суббота, 17 апреля 2021
,
USD/KZT: 412.24 EUR/KZT: 470.98 RUR/KZT: 5.81
Почему дорожает бензин? Всеказахстанский митинг на 15 мая против аренды земли иностранцами объявил Жанболат Мамай Минюст обещает обсуждать проекты законов на дебатах В честь отца главы КНБ назовут улицу в Алматинской области Иссык-кульский корень помогает кыргызстанцам вылечиться от коронавируса за три дня. В ВОЗ прокомментировали методику лечения В Японии создали Ассоциацию казахов Судьи не хотят работать в отдаленных районах из-за качества жизни в селах Хакеры слили в Сеть данные электронных адресов сторонников Навального Минздрав проверит как бесплатный казахстанский инсулин оказался в Узбекистане В Узбекистане назвали самые коррумпированные министерства Нефть будет стоить 10 долларов Байден прокомментировал новые санкции против России: «Я решил отвечать соразмерно» Токаев поблагодарил Шпекбаева и сказал, чего ждет от нового главы антикоров Дания первая страна, в которой отказались от препарата AstraZeneca Марат Ахметжанов сменил Алика Шпекбаева Казахстанский инсулин обнаружили в аптеках Узбекистана Жапаров рассказал о методе, позволяющем вылечиться от коронавируса за три дня В Алматинской области планируют привить от ковида свыше 1 млн человек Команда Навального выпустила новое расследование о Путине Национальный научный медцентр отдадут в частные руки Иностранцам могут разрешить аренду сельхозземель для лесоразведения: Мажилис саботирует указания Токаева? Депутат Рау о ценах на бензин: биржевые торги приостановлены, власти перешли к оперативным мерам Лукашенко рассказал о намерениях Алиева решить конфликт в Нагорном Карабахе мирным путем, но Армения не согласилась МИД Франции считает вступление Украины в ЕС «несерьезной перспективой» Гербы Казахстана старого образца нашли на свалке

Бозжыра: поменяют ли казахи истинные ценности на побрякушки?

Рядом с уникальным урочищем Бозжыра, которое заслуживает статуса Восьмого чуда света, собираются построить фешенебельный отель. В конце прошлого года под давлением общественности президент Токаев предложил отложить строительство этого отеля. Но сейчас, несмотря на все нарушения экологического законодательства, там уже началось строительство вахтового поселка. Если проект будет реализован в том виде, каком хотят его видеть инвесторы, то сакральное место казахов может быть варварски разрушено. Об этом exclusive.kz побеседовал Ажар Джандосовой, экоактивистом, членом Общественного совета минэкологии, а также Лаурой Маликовой, председателем Ассоциации практикующих экологов.


Петицию против строительства на Бозжыре вы можете подписать:

Текст обращения на казахском языке: https://www.otinish.kz/kk/petition/57

Текст обращения на русском языке: https://www.otinish.kz/ru/petition/57

– Как сейчас складывается ситуация вокруг строительства отеля в окрестностях урочища Бозжыра?

Ажар Джандосова: Прежде всего, хочу напомнить, что Бозжыра визитная карточка не только Мангыстау, но и всего Казахстана. Это фантастические пейзажи, которые расположены в 250-300 км от Актау. Посетившие это место считают его самым прекрасным уголком планеты, восхищаясь его первозданностью. Это ландшафты, которые ни в коем случае нельзя урбанизировать.

В ноябре прошлого года появилась первая информация о том, что на Бозжыре планируют построить отель, причем в непосредственной близости от так называемых «клыков» - главной достопримечательностью Бозжыры. Возмущению не было предела. Мы поехали в Актау, чтобы провести акцию протеста и нас услышали - было принято решение о переносе строительства отеля в другое место. Сейчас во многих публикациях почему-то говорится, что планируется строительство визит-центра. Но речь идет о VIP-отеле, который подразумевает строительство более 50 коттеджей с бассейнами, вертолетными площадками, ресторанами, конюшнями и даже гольф-полями. И весь этот огромный комплекс планируют построить недалеко от «клыков» Бозжыры.

Лаура Маликова: Эту проблему мы недавно обсуждали с участием экспертов, общественных деятелей и госорганов Мангыстауской области. В ноябре президент страны говорил об изменении локации проекта, но не полном запрете строительства. Поэтому 5 февраля состоялись общественные слушания в поселке Курык - по крайней мере, управление ресурсов по Мангыстауской области их так называет. На этих слушаниях была представлена новая локация за пределами заказника.

