среда, 28 октября 2020
,
USD/KZT: 412.24 EUR/KZT: 470.98 RUR/KZT: 5.81
В России с 28 октября вступает в силу всеобщий масочный режим 5 млрд долларов США надеются привлечь в страну с помощью экотуризма CNBC: Байден опережает Трампа на одиннадцать процентов Свыше миллиона детей вернутся в школы в ноябре В ЕС прокомментировали заявление Эрдогана бойкотировать товары из Франции Фильм о Голодоморе в Казахстане получил приз в США Kaspi.kz устраняет технический сбой в приложении Лукашенко поручил отчислить студентов, участвующих в протестах Житель Нур-Султана пытался показать свой суицид в прямом эфире фейсбука Количество экономических преступлений выросло в 1,5 раза ВКО возглавила печальный список по количеству смертей от ковида Президент Армении призвал мир заставить Турцию покинуть Южный Кавказ Южная Корея выделит двести миллионов долларов США на борьбу с COVID-19 Аким ЗКО назвал свадьбу сына сельского акима вредительством В Чечне Макрона назвали «террористом номером один в мире» Партия «Ауыл» объявила об участии в выборах Путин обратился к НАТО Потери бюджета в этом году составили уже свыше 1 триллиона тенге Во Франции ситуацию с коронавирусом в стране назвали критической Президент разрешил вывешивать казахстанский флаг на балконы В Туркменистане возбуждено дело против активистки Дурсолтан Тагановой Под Жанатасом построят ветряную электростанцию стоимостью в 95.3 млн долларов В Турции считают, что Франция следует «фашистскому сценарию» Новые требования появились к проведению совещаний Экс-президент Кыргызстана объявил голодовку в СИЗО

«Мусорный бизнес Казахстана»: кто зарабатывает миллиарды?

Когда каждый из нас выбрасывает мусор в контейнер, он должен знать, что сбор и переработка отходов – один из самых выгодных бизнесов во всем мире. В Казахстане его контролирует неприметная частная компания – РОП, на счетах которой аккумулировано сегодня 220 млрд. тенге. Сегодня борьба за распределение этих денег вошла в активную фазу – они распределяются, как это часто бывает в стране, законно, но не справедливо. Новый Экологический кодекс окончательно закрепит монопольное положение РОП. Предприниматели, которые платят этот «налог» - бьют тревогу. Детали этой полукриминальной схемы раскрывает exclusive.kz в программе «Мозговой штурм» Тимур Жаркенов, Член правления Союза промышленников и предпринимателей El Tiregi, и Салтанат Бралина, ТОО Eco Waste Aqtau.

- Во всем мире «мусорный» бизнес является одним из самых привлекательных по доходности. Что происходит с этой отраслью в Казахстане?

Салтанат Бралина: Я владелец и директор компании «Eco Waste Aqtau». Мы находимся в городе Актау и занимаемся сбором вторичного сырья в городе более трех лет. Что происходит с мусором? Когда мы каждый день выкидываем его в мусорный контейнер, мы даже не задумываемся, что с ним происходит дальше. Раньше этот мусор свозили на полигон и там его закапывали. Это была самая простая схема, когда мусоровывозящая компания занималась практически транспортировкой мусора. За это она брала тариф с каждого гражданина. Последние изменения в Экологический кодекс запретили утилизацию переработанного мусора на полигоне и за последние годы в Казахстане начала формироваться система создания инфраструктуры по раздельному сбору. В эту инфраструктуру входят сотни маленьких компаний в городах, которые занимаются сбором вторичного сырья. Сейчас оно стало ценным товаром. Мы приобретаем его, либо получаем бесплатно. Это картон, пластик, бумага. Также мы принимаем полиэтиленовые бутылки, алюминиевые банки и электронные отходы. То есть, формируется определённая система сбора. Теперь часть мусора, находящегося в мусорном баке, превращается в товар. В Казахстане появились компании, которые занимаются производством товаров из переработанного сырья. Например, компания «Zeta». Когда вы покупаете в «Zeta» тазики или горшки для цветов, знайте, что они изготавливаются из отходов пластика. Кроме того, есть «Карина Trading» – все пользуются товарами этой компании. Это туалетная бумага, салфетки, которые образуются из переработанной бумаги. Также есть компания-переработчик «Kagazy Recycling», которая практически для всей страны производит упаковку, в которую упаковываются изделия компании «Рахат», сигареты «Филип Моррис». Сейчас система ресайклинга уже начинает работать и должна бы себя хорошо показать. Для поддержки этой системы в рамках концепции зеленой экономики была создана организация ТОО «Оператор РОП», которая должна была нас поддерживать. Она создана, чтобы собирать утилизационные сборы и платежи, и направлять их на решение наших задач.

