четверг, 04 марта 2021
,
USD/KZT: 412.24 EUR/KZT: 470.98 RUR/KZT: 5.81
Вузы Беларуси и Узбекистана подписали документы о сотрудничестве Правозащитница: «Кеттлинг нарушает четыре статьи Международного пакта и Сиракузские принципы» Трамп может баллотироваться на пост президента в 2024 году Казахстанцы финансово поддерживают Россию и Турцию Президент Таджикистана предложил объявить 2025 год Международным годом ледников Сенат снял с должностей двух судей по рекомендации Токаева 70 казахстанцев отказались от «Спутника V» Казахстан и Кыргызстан проведут совместные военные учения Минфин рассказал, кто будет платить налоги на мобильные переводы В Австрии 41 человек умер после прививки от Pfizer-BioNTech Токаев рассказал о развитии Кашагана Глава МВД Украины выразил уверенность в том, что страна сможет вернуть Крым и Донбасс Депутаты о бастующих крановщиках: «Тяжелый труд должен достойно оплачиваться» В Павлодаре вырубят 19 тысяч деревьев для строительства дороги В Литве ответили на запрос Беларуси экстрадировать Тихановскую Банки Казахстана подготовили совместное обращение «КазМунайГаз» и Air Liquide договорились о поставках водорода и азота для Атырауского НПЗ В Узбекистане запустят первую солнечную электростанцию Работники «Казахтелекома» требуют повышения зарплаты в 2 раза В США отказались от экспорта оборонной техники в Россию В Европе наблюдается рост заболеваемости коронавирусом Венгерские инвесторы вложат деньги в Туркестанский регион В Грузии напали на офис партии Саакашвили Казахская беженка из Китая удостоена почётной премии Саудовская Аравия назвала условия для паломников

Китай будет тратить больше, чтобы расти быстрее

Юй Юндин

Судя по всему, китайская экономика оправилась от шока Covid-19. В третьем квартале 2020 года она показала годовые темпы роста 4,9%, и эти темпы вполне могут превысить 5% в четвёртом квартале. В результате общий рост за год составит как минимум 2%, а это неплохо для времени, когда значительная часть остальных стран мира переживают рецессию, вызванную пандемией. Впрочем, это не означает, что впереди Китай ожидает спокойное плавание.

Рост потребления – это главный фактор, от которого будут зависеть вероятные итоговые экономические показатели Китая в 2020 году. Цифры конечного потребления за третий квартал ещё не опубликованы, но данные об общих розничных продажах социально-потребительских товаров могут послужить полезным промежуточным индикатором. К сожалению, картина не особенно радужная: хотя, начиная с августа, цифры помесячного роста розничных продаж социально-потребительских товаров стали положительными, в целом объёмы продаж упали на 5,9% (год к году) за первые десять месяцев 2020 года.

В Китае сложился консенсус, что общегодовые темпы роста розничных продаж социально-потребительских товаров станут положительными лишь к самому концу нынешнего года, несмотря на восстановление объёмов потребления домохозяйствами. А как свидетельствует опыт прошлого, темпы роста конечного потребления будут ещё ниже. Например, в 2019 году эти цифры составили 6,3% и 8% соответственно.

Ещё один ключевой фактор, влияющий на экономические результаты: капиталовложения. Здесь мы тоже пока ещё ждём последние данные. Но у нас уже имеются данные об инвестициях в основной капитал. Тут тоже складывается неоднозначная картина.

За первые десять месяцев 2020 года инвестиции в основной капитал выросли на 1,8% (год к году). Двигателем этого роста стали, прежде всего, инвестиции в недвижимость, которые выросли на 5,6% за тот же период. Впрочем, темпы роста инвестиций в недвижимость демонстрируют признаки ослабления.

Более того, инвестиции в производство, а это самый важный компонент инвестиций в основной капитал, снизились на 6,5% (год к году) за первые три квартала 2020 года. Хотя в минувшем месяце эти темпы начали слегка подниматься, они по-прежнему находились далеко в зоне отрицательных значений.

Обычно, когда темпы роста ВВП оказываются ниже потенциальных, правительство Китая применяет все имеющиеся рычаги для стимулирования инфраструктурных инвестиций. Например, после мирового экономического кризиса 2008 года страна реализовала пакет стимулов на сумму 4 трлн юаней ($609 млрд), что подстегнуло рост инфраструктурных инвестиций в 2009 году на целых 44,3%.

На этот раз ничего подобного не произошло – и это сказывается. Инфраструктурные инвестиции выросли за первые три квартала 2020 года всего лишь на 0,2% (год к году). В минувшем месяце темпы роста немного повысились, но лишь до 0,7%.