С точки зрения регулирования и требований нормативно-правовых актов в области экологии, размещать такие объекты на территории заказника нежелательно. Тем не менее, несмотря на отсутствие государственной экспертизы и положительного заключения ОВОС (Оценки воздействия на окружающую среду) уже начались строительные работы. Это прямое и грубое нарушение законодательства Казахстана.

Ажар Джандосова: Первоначально планировали построить отель в 1,5 километров от «клыков», а по итогам общественных слушаний это расстояние увеличилось до 4 километров. Но это все равно слишком близко. По рекомендациям АСБК (Казахстанская ассоциация сохранения биоразнообразия), отель нужно вынести на расстояние не менее 20-25 километров. Тогда отель уже не будет виден со всех обзорных точек Бозжыры и не будет представлять большой угрозы для животного мира и почвы в том регионе.

– Почему была выбрана именно эта локация и почему именно VIP-отель?

Ажар Джандосова: Мы тоже задавали эти вопросы, но так и не получили вразумительного ответа. Первоначально сторонники проекта хотели такую локацию, чтобы из окон отеля была видна панорама «клыков». Кроме того, по их мнению, сейчас на Бозжыре существует неконтролируемый туристический поток, который разрушает экосистему Бозжыры. Это действительно так – нет даже намека на соблюдение норм экологического туризма. Но перенос локации отеля даже до 4 километров только усугубит эту проблему.

– Возникает очень прагматичный вопрос: если они собираются строить 50 бассейнов, то как они намерены решить проблему водоснабжения? Ведь мы знаем, что воды не хватает даже в Актау, и тем более нет воды вокруг Бозжыры.

Лаура Маликова: Во-первых, это не бутик-отель, а целый гостиничный комплекс, где будет предоставлено все, что нужно для проживания 125 человек. Там планируется строительство канализационно-очистных сооружений, вертолетная площадка, конюшня и бутик-магазины. Это все подразумевает строительство мини-городка.

Разумеется, для застройщика локация – вопрос очень критичный. Ведь это коммерческий проект и нужно понимать, что именно этот уникальный ландшафт будет создавать ему добавленную стоимость.

Что касается водных ресурсов, действительно, в Мангыстауской области - это очень острая проблема даже в самом Актау. Во время общественных слушаний в проекте ОВОС ответа на этот вопрос тоже так и не прозвучало, хотя, согласно 41 статьи экологического Кодекса, на общественное слушание выносится полноценный доработанный проект ОВОС. Сейчас в проекте такой информации нет. Также нет данных о том, как будет решен вопрос утилизации сточных вод, отходов жизнедеятельности человека. А ведь экосистема этого региона очень уязвима, вплоть до угрозы экологической катастрофы.

– Действительно ли заказчиком является компания турецкого бизнесмена Феттаха Таминджа и фонда KITF, который учреждён комитетом госимущества и приватизации Минфина? Вам известны условия реализации этого проекта?

Ажар Джандосова: Да, действительно мы тоже задавались этим вопросом. Этот турецкий бизнесмен знаменит тем, что построил очень много объектов в Нур-Султане, Актау и Туркестане. Нам говорят, что это инвестиции в Мангистаускую область. Но надо понимать, что инвестиции бывают разными, как и их источник. Сейчас мы знаем, что инвестиции на отель возле Бозжыра запрашиваются у Банка развития Казахстана. Но при этом, нигде нет никаких открытых социально-экономических расчетов. Если этот проект собираются реализовать для развития туризма в этом регионе, то никто не может сказать, сколько будет создано рабочих мест, кто будет там работать, какие специальности будут востребованы, сколько будет стоить проект? Если это инвестиционный проект, то непонятно, как инвестор собирается вкладываться в этот проект, не имея представления о том, насколько он будет коммерчески устойчив? Вы знаете, что там очень суровый климат, отель сможет принимать гостей всего несколько недель в год… И наконец, как и за чей счет будут решаться вопросы инфраструктуры: строиться дорога, проводиться электричество и т.д. В общем, очень много вопросов.