- Тем не менее, «Оператор РОП» постоянно оказывается в центре различных скандалов, связанных с утилсбором. Кто такой «РОП»?

Тимур Жаркенов: У нас всех есть единая цель – защита экологии. Все производители пластика являются плательщиками утилизационного сбора. Вы уже сказали, что это чуть ли не один из самых выгодных бизнесов в мире. И то же самое можно сказать о Казахстане, потому что сумма, которая была сгенерирована с утилизации - порядка 220 миллиарда тенге. Кто же этим занимается? Есть «Оператор РОП». Данное ТОО является частной компанией, которая подчиняется министерству. Удивительно то, что все утилизационные сборы, которые являются государственным взносом для развития экологии, почему-то считаются прибылью ТОО. Представьте, 220 миллиардов тенге чистой прибыли - это достаточно много. Причем, их получает частная компания, но у нас нет выбора не платить этой компании или нет. А по сути, эти деньги должны идти в помощь таким компаниям, которые представляет Салтанат для того, что переработать вторсырье, собрать мусор. А в это время, частная компания, которая собирает взносы, разместила только депозиты на 70 миллиардов тенге. У нас сформировался новый оператор под эгидой государства, который в итоге собирает со всего Казахстана деньги и якобы они направляются на развитие некого автопрома, но тогда непонятно, причем здесь экология? На мой взгляд, это вопрос щепетильный. Поэтому ряд бизнес-ассоциаций и организаций подняли вопрос о необходимости внести определённые поправки в закон. Тем более, что доступ к информации ограничен, потому что это частная компания, аккумулирующая большие деньги. А там, где большие деньги, необходима прозрачность. При этом инструменты влияния на эту компанию практически отсутствуют, а все ее действия регулируются внутренними инструкциями ТОО. На мой взгляд, это достаточно странно.

Подчеркну – мы не против утильсбора как такового, но то, как им распоряжаются, требует разбирательства. Тем более, что доля средств, идущих на выполнение требований Экологического кодекса в разы меньше той, которая собирается в рамках утильсбора.

- Таким образом, это еще одна сфера, где есть монополист, к тому же частный. При этом «Оператор РОП» имеет бюджет, сопоставимый с нацкомпаниями. Как Вы думаете, кто должен регулировать процесс? Тем более, сейчас рассматривается новый Экологический кодекс и в нем появилось такое понятие, как «национальная система управления отходами».

Салтанат Бралина: Согласно Экологическому кодексу, распоряжение утилизированными отходами регламентируется государственными актами. В то же время действующие права закупок, услуг по сбору и транспортировке практически утверждены решением общего собрания участников частного ТОО. Таким образом, существует система, которая не соответствует действующему Экологическому кодексу. На последнем совещании РОП предложили идеальный концепт, в рамках которого мы получим поддержку. Но тогда вопрос в легитимности такой системы, даже если она хорошая, даже если она утверждена общим собранием участников ТОО. То есть, вопрос концептуально не определен: чьи это деньги? Это государственные деньги и ими нужно распоряжаться, согласно постановлению правительства, или решениями минэкологии? Или это деньги частные, и тогда частное ТОО должно распоряжаться ими само согласно предпринимательскому кодексу? Но сама система утилизационного сбора не предполагает, что средства ТОО «Оператора РОП» образовались в результате его предпринимательской деятельности. Это деньги государства, которые оно передало оператору как финансовому агенту. Мне кажется, нужно четко определить статус у оператора. Здесь даже вопрос не в организационно-правовой форме, а в том, какой статус у этих денег. Это самый важный вопрос в Экологическом кодексе, который сейчас нужно решить.

