среда, 26 сентября 2018
Ясно +5, Ясно
USD/KZT: 356.54 EUR/KZT: 419.43 RUR/KZT: 5.42
ФСБ России вычислит и накажет виновных в утечке данных Петрова и Боширова Казах метит в президенты скандальной AIBA Премьер о корреляции квадратных метров и криминала Халифата в ЦА как раз не доставало «Фридом Финанс»: Турлов выкупил акции «Банк Астаны» у розничных инвесторов Reuters: участники иранской «ядерной сделки» обогнут санкции США Дорожная карта Жээнбекова Животворящая нефть пока обнадеживает Эрдоган за расширение и ротации в Совбезе ООН Узбекский ЦБ поднял базовую ставку на пару процентов Axios: США только начинают наращивать антикитайский вектор Константинопольский патриархат: Украина имеет право на автокефалию Как Трамп расширил антироссийские санкции Киев направил Москве ноту: конец дружбы Казахским политикам нужен «зависший» закон о лобби Кому в Казахстане правильно подавать в отставку Украинские депутаты поддержали курс на ЕС и НАТО Uzcard стал катализатором процесса на высшем уровне «Цеснабанк» комментирует выкуп портфеля с/х кредитов Amazon без продавца Джек Ма внес вклад в эпоху противостояния между Вашингтоном и Пекином Госдеп США о разнице между Пекином и Москвой Варшава приглашает базу США, которая поменяет статус польского государства Рубль крепнет, а тенге заметно крепчает Антитеррористические «Искандеры» в помощь

Коррупционные истоки политических бурь

В 2017 году слово коррупция стало ключевым в политической жизни почти на всех континентах, определяя действия правительств в таких разных странах, как Китай, Саудовская Аравия или Бразилия. По всему миру из-за коррупции и связанных с нею скандалов лишались должности президенты и премьер-министры, устранялись лидеры политической оппозиции, нарастали «популистские» протесты. 

В Бразилии ведётся расследование, как выразился один из судей, «схемы системной коррупции» с участием государственных должностных лиц и крупнейшей бразильской нефтяной компанией Petrobras. По итогам этого расследования президенту Дилме Русеф был объявлен импичмент, в августе 2016 года она была отстранена от должности; а бывший президент страны Луис Инасиу «Лула» да Силва в июле этого года был осуждён и приговорён к тюремному заключению.

В марте коррупционный скандал в Южной Корее также привёл к импичменту и отстранению от должности президента Пак Кын Хе, а в августе был арестован Ли Чжэ Ён, наследник главы компании Samsung.

В июле в Пакистане решением Верховного суда был отстранён от должности премьер-министр Наваз Шариф. Ему предъявлены обвинения в коррупции из-за покупки различной недвижимости в Лондоне, предположительно приобретённой им в 1990-е годы с использованием офшорных компаний и оформленной на имя детей. Об этом имуществе он никогда не отчитывался, но о нём не стало известно в 2015 году благодаря утечке «Панамских документов».

В России при президенте Владимире Путине коррупция расцвела благодаря связке государственной власти с крупным бизнесом: верные олигархи ответственно выполняют путинскую политическую программу. Мало того, эта коррупция ещё и отправляется на экспорт. Путин распространяет свою формулу антилиберализма, национализма и авторитаризма на бывшие республики СССР, Европу и даже США.

В Венгрии обвинения в коррупционных связях с «друзьями» (так называемый «кронизм») постоянно звучат в адрес премьер-министра Виктора Орбана, который усилил собственную власть, культивируя тесные отношения с олигархами страны.

События последнего десятилетия показывают, что коррупция – это не просто взятка или незаконная транзакция. Коррупция – это также юридическое нарушение доверия общества. Такие нарушения обычно совершаются «теневой элитой», которая выполняет целый ряд различных ролей в государственном и частном секторах, причём иногда одновременно.

Факт повсеместного увеличения числа чиновников и политиков, которые преследуют корыстные интересы и избегают при этом ответственности, не ускользнул от внимания простых людей. В США явление «новая коррупция» признается центральной проблемой и «Чайной партией» на правом фланге, и движением «Оккупируй Уолл-стрит» на левом. Оба движения выступали против спасения государством Уолл-стрит в 2008 году, и видели в этом доказательство коррупционности системы.

По данным опроса «Страхи американцев», который проводит Чепменский университет, три последних года коррупция пугает американцев больше, чем преступность, терроризм или смерть члена семьи. Дональд Трамп выиграл президентские выборы в 2016 году в том числе и потому, что сыграл на этих эмоциях. Впрочем, вопреки данному им обещанию «осушить болото», весь 2017 год он его расширял и углублял. Разнообразные приближённые Трампа нашли теперь новую работу и повысили свой престиж на Кей-стрит – в главном лоббистском квартале Вашингтона. Некоторые из них пытались даже работать лоббистами иностранных государств, хотя, будучи кандидатом в президенты, Трамп критиковал свою соперницу за предполагаемое иностранное влияние. Более того, Трамп собрал команду советников, имеющих прямые финансовые интересы в отраслях, за которыми они должны следить, а также привлёк бывших лоббистов, в том числе работавших на иностранные режимы. А собственными действиями Трамп вывел государственную коррупцию на такой высокий уровень, какого Америка не видела уже несколько десятилетий, если вообще видела когда-нибудь.

Среди многочисленных нарушений Трампа, подорвавших к нему доверие общества – отказ полностью избавиться от бизнес-активов, отказ опубликовать налоговую декларацию, назначение членов семьи на важные официальные и неофициальные должности.

Кроме того, некоторые члены кабинета Трампа занимаются освоением государственных средств в личных и частных целях. Пока что только один чиновник был привлечён к ответственности за это: в сентябре Том Прайс уволился с поста министра здравоохранения и социальных служб, после того как СМИ сообщили, что на деньги налогоплательщиков он неоднократно заказывал для себя чартерные рейсы.

Со временем Трампу и окружающим его людям вполне могут быть предъявлены серьёзные обвинения в коррупции. Здесь многое зависит от результатов работы бывшего директора ФБР Роберта Мюллера, который ведёт постоянно расширяющееся расследование вмешательства России в президентские выборы 2016 года. Мюллер уже предъявил обвинения Полу