Лаура Маликова: Я тоже не получила ответы на эти вопросы, но, судя по всему, сейчас инвесторы пытаются разделить риски с государством. Пока все почему-то уверены, что строительство гостиничного комплекса само собой подразумевает строительство автомобильных дорог, организацию системы вызова ТБО по всему участку и т.д. Но на самом деле - это два разных объекта. Все вопросы развития инфраструктуры входят в компетенцию акимата по Мангистауской области. В связи с тем, что сейчас идет сокращение штата в госорганах, они заявляют, что у них недостаточно персонала, чтобы заниматься этими вопросами.

– Как относятся к этому проекту сами жители Мангыстау?

Ажар Джандосова: Есть люди, которые говорят, что нам обязательно нужно в Мангыстау развивать туризм, создавать рабочие места, а значит – строить отели. Такое мнение очень активно пропагандируется местными властями, хотя какова связь развития туризма с количеством отелей нигде не указывается. С другой стороны, есть большое количество местных жителей, выступающих против строительства отеля. Часть из них выступает за то, чтобы отель построить на территории существующих населенных пунктов, где люди уже живут и работают. Но в целом, только в Алматы активная общественность не боится высказывать открыто свою позицию. В Мангыстау люди побаиваются.

Лаура Маликова: Нужно отметить, что в основном население Мангистауской области казахоязычное, а вся информация по проекту на русском языке. Поэтому для казахоязычного населения этот проект недоступен. Даже в ходе общественных слушаний некоторые возмущались тем, что они проходили на русском языке. Это очень важный момент. Во-вторых, жители поселка Курык говорили о том, что в проекте не указывается количество людей, которые будут трудоустроены на этом проекте. Нужно понимать, что сейчас ситуация в поселке Курык изменилась – подрядные организации перешли в Атыраускую область, часть населения осталась без работы. Голодный человек об экологии не думает. Во всем мире самые загрязненные страны - это бедные страны. Они находятся на том уровне развития, когда их больше волнует, как заработать на хлеб, нежели вывоз отходов. Нам важно среди казахоязычного населения вести информационную работу о том, что если будет разрушен природный ландшафт, то проект долго не проживёт. А вообще, необходимо разработать системную концепцию развития экологического туризма в Мангистауской области с учетом ее региональных особенностей, которая бы в том числе отвечала на вопросы трудоустройства местного населения.

– Какова позиция госорганов, международных организаций? Насколько я знаю, сейчас активизировали работу по включению урочища Бозжыра в перечень особо охраняемых территорий, в перечень ЮНЕСКО. Есть ли какая-то реакция?

Ажар Джандосова: Международные организации поддерживают позицию экоактивистов. Они тоже выступают за сохранение урочища. По поводу включения в ЮНЕСКО, несколько лет назад была подана заявка по включению Бозжыры в его перечень, но, к сожалению, наши власти не довели это дело до конца. Поэтому все эти усилия нужно предпринимать заново. Но, если там будет построен отель, то о ЮНЕСКО не может идти и речи. Мы потеряем возможность попасть туда в принципе. Пока от министерств культуры или экологии никакой реакции нет. Они заняли выжидательную позицию. Мы хотим добиться переговоров с инвестором, поскольку понимаем, что инвесторы нужны. Мы не против строительства отеля, мы понимаем, что нужны рабочие места, нужно развивать туризм, но без ущерба для экологии. И, конечно же, мы требуем, чтобы урочищу Бозжыра придали более высокий статус, там должна работать служба охраны, рейнджеры, был пропускной режим с учетом рекреационной нагрузки.

Лаура Маликова: У нас было много различных проектов, но чтобы такой проект выносили на общественные слушания и признавали их состоявшимися без учета всех нареканий, такое в моей практике впервые. Руководитель управления ресурсов дала понять, что никаких изменений или повторных слушаний не будет. Это все наводит на мысль, что госорганы получили команду поддержать проект, вопреки требованиям законодательства Казахстана. На днях мы проводили онлайн-дискуссию с участием всех общественных организаций. Приглашенные нами представители госорганов проигнорировали нас. Они дистанцировались от этой проблемы и не хотят комментировать наши вопросы касательно незаконных действий на земельном участке, которые уже отдали в аренду. Но, я думаю, вопрос получил такой резонанс, что держать его в информационном вакууме неправильно для самих же госорганов. В таких случаях общество само старается заполнить этот вакуум домыслами и предположениями, и они, как правило, не в пользу госорганов и правительства.

Оставить комментарий

Общество

Страницы:1 2 3 4 5 6 ... 33