среда, 28 октября 2020
,
USD/KZT: 412.24 EUR/KZT: 470.98 RUR/KZT: 5.81
Самрук-Казына хотят преобразовать в инвестхолдинг В России с 28 октября вступает в силу всеобщий масочный режим 5 млрд долларов США надеются привлечь в страну с помощью экотуризма CNBC: Байден опережает Трампа на одиннадцать процентов Свыше миллиона детей вернутся в школы в ноябре В ЕС прокомментировали заявление Эрдогана бойкотировать товары из Франции Фильм о Голодоморе в Казахстане получил приз в США Kaspi.kz устраняет технический сбой в приложении Лукашенко поручил отчислить студентов, участвующих в протестах Житель Нур-Султана пытался показать свой суицид в прямом эфире фейсбука Количество экономических преступлений выросло в 1,5 раза ВКО возглавила печальный список по количеству смертей от ковида Президент Армении призвал мир заставить Турцию покинуть Южный Кавказ Южная Корея выделит двести миллионов долларов США на борьбу с COVID-19 Аким ЗКО назвал свадьбу сына сельского акима вредительством В Чечне Макрона назвали «террористом номером один в мире» Партия «Ауыл» объявила об участии в выборах Путин обратился к НАТО Потери бюджета в этом году составили уже свыше 1 триллиона тенге Во Франции ситуацию с коронавирусом в стране назвали критической Президент разрешил вывешивать казахстанский флаг на балконы В Туркменистане возбуждено дело против активистки Дурсолтан Тагановой Под Жанатасом построят ветряную электростанцию стоимостью в 95.3 млн долларов В Турции считают, что Франция следует «фашистскому сценарию» Новые требования появились к проведению совещаний

Хотите, как в Кыргызстане? Невыученные уроки

В Кыргызской Республике, по сути являющейся парламентско-президентской, в минувшее воскресенье прошли очередные выборы в Жогорку Кенеш. Их итоги вызвали волну протестов, переросших в «третью кыргызскую революцию». Эти события - достаточно показательны и могут преподнести неплохие уроки, как нашему гражданскому обществу, так и властям. Тем более, чужие митинги нас тоже ничему не учат.

Партийное разнообразие

Для начала следует отметить существенную деталь – парламент и, соответственно, политические партии Кыргызстана, играют существенную роль в управлении страной. По крайней мере, по сравнению с ее соседями по всей Центральной Азии, включая Казахстан. Поэтому трудно переоценить важность прошедших выборов, а также и поствыборного периода, который, как и следовало ожидать, начался с протестов.

Для нас это может выглядеть странным, но у соседей нередко в одной семье у каждого ее члена могут быть разные, порой противоположные, предпочтения к политическим партиям – и это в предвыборной агитации было использовано. Богатство выбора на выборах было (для нас) тоже небывалым – в бюллетенях было 16 пунктов и плюс «Против всех», который также пользовался немалой популярностью. Однако семипроцентный проходной барьер смогли (по предварительным данным) преодолеть только четыре партии. Причем те, которые считались откровенно оппозиционными, не смогли его преодолеть.

Здесь следует отметить, что это вторые парламентские выборы, прошедшие чисто по партийным спискам. Прошли они в срок (только один раз, после революции 2010 года, были внеочередные), а для участия в них нужно было внести немногим менее 50 тысяч долларов. Это, в свою очередь, оказалось серьезным барьером для многих политических сил, организаций и движений, а, с другой стороны, избавило от конкурентов тех, кому удалось собрать «взнос», не говоря уже про силы, за которыми стоят олигархи или «жирные» спонсоры. Еще раз подчеркнем – многие вопросы и проблемы, начиная с экономических и заканчивая политическими (а уж социальные и подавно) в Кыргызстане решаются через Жогорку Кенеш, поэтому понятие «парламентский олигархизм» для них очень актуален.

Голосуй или…

Как отмечают наблюдатели, основными нарушениями в ходе предвыборной гонки были нечестная конкуренция и подкуп избирателей. Если по первому пункту можно было поспорить и трудно доказать, то по второму в УК КР существует довольно жесткая статья, наказывающая за это. При этом и то, и другое зависели как раз от возможностей партийных спонсоров, а прямой или косвенный подкуп регистрировался оппозицией даже в день голосования. Например, есть свидетельства о том, что «цена галочки» в бюллетене составляла 2000 сомов (более 10 тысяч тенге), которые выдавали вместе с антиковидными масками «волонтеры» у избирательных участков.

Кстати, фиксировалась выдача с уже помеченными в нужно месте (за пропрезиденсткую партию) бюллетенями, причем, по свидетельствам очевидцев, их выдавали лицам с точкой на маске. Также были замечен подвоз избирателей, что тоже можно считать подкупом, но у нас это даже как «мелкое хулиганство» рассматриваться не стало бы. Микроавтобусы у избирательных участков в Казахстане с большой долей вероятности могли говорить о пресловутой «карусели», однако у южных соседей эта проблема решена через регистрацию проголосовавших избирателей в единой базе, что практически сводит на нет желание проехаться по участкам для многократного голосования.

Есть и еще одно существенное новшество, которое было опробовано в Кыргызстане на прошлых (президенстких) выборах – это наличие на участках «электронных урн». Это так называемые автоматические считывающие устройства (АСУ), представляющие из себя некий сканер, к которому сам избиратель подносит свой (уже отмеченный) бюллетень. Эти АСУ три раза в течение дня отправляют в ЦИК данные о количестве «исполнивших гражданский долг», а после закрытия участков делятся и его результатами. То есть, кыргызы внедрили у себя почти безупречную электронную систему, которая исключает фальсификации при подсчете голосов и массовых вбросах в урны. После закрытия участков члены избиркомов при присутствии наблюдателей производят «контрольный» подсчет бюллетеней, но, как показала практика прошлых выборов, автоматика все подсчитывает правильно.

