четверг, 22 октября 2020
,
USD/KZT: 412.24 EUR/KZT: 470.98 RUR/KZT: 5.81
Задержание казахстанца в США по делу контрабанды электроники прокомментировали в МИД Президент предложил отказаться от пышных празднований В Бразилии умер доброволец, участвовавший в испытаниях вакцины от коронавируса   Президент на заседании НСОД поднял вопрос трудовых мигрантов США обвинили Россию и Иран в попытках повлиять на итоги президентских выборов Аэропорт Петропавловска – банкрот Армения вводит запрет на турецкие товары на фоне ситуации в Нагорном Карабахе В Казахстане стало больше миллиардеров Более 13 тысяч жителей Беларуси покинули страну после выборов Спасут ли Казахстан 6 групп экспертов? Задолженность по зарплате достигла 2,7 миллиарда тенге Два бывших ответсека назначены вице-министрами Генпрокурор Кыргызстана подал в отставку На энергопредприятиях страны зарегистрировано 3610 технологических нарушений Госдолг Казахстана находится на безопасном уровне Убитого во Франции учителя наградят орденом Почетного легиона Немцы прислали помощь вооружённым силам Казахстана В Великобритании добровольцев намеренно заразят COVID-19 Метрополитен Алматы: 5 топ-менеджеров получили вознаграждение, несмотря на убытки в миллиарды тенге В Кыргызстане назначили новую дату парламентских выборов Активисты Уральска добились отмены стройки дороги через рощу Токаев провел ряд кадровых назначений Олжас Сулейменов готовит Обращение к Президенту и Правительству РК Лукашенко обещал больше не баллотироваться в президенты Уроженец Актюбинска получил высокий пост

Миграция по-китайски. Сколько уже жителей Поднебесной в Казахстане?

Эксперты заметили, что китайская миграция - один из важнейших факторов воздействия на социально-экономическое, а возможно, и демографическое развитие Казахстана на долгосрочную перспективу. Демографическая ситуация и основные миграционные процессы - это важные области жизни и политики современного Китая, определяющие не только его собственное развитие, но и развитие его соседей. В перспективе они выступят одним из формирующих факторов взаимоотношений Китая с соседними странами, в том числе и с Казахстаном.

В исследовании подчеркивается, что в Казахстане складывается очень сложная ситуация с китайской миграцией. Первые масштабные потоки китайских мелких торговцев и предпринимателей заполонили страну после введения безвизового режима пересечения еще советско-китайской границы в 1988 г. В городах России и Казахстана стали стихийно возникать китайские барахолки. Неподдающиеся контролю и управлению потоки мигрантов стали вызывать опасения. В свою очередь руководство КНР, сталкиваясь со значительным ростом безработицы и искусно адаптируясь к процессам глобализации, действительно проводит активную миграционную политику, направленную на поддержку зарубежной общины и использование ее мощного делового и финансового потенциала в интересах подъема экономики страны, однако при этом демонстрирует лояльность и корректность в отношении стран, принявших ее эмигрантов. В свете всего этого невозможно представить себе, чтобы Пекин решился отдать приоритет политике демографической экспансии, рискуя спровоцировать дестабилизацию своих отношений с Казахстаном и со всем центральноазиатским регионом.

Стоит отметить, что в 2000 году КНР обнародовала глобальную внешнеэкономическую стратегию под девизом «идти вовне» («цзоу чуцюй»). Один из ее главных аспектов – завоевание значительной, до 10%, доли международного рынка труда, в настоящее время доля Китая составляет 2-3%. Если учесть, что в 2001 году численность работающего населения в стране составляла 730 млн человек, а число безработных в городе и деревне – 150 млн, то ясно, что 10% в абсолютной своей величине образуют многомиллионную массу. При сохранении нынешних темпов роста трудоустройства это означает, что к 2020 году численность армии китайских безработных может достичь только в городах 100-130 млн. Китайские экономисты отмечают, что: ежегодная отправка за рубеж в целях предпринимательской деятельности 1-2 млн способных людей позволит создавать в стране и за ее пределами 10-20 млн рабочих мест. Следовательно, иммиграционные процессы будут набирать размах. В последние годы численность лиц, легально выезжающих из Китая с частными целями, увеличивается более чем на 30% ежегодно. Таким образом, в ближайшие одно-два десятилетия из КНР могут эмигрировать еще несколько десятков миллионов человек. Будучи не в состоянии прекратить рост безработицы и обеспечить все население достойным и устойчивым источником доходов, правительство оказалось заинтересованным в выезде желающих за пределы страны. И если китайские власти помогут переезду в ту же Россию хотя бы 0,5% из 150-200 млн своих безработных, это способно создать чрезвычайную ситуацию, считают ученые.

