среда, 20 января 2021
,
USD/KZT: 412.24 EUR/KZT: 470.98 RUR/KZT: 5.81
Министерство экологии: мы возмущены этими снимками и проведём расследование РФПИ направил заявку на регистрацию вакцины «Спутника V» в ЕС ФСМС получил 550 млрд тенге В Азербайджане почтили память жертв трагедии 20 Января Япония обеспокоена нарушением прав уйгур в Китае Биртанову продлили домашний арест до конца февраля Китай запустил третий спутник мобильной связи Закирьянов пытается оправдаться: "это не барс, а рысь" Президент Узбекистана сообщил об искусственно создаваемых протестных настроениях в регионах Будет ли новый глава алматинского метро пинать мебель? Тихановская намерена вернуться в Беларусь Свыше полумиллиона казахстанцев отчитаются о доходах Трамп выступил с прощальной речью, в которой назвал штурм Капитолия политическим насилием Судебный процесс над Максом Бокаевым отложен В Кремле прокомментировали ситуацию с Навальным Нефть растет Навальный выпустил расследование о «дворце Путина» На украинцах хотят испытать шведский препарат от коронавируса КТЖ впервые за последние 6 лет в плюсе Мамин заверил президента, что санитарно-эпидемиологическая ситуация в стране находится под контролем В Алматы вновь заработает модульный госпиталь, построенный BI Group Кыргызстан отказался от вакцины Pfizer, предложенной по программе COVAX МИД Великобритании и Германии потребовал освободить Навального В Казахстане возвращают блок-посты В ЦИК Кыргызстана оценили расходы на проведение парламентских выборов

По ком звонит айфон?

Споры вокруг неоднозначного решения о запрете государственным служащим пользоваться в рабочее время гаждетами и вообще проносить их в места своей трудовой славы до сих пор продолжаются. Уже поступает информация, что государственных служащих обыскивают при входе, изымая планшеты и смартфоны. Общество разделилось - одни считают, что чиновникам и без того имеющим немало привилегий подобное ограничение пойдет только на пользу, другие вспоминают об их конституционных правах, уверяя, что подобные, по их мнению, несуразные запреты не согласуются с нормами закона, третьи обращают внимание, что такие новшества негативно отражаются на международном имидже Казахстана.

Сама по себе новость о запрете гаждетов для госслужащих на рабочих местах сначала выглядела как анекдотическая. Однако она встраивается в череду тех трансформаций, которые происходят в системе власти уже не первый год. Все это можно назвать частью мер по обеспечению закрытости госорганов, на фоне звучащих заверений о том, что власти наоборот стремятся обеспечить прозрачность государственного аппарата. Однако запрет на освещение журналистами заседаний правительства, последовавший за этим запрет тем же чиновникам дружить в соцсетях с людьми, критикующими власти и лайкать их посты, и новые ограничения встраиваются в общий тренд. Причем последнее нововведение с запретом смартфонов на рабочем месте для чиновников, кажется, относится к числу казахстанских ноу-хау.

По секрету всему свету

По крайней мере, несмотря на то, что чиновники, оправдывавшие ограничения ссылаются на   мировой опыт, конкретные примеры стран, где действуют аналогичные запреты, они не приводят. Найти подобную информацию в Интернете не удалось, правда, стоит оговориться, что запрет на телефоны и любые устройства с камерами действует в паспортном агентстве США, это делается для защиты персональных данных граждан. Но о тотальном запрете для любых государственных служащих речи в этой стране не идет.

Ранее министр сельского хозяйства Казахстана Асылжан Мамытбеков попытался внести некоторую ясность о причинах подобного запрета.

«Пользоваться смартфонами это, конечно же, удобство. Но, конечно же, должны мы соблюдать и вопросы защиты информации, в том числе и служебных, государственных секретов. Поэтому это палка о двух концах», - сказал он. Правда он тут же оговорился, что, например, для Минсельхоза этот запрет не нужен, так как у них никакой секретной информации нет.

Эту же версию о защите госсекретов подтвердил и глава  МВД Калмуханбет Касымов.