- Как получилось, что есть только один «Оператор РОП»? Почему мы не имеем нескольких операторов?

Салтанат Бралина: В Экологическом кодексе есть статья о расширенных обязательствах производителя. Есть постановление правительства, согласно которому «Оператор РОП» утвержден оператором расширенных обязательств. То есть, все в рамках действующего закона, но упущен момент, чьи это деньги и как ими распоряжаться.

Тимур Жаркенов: Может быть и есть логика, чтобы был единый оператор. Но, на мой взгляд, где есть монополия, там есть перегибы. Это суть природы монополии. Любые монополии всегда идут со злоупотреблениями. Допустим, есть некоторые обращения в генеральную прокуратуру, чтобы привлечь лиц, которые несправедливо забрали деньги. Но их не проверяют, потому что, они не являются чиновниками. В международной практике существуют механизмы: есть, кто собирает сбор и те, кто его платит. Причем ни те, ни другие не против сбора, но главное, чтобы они были логичные и понятные. На самом деле, каждый из нас готов был бы принимать участие в работе некоего коллегиального органа, где были бы представлены сами игроки. А пока государство волевым решением по непонятным обстоятельствам ставит одно ТОО в качестве оператора. Почему именно оно, а не другое? Это вопросы, которые, как мне кажется, необходимо отрегулировать. У нас к бизнесу относятся, как к малым детям: мы за вас все решили. Это советский подход, причем, в его худшем варианте.

- На что должен тратить деньги «Оператор РОП» на самом деле, и на что он их тратит сейчас?

Салтанат Бралина: В идеале деньги должны тратиться на экологию, потому что «Оператор РОП» предусмотрен в Экологическом кодексе. Это улучшение нашего с вами состояния. Фактически «Оператор РОП» должен тратить деньги на вопросы, связанные с мусором, уборкой, сбором, транспортировкой, переработкой и созданием зеленых технологий. Согласно экологическому кодексу «Оператор РОП» тратит деньги на: 1) экологические вопросы (получателей экосбора); 2) поддержку отечественных производителей. Сейчас утилизационный сбор собирается с авто. «Оператор РОП» имеет право тратить на создание производств сельхозтехники. Но, исходя из международной практики, они должны тратиться на экологию. По факту, «Оператор РОП» собрал 220 миллиардов тенге, но только 11,5 миллиарда тенге из них были потрачены на нас. Собирается очень много, а тратиться очень мало. Но тратиться на нас мало не потому, что не нужно, а потому, что наша отрасль не развилась до такой степени, чтобы получать такую сумму. Из этих 220 миллиардов тенге они 75 миллиардов тенге потратили на автопром, 70 миллиардов тенге на депозите и 20 миллиардов на налоги. Каком тогда экономический смысл всего этого сбора?

Тимур Жаркенов: В Казахстане все идет к формуле «казаться, а не быть». Говорится одно, а делается другое. Если мы что-то делаем, то нужно этим и заниматься. Если это экологический сбор, то давайте не будем мешать одно с другим и конкретнее этими вопросами заниматься. А в итоге все превращается в фейк и замыливание глаз.

- Новый экокодекс решает проблему?