Однако ряд партий, которым не удалось преодолеть семипроцентный барьер, вчера утром объявили о нечестных выборах и начали бессрочную акцию протеста (в первую очередь, на центральной площади Бишкека). Во второй половине дня к ним присоединились и другие, в том числе и две из тех, кто, согласно ЦИКу, проходил в парламент. МВД сначала заявило, что ничего плохого в том, что люди собрались выразить свое мнение, нет, но при этом к площади Ала-Тоо были стянуты усиленные наряды милиции, спецназ и водометы. Поздно вечером началась силовая операция, которая была спровоцирована попыткой митингующих прорваться через ворота «Белого дома». Площадь была очищена, а столкновения вылились на улицы города. К полуночи стыки усилились, в одних районах города ОМОН применила свето-шумовые гранаты и резиновые пули, а в других – стал переходить на сторону митингующих. Особого энтузиазма со стороны силовиков не было видно, зато по другую сторону баррикад (впрочем, баррикад, как таковых, на этот раз не было – максимум, горящие мусорные контейнеры) его было хоть отбавляй. И на этом фоне, еще через пару часов, был взят «Белый дом».



А как же мы?

Сегодня кыргызы проснулись в другой стране, с неизвестным статусом президента Жеенбекова и ряда других представителей (свергнутой) власти. Впрочем, в эту ночь у южных соседей мало кто спал, а если говорить в переносном смысле, то пара прошлых революций заставила их всегда быть начеку. Это было видно и в ходе самой предвыборной кампании, и в день голосования, и в том, что произошло в течение 36 часов после закрытия участков.

Можно было бы сравнивать все три кыргызские революции между собой, говоря о своеобразном прогрессе, но лучше вернуться «к нашим баранам». Странно, но многие казахстанцы не проявляли особого интереса к тому, что происходит по ту сторону отрогов Заилийского Алатау, пока не начались уличные бои в Бишкеке. Только единичные СМИ (например, КазТАГ) следили за предвыборной гонкой, а большинство не упомянуло о них даже в день голосования. Между тем, если сравнивать наши страны и извлекать уроки, то нужно начинать именно с электоральных особенностей, некоторые из которых мы привели выше.

Естественно, главное отличие – это опыт кыргызского электората и его практика несогласия. Сейчас можно говорить, что залогом успеха нынешнего протеста было удручающее социально-экономическое состояние, которое, в свою очередь, реанимировало политическую активность среди населения (например, электорат практически сам собрал взносы за партию «Реформа»). Одним из основных адресатов недовольства, кроме самой власти, был тот самый олигархат. В этом плане, ситуацию в республике можно сравнить с Украиной, где существует аналогичная проблема, которую поднимал, и нынешний президент Зеленский, и Михаил Саакашвили. В принципе, такое недовольство и стало движущей силой, которая в итоге и привела к нынешней революции.

Следующим отличительным фактором является то, что власти вынуждены были пойти на серьезное реформирование избирательной системы, приведшей к сведению к минимуму рисков фальсификаций к такой степени, что остались только подкуп избирателей и применение адмресурса. Второе для нас является настолько естественным фактором, что на него многие даже не обращают внимание, а подкуп не настолько распространен – зачем тратить миллионы, когда можно практически бесплатно «посчитать правильно». Другими словами, у нас даже более крупные и наглые нарушения выборного законодательства не вызывают митинговой реакции у большинства избирателей. К сожалению.

Также следует отметить консолидацию оппозиционных сил. Повторим, что 5 октября представители 12 партий, которые еще накануне были ярыми оппонентами в битве за электорат, собрались вместе, чтобы выразить недовольство выборами и заявить о недоверии президенту. Причем, две из этих партий потенциально прошли в парламент. Возможно ли у нас такое? Это тоже существенная разница, осознав которую можно не сравнивать их и нас.

Можно, конечно, виртуально порадоваться за «братьев-кыргызов» или развести руками – мол, у нас так не будет. Но ведь кроме особенностей менталитета и протестного опыта существуют и конкретные технологии по формированию этого самого мирного протеста и оживлению гражданского общества. При этом, во многом социально-экономическая ситуация в наших странах сейчас схожа, и побудительная причина может быть также аналогичной. Поэтому обществу есть, чему поучиться.

Естественно, определенные уроки должны извлечь и казахстанские власти. У них есть два пути – провести превентивные меры для уменьшения протестного накала и совершенствованию выборного процесса, или усилить контроль над обществом и привести репрессивный аппарат в полную боевую готовность. Создается впечатление, что Астана предпочтет пойти по второму пути – на первый у нее ни времени, ни желания нет. Тем более, реальные реформы и послабления могут, в конце концов, привести к падению самого режима.

Именно так произошло на этот раз в Кыргызстане – сравнительно быстро и безболезненно. В общем, складывается устойчивое ощущение, что наша власть, ее СМИ и придворные политологи уже не станут говорить: «Хотите, как в Киргизии?», так как, возможно, большинство ответит с восторженным согласием. Но одного только согласия на это маловато.
Фото и видео из открытых источников.

Оставить комментарий

Общество

Страницы:1 2 3 4 5 6 ... 33