«Там, где мы несем охрану, будем исполнять это поручение. Я вам скажу так: у нас служба оперативная, многие вопросы секретные, они недоступны. Поэтому мы до этого решения на своих совещаниях практически такие средства не использовали», - сказал он и даже продемонстрировал свой кнопочный телефон.

Мотивация запрета, тоже вызывает вопросы. Получается, что власти не доверяют государственным служащим, подозревая их в готовности разглашать секреты страны. Тут возникает еще один существенный вопрос – если уж власти не доверяют госслужащим, которые, по идеи проходят строгий отбор, то, как быть простым гражданам, которые вынуждены зачастую напрямую обращаться к ним?

Чтобы осознать новую реальность казахстанским чиновникам дали всего неделю, несмотря на то, что запрет начал действовать с 24 марта, но именно сегодня 1 апреля гаджеты теперь запрещено проносить во все государственные учреждения Казахстана, включая парламент. При входе установлены специальные ящики для хранения смартфонов, нарушителей запрета будут увольнять.   

В условиях трансформации

Exclusive.kz попросил юристов и  общественных деятелей оценить необходимость запрета на пользование гаджетами государственными служащими на рабочем месте. 

Политолог Куат Кунболатов увидел в ограничениях не просто попытку защиты государственных секретов, а большие политические цели. Он считает, что затея с запретом смартфонов для чиновников лишь на первый взгляд вызывает улыбку. На самом деле, это нововведение имеет большое практическое значение в свете грядущих тектонических процессов во властном олимпе. По его словам не секрет, что власть в Казахстане держится на денежной платформе, а идейную составляющую сильной централизованной власти, по его словам, построить не удалось. Поэтому среди чиновников иногда встречаются проявления гражданского несогласия по со спускаемыми решениям сверху. Это несогласие выливается в частые информационные утечки со стороны государственных органов, заметил он.

 «Если судить по проведенным ранее выборам в мажилис и местные маслихаты, где с использованием всех имеющихся средств и методов были избраны лояльные проверенные люди, это своеобразное укрепление фундамента. Дальше можно смело утверждать, что процесс трансформации политической власти начал своё практическое осуществление. А это в свою очередь, запускает процессы движения элит, которые просто не могут не переживать за своё будущее, поэтому есть вероятность большего слива разного рода информации. Ведь подковерная борьба наиболее беспощадна именно во времена перемен. Сделан очередной упреждающий маневр, который если не полностью исключит, то хотя бы сведёт к минимуму нежелательные информационные вбросы со стороны инсайдеров, которые могут создать определенные неприятности в осуществлении процесса трансформации верховной власти», - сказал Куат Кунболатов.

Запрет есть  - правовых оснований нет

Адвокат Алматинской коллегии адвокатов Серик Айтбаев заметил, что пока ясно лишь, что имеются некие распоряжения топ-руководителей государственных органов о запрете госслужащим пользоваться смартфонами. Он сказал, что не смог  найти эти  распоряжения в известных правовых базах, существующих в Казахстане.  По его словам, согласно пункту 36 Регламента правительства Республики Казахстан, утвержденного постановлением Кабмина от 10 декабря 2002 года №1300 проекты распоряжений премьер-министра, за исключением кадровых и организационного характера, подлежат обязательному согласованию с министерством юстиции, ответственным за проведение юридической экспертизы на предмет соответствия Конституции, законодательным актам, актам президента, правительства и премьер-министра, а также министерством финансов. Однако, судя по информации в СМИ, как минимум три казахстанских министра, включая министра юстиции Берика Имашева, не были ознакомлены с документом, запрещающим использование смартфонов и планшетов в зданиях государственных органов.  Правда, действующим регламентом предусмотрено, при необходимости оперативного принятия распоряжения премьер-министра по поручениям его самого, его заместителей или руководителя Канцелярии проект распоряжения может быть завизирован руководителями государственных органов на заседании правительства, на совещании у руководства правительства или по указанию премьер-министра у руководителя Канцелярии, подчеркнул он.

