вирусологов. В нашей компании имеется достаточно компетентная группа генных инженеров, которые работали в Германии, Китае, Австралии. Когда профессор Рысулы и другие утверждают, что исследовать один ген неправильно, пусть они скажут это и новосибирской компании «Вектор-бест» тоже, у которой Росздравнадзор закупает эту диагностику для всей страны.

Мало того, что сегодня не хватает тестов, так ситуацию усугубляет еще и то, что Минздрав ограничил деятельность лаборатории  – частные и государственных – по диагностике  коронавируса. Обследовать на него может только ограниченный круг лабораторий -  «Олимп», «Инвитро», «Сункар» и СЭС. В итоге создалось «бутылочное горло» - попасть туда на обследование трудно. Я считаю это решение неправильным, оно создало некую монополию и ограничило конкуренцию, хотя в данном случае вопросы, связанные с бизнесом должны быть отброшены. На первый план должно выйти здоровье населения.
- А как вы прокомментируете то, что у нас нет единых правил диагностики, о которых говорит профессор Рысулы?
- В этой части я согласен – у нас фактически нет национальных стандартов диагностики covid-19. В России в качестве арбитражного центра выступал Институт Стандартов и Качества им. Тарасевича. Когда там возникали разночтения по разным видам диагностики, все обращались к ним. Отсутствие у нас такого арбитражного центра является серьезным тормозом для развития не только диагностики, но и вообще всех производств иммунобиологических препаратов, потому что - сколько ученых, столько и мнений. Но сейчас, когда речь идет о том, как остановить тяжелые формы заболевании, спровоцированные covid-19, не до научных споров. Что явилось причиной пневмонии – не имеет значения. Ее надо лечить. При этом не все упирается в ПЦР-диагностику. Это - только начало. Основная часть – это лечение больных.
- Как объяснить такой парадокс – лаборатории раз за разом выдают отрицательные результаты, а человек умирает от ковида?
-  Люди возлагают слишком большие надежды на ПЦР-диагностику. Во-первых, коронавирус не циркулирует в крови. Он обнаруживается только в слизистой рта, носа, желудочно-кишечного тракта, оболочке легких и прочее. Соответственно, когда берут мазок из носоглотки, все будет зависеть от рук врача-лаборанта, а он может взять его неправильно. Более точными считаются серологические тесты, то есть по крови, они всегда могут выявить вирусные частицы, но коронавирус, повторюсь, не циркулирует в крови.  Вторая проблема заключается в том, что из-за несвоевременного обращения в больницу зараженного человека коронавирус в носоглотке может уже исчезнуть, уйдя в легкие, а дальше начинаются осложнения в виде тяжелой пневмонии.
- Как вы думаете, почему в те месяцы, что мы провели на карантине, лаборатории и вообще система здравоохранения не подготовились к нынешней пиковой нагрузке?
- Одна из причин - они ориентированы на дорогие импортные системы исследованиями на covid-19. Вторая – когда пошло массовое заражение, то персонал лаборатории тоже начал болеть. Кто виноват в этом? Я не знаю. Третья причина - возможно, слабая информационная и санпросветительская работа среди населения. В общем, организационных просчетов, начиная от того, что не смогли создать дополнительные больничные места, закупить какие-то препараты сделать, некие запасы препаратов и диагностических систем, много.
- Ладно – государственные, но почему ваши диагностические системы, которые, как вы утверждаете, не уступают импортным и даже лучше их, не покупали частные лаборатории? Им ведь этого никто запретить не мог.
- Сложный вопрос. Осведомленность о наших тестах была. И сам экс-министр Биртанов и его замы, и глава «Самрук-Казына Фармации» знают о потенциальных возможностях нашего предприятия. Но почему не закупают у нас тест-системы даже государственные лаборатории, - для меня самого загадка.
- Как вы относитесь к предстоящему карантину, который начнется со следующей недели?
- Карантин нужен для того, чтобы снять пиковую нагрузку на больницы. Но с другой стороны, если ничего не делается для того, чтобы принять волну больных, то, наверное, он будет бесполезным. Тем более, что большая часть населения все равно должна переболеть им. Другого выхода нет. А что делать прямо сейчас, когда страна погружается в медицинский хаос, это уже не моя компетенция.
… Я не ставил перед собой задачу - раскачать ситуацию в обществе, мое возмущение направлено не против Минздрава (его сейчас критиковать легко), а против конкретных людей, которые дезориентируют и правительство, и организаторов здравоохранения. О себе мы можем сказать, что разработали, зарегистрировали и запустили в производство свои тест-системы на коронавирус на собственные средства. Но что сделали те, в кого государство, надеясь на отдачу, вкладывало деньги? Куда они делись в эти дни, когда растерянное население мечется в поисках спасения?

Оставить комментарий

Общество

Страницы:1 2 3 4 5 6 ... 33