Одна из сфер, где Китай превосходит ожидания: показатели экспорта. Хотя официальная статистика пока не опубликована, есть все основания полагать, что рост чистого экспорта с начала года может превысить 10%. Тем не менее, на долю чистого экспорта приходится лишь чуть более 1% ВВП страны, поэтому его влияние на общие темпы роста в Китае будут ограниченными.

Все перечисленные выше соображения (плюс немного догадок) позволяют предположить, что в 2020 году экономика Китая вырастет примерно на 2%. Такие темпы существенно выше, чем в других стран с крупной экономикой, испытывающих спад. Но перед Китаем стоят серьёзные проблемы, из которых особенно выделяются две: качественные рабочие места и бюджетные расходы.

С начала года Китай создал более десяти миллионов новых рабочих мест, превысив официально установленный целевой показатель – девять миллионов. Но, как показывает прошлый опыт, темпов роста ВВП на уровне 2,5% недостаточно, чтобы поддерживать создание девяти миллионов высококачественных рабочих мест. И действительно, многие выпускники университетов сегодня с трудом находят себе подходящую работу. Более того, вполне может оказаться, что значительный рост занятости в Китае в этом году достигнут в ущерб производительности труда.

На бюджетном фронте Китаю надо больше тратить. Согласно оценкам министерства финансов, общие бюджетные доходы Китая в 2020 году составят примерно 21 трлн юаней, а дефицит бюджета – примерно 3,7 трлн юаней, то есть около 3,6% ВВП.

Но эти цифры китайское правительство рассчитало, исходя из номинального роста ВВП примерно на 5,4% в 2020 году, а это намного выше значительно более вероятных 3% (годовой рост 2% плюс дефлятор ВВП 1%). В такой ситуации единственным способом соблюсти целевой уровень бюджетного дефицита (3,6% ВВП) становится сокращение государственных расходов.

В течение трёх первых кварталов 2020 года правительство Китая именно этим и занималось, сократив общие расходы бюджета на 1,9%. Но это сокращение меркнет на фоне падения бюджетных доходов на 6,4%. Кроме того, местные власти продолжали увеличивать расходы с помощью локальных государственных фондов, созданных для финансирования инвестиционных проектов (теоретически эти долги должны погашаться за счёт доходов от соответствующих инвестиционных проектов).

Местные власти финансируют возникающий дефицит, выпуская собственные специальные проектные облигации. В этом году они получили разрешение выпустить такие облигации на сумму 3,75 трлн юаней – квота, которую они уже исчерпали. Центральное правительство тоже уже выпустило запланированный объём гособлигаций на сумму 3,76 трлн юаней, а также облигации для оказания помощи в борьбе Covid-19 на сумму 1 трлн юаней.

Всё это не означает, что Китай обязан ещё сильнее ограничить свои расходы. Наоборот, для преодоления возникающих проблем правительство обязано повысить целевой уровень дефицита и начать проводить более экспансионистскую бюджетную политику, поддерживаемую более экспансионистской монетарной политикой.

Такой подход создаст минимальные риски для Китая. Государственный долг страны равен умеренным 52,6% ВВП, и у правительства ещё есть предостаточно пространства для выпуска дополнительных облигаций в поддержку инфраструктурных инвестиций, которые повышают темпы роста экономики.

Кроме того, фактические темпы роста ВВП в Китае ниже их потенциального уровня, базовый индекс потребительских цен в октябре составил всего 0,5%, а индекс цен производителей находится в отрицательной зоне с июля прошлого года. Прибавьте сюда успехи страны в борьбе с Covid-19, и будет понятно, что нет никаких особых причин волноваться по поводу резкого роста инфляции или ухудшения состояния бюджета Китая в обозримом будущем. Более того, как показал провал политики строгой экономии бюджетных расходов в целом ряде стран, гораздо более серьёзным риском для состояния бюджета Китая может стать его отказ тратить.

Конечно, в экономике Китая по-прежнему наблюдаются глубокие структурные проблемы, которые власти должны продолжать устранять для дальнейшего роста экономики в предстоящие годы. Но этот вопрос находится уже за пределами макроэкономической политики.

Юй Юндин бывший президент Китайского общества мировой экономики и директор Института мировой экономики и политики при Китайской Академии социальных наук, работал в Комитете по монетарной политике Народного банка Китая в 2004-2006 годах.

Copyright: Project Syndicate, 2020. www.project-syndicate.org

Оставить комментарий

Общество

Страницы:1 2 3 4 5 6 ... 33