«Таким образом, возникает вопрос, почему вопреки действующему регламенту правительства РК распоряжения не были согласованы с министерством юстиции и другими заинтересованными органами? И по каким основаниям не были опубликованы в официальных органах печати? Касательно выполнения государственными служащими изданных распоряжений, то статьей 10 Закона Республики Казахстан от 23 ноября 2015 года «О государственной службе Республики Казахстан» определены обязанности государственных служащих. В частности, государственные служащие обязаны выполнять приказы и распоряжения руководителей, решения и указания вышестоящих органов и должностных лиц, изданные в пределах их должностных полномочий. При этом статьей 43 Закона о госслужбе четко установлено, при сомнениях в правомерности полученного для исполнения распоряжения государственный служащий должен незамедлительно сообщить об этом в письменной форме своему непосредственному руководителю и руководителю, отдавшему распоряжение. В случае если вышестоящий по государственной должности руководитель письменно подтверждает данное распоряжение, государственный служащий обязан его исполнить, если выполнение его не влечет действий, которые относятся к уголовно наказуемым деяниям. Ответственность за последствия исполнения государственным служащим неправомерного распоряжения несет подтвердивший это распоряжение руководитель. Из вышесказанного можно сделать вывод, что, несмотря на возможный неправомерный запрет пользоваться смартфонами, государственные служащие обязаны выполнять некий «приказ», «запрет» либо «распоряжение» и пользоваться только телефоном с функцией «звонок-ответ-СМС» и не оснащенных Интернет-модулями, фото и видеокамерами. Об ответственности госслужащих за нарушение установленных правил всех официально предупредил вице-министр по инвестициям и развитию РК Сакен Сарсенов», - заметил Серик Айтбаев.

В направлении Северной Кореи?

Исполнительный секретарь Союза региональных депутатов Чингиз Лепсибаев считает, что авторам и поборникам запрета смартфонов пора строится в колонны и отправляться в пионерский поход в Северную Корею, где такие кадры придутся ко двору. В современном же мире, где уже доступ к интернету приравнен к базовым человеческим правам, в некоторых странах по Конституции, считать это даже нормальным, не представляется возможным, убежден он.

Ожесточенные споры разгорелись вокруг нововведения и в социальных сетях. Приводим два весьма красноречивых комментария.  

Адвокат по экономическим вопросам Жангельды Сулейменов считает, что запрет на гаджеты для госслужащих в рабочее время не нарушает их права. Он сказал, что право собственности  защищается Конституцией РК. Как и любые права, оно   может быть ограничено согласно статье 39 Конституции.

«Самый наглядный пример, когда те же телефоны, согласно УПК и ГПК РК судья может запретить использовать во время судебного заседания. Нет безусловного права пользоваться телефоном. Запрет на пользование смартфонами во время работы – это исключительно трудовые отношения работодателя с работником. Я думаю, что работодатель может ограничивать какие-то определённые права. С 9 до 18 работник должен выполнять свои функции, у него нет права на какие-то личные, частные дела: зайти в Facebook, WhatsApp. Если ему по работе нужно, тогда ему выделят определённый телефон, либо другой мессенджер. Мы же не ходим на работу с какими-то личными делами. Если с этой точки подойти, то это не будет нарушением конституционного права. Поэтому думаю, что это совершенно нормальный подход. Я редко поддерживаю такие идеи, но я не вижу нарушений права. Пусть госслужащие работают, а не сидят в соцсетях и на нехороших сайтах», - написал на своей странице в Facebook известный адвокат.

 На что получил такой любопытный ответ от председателя наблюдательного совета группы компании BAS Медета Рахимбаева.

«Я считаю, что если человек решил посвятить себя государственной службе, то он должен быть готов к тому, что общество будет просвечивать его насквозь. И он должен вести себя достойно в любых обстоятельствах: как на службе, так и в частной жизни.  Мы не требуем такой открытости, как от мэра Лондона. Но запрет использования смартфонов в госучреждениях - это поощрение закрытости, коррупции и отрыв от народа. Единственным исключением могут быть спецслужбы», - заключил он.

 

Оставить комментарий

Общество

Страницы:1 2 3 4 5 6 ... 33