Тимур Жаркенов: Наоборот, на мой взгляд, идет усугубление ситуации. Раньше был один операторов, теперь их будет несколько и все монополисты. Мы плодим монополистов. У нас государство любит это делать. Это в корне неправильный подход. На мой взгляд, все эти изменения в законодательстве надоели, даже юрист не может уследить за всеми нововведениями в законе. Но при этом новый кодекс пытаются протащить через Парламент буквально «через колено». Зачем? Такое ощущение, что эти миллиарды спать кому-то не дают.

Салтанат Бралина: Сама существующая на протяжении четырех лет система показала, что поддержка отечественных производители недостаточно прозрачна и эффективна. В новом экокодексе в части «Оператора РОП» не меняются ничего. Правительство внесло норму о лицензировании компаний, осуществляющих сбор мусора. Теперь парламент внес предложения в законопроект, где он предложил создать национальную систему управления твердобытовыми отходами, в которой будет: 1) национальный экологический оператор = оператор РОП; 2) будут создаваться региональные операторы для управления ТБО, которые будут выбираться раз на 10 лет; 3) владельцы ТБО. То есть теперь все физические и юридические лица обязаны сдавать мусор только игрокам этой систему. И мы, сборщики, становимся вне закона, если мы не в системе, либо у нас нет лицензии. Мало того, что у нас итак мусорный рынок не развит и нет конкуренции, так еще создается узкое горло, чтобы на рынок зайти. Условий по созданию конкуренции нет. Завтра, когда кодекс примут, не удивляйтесь, что системы операторов не будет и ваш мусор никто не заберет. Мы вынуждены будем закрыться, потому что нас объявят вне закона.

Тимур Жаркенов: У бизнеса должны быть четкие цели. Любые монополии должны быть ограничены. Должно быть минимум государства в предпринимательской среде, и здесь в том числе. Глава государства очень правильные вещи озвучил, но такое чувство, что происходит саботаж. Государство, наоборот, усиливает свои позиции, создает дополнительные лицензии, что в корне неправильно. Вместо того, чтобы помочь бизнесам, которые уже этим занимаются, делается все ровно наоборот: ухудшают и закрывают возможности, создают дополнительные госорганы. Эти региональные операторы – потенциальные нахлебники, которые будут получать зарплаты, премии с каких-то обязательных платежей. Была одна компания, а теперь их будет больше и всех их надо будет кормить. Зачем?

- Этот тот редкий случай, кода интересы конкурирующих между собой компаний на рынке совпадают. Скажите, пожалуйста, есть ли более-менее консолидированная рыночная позиция?

Тимур Жаркенов: Есть точечные попытки отрегулировать эти вопросы, но нет системного решения проблемы. Мы вынуждены объединить наши общие интересы и сформировать своего рода сообщество от различных бизнесов и ассоциации для того, чтобы двигаться в этом направлении. Наша ближайшая задача - войти в рабочие группы отраслевых министерств и парламента РК, чтобы представлять интересы бизнеса. Причем, мы выступаем не только как предприниматели, но и как активные граждане, потому что никто из нас не против развития экологии, наоборот мы всецело за это. Но мы видим, что подход чиновников не идет в направлении улучшения экологической среды, а показушества ради галочки. Мы не хотим этого, мы хотим изменений. Для этого мы подготовили ряд предложений и направим их в ближайшее время в парламент и министерство. Мы готовы выступать и очень надеемся, что все будет решено в цивилизованном русле.

Салтанат Бралина: Система в этом году показала свою несправедливость особенно ярко, когда тендер на утилизацию 73% сборов и переработки отходов выиграла одна компания более. Это 20 тысяч тонн. Оставшиеся 7 тысяч тонн оставили на откуп нам, десяткам мелким компаний. Это и есть не что иное, как создание неконкурентных условий. Мы жаловались по этому тендеру, но, поскольку это частная организация, итоги тендера не являются предметом для рассмотрения ни в прокуратуре, ни в суде. На созданную сегодня систему даже пожаловаться нельзя.

Оставить комментарий

Общество

Страницы:1 2 3 4 5 6 ... 33