В свою очередь подавляющее большинство китайцев, временно находящихся на территории Казахстана – это долгосрочные мигранты. Среди них две основные категории – представители «народной торговли» и мелкого семейного бизнеса, а также рабочие по контрактам. В Казахстане сложилась определенная миграционная среда, где преобладают мигранты, прожившие в стране от шести до десяти лет, посещавшие Казахстан менее пяти раз. Во-первых, они приезжают в Казахстан для осуществления предпринимательской деятельности по коммерческим визам с ограниченным сроком. Если работа требует более длительного нахождения в стране, то предприниматели выезжают на родину и уже, возможно, на следующий день возвращаются. Вторая причина въезда – трудоустройство на предприятиях, а также на официально или неофициально функционирующих китайских фирмах. Некоторая часть из въезжающих официально регистрируется в качестве наемных работников. Но не меньшее их число въезжает по коммерческим визам, не дающим права на трудовую деятельность и вынуждающим выехать из страны и опять въезжать в относительно короткий период.

Формирование неформальной миграционной сети облегчает последующую миграцию граждан КНР в Казахстан, где уже сложились функционирующие каналы миграции, и наблюдается складывание землячеств и общин. Миграционные сети эффективно взаимодействуют не только в рамках китайского сообщества одного города, но и других городов, и со страной исхода. Такие сети основываются на межличностных и семейных связях. Несмотря на то, что контакты чаще происходят между выходцами из одного района, они могут быть расширены и включать представителей разных географических групп. Появление миграционных сетей — это результат самоорганизации миграционного процесса либо самими мигрантами, либо посредниками. Приезжая впервые в страну для того, чтобы заработать деньги, китайцы обращаются за помощью к посредникам - лицам, помогающим в организации бизнеса для китайцев, обладающим необходимыми знаниями об особенностях ведения местного бизнеса, налаженными каналами для организации коммерческих сделок или их трудоустройства.

По данным Департамента миграционной полиции МВД РК, в 2015 году граждан КНР в Казахстане было зарегистрировано 103 438 человек. Пик китайской миграции пришелся на 1993—1994 года, тогда в южной столице постоянно проживали порядка 40-50 тыс. китайских торговцев. В дальнейшем этот поток значительно сократился и, за исключением Алматы, не превышал трех тысяч в год. Другим фактором, влияющим на бесконтрольное увеличение китайской диаспоры, являлось то, что между Кыргызстаном и Китаем существовало соглашение о безвизовом режиме поездок. Из Кыргызстана китайцы беспрепятственно въезжали в Казахстан, а попытки МИД РК унифицировать порядок въезда граждан Китая в Кыргызстан путем проведения переговоров положительных результатов не давали. Не меньшее беспокойство вызывала и концентрация граждан КНР в определенных сферах бизнеса - главным образом, в торговле и сфере общественного питания, а также в отдельных районах крупных казахстанских городов, в основном Алматы и Астаны, которые грозили превратиться в прообразы «чайнатаунов».

В Алматы и Астане проживают уроженцы абсолютного большинства провинций, городов центрального подчинения Китая. В Казахстан едут, как правило, мигранты из экономически развитых регионов страны – это Пекин, Шанхай, из регионов традиционной китайской миграции в другие страны мира (Фуцзян, Гуандун), высок процент миграции из восточной части Китая (Цзянсу, Аньхой). Наблюдаются также миграционные потоки из отдаленных от Казахстана регионов (Гуанчжоу, Далян). На стройках Астаны в основном преобладают выходцы из провинции Цзянсу, из города Наньтун. «Наньтунцы» традиционно считаются группами, контролирующими строительство.

Исследователи считают, что китайская миграция один из важнейших аспектов демографического и социально-экономического развития Казахстана на долгосрочную перспективу. В КНР сосредоточен огромный миграционный потенциал, реализация которого в условиях происходящих рыночных преобразований приводит не только к внутренним перемещениям населения, но и сопровождается его заметным миграционным оттоком за пределы страны. Куда бы ни забрасывала китайцев судьба, они непременно стремятся к компактному расселению и сохранению основ национальной идентичности. Увеличение их численности на новом месте приводит к становлению китайских землячеств, в которых складывается замкнутая система самообслуживания. Китайские мигранты чрезвычайно медленно ассимилируются местным населением. Смешанные браки для них практически исключены. Они в основном ориентированы не на оседание в Казахстане, а на предпринимательскую деятельность, форсированное накопление капитала, захват и удержание рынка либо на последующий переезд в Россию и Европу.

Увеличение китайского миграционного потока идет вслед за ростом товарооборота между Китаем и Казахстаном. Опросы среди трудовых мигрантов из Китая показывают, что практически все они многократно посещали Казахстан и прожили на его территории не один год.

Между тем и у казахстанцев растет интерес к Китаю, особенно среди молодежи. Так, например, по состоянию на начало августа 2014 года за пределами Казахстана обучалось более 45 000 казахстанцев, если в Вузах России училось 26 600 казахстанских граждан, то в КНР – 9670 из них 628 — по различным грантам.

По официальным данным Министерства образования КНР, так если в 2007 году количество казахстанских студентов в китайских вузах составило 3000 человек, то в 2008 году уже 3750 студентов. В 2010 году их количество достигло уже 7874 человека. В 2011 году в Китае проходили обучение 8287 казахстанцев.

Оставить комментарий

Общество

Страницы:1 2 3 4 5 6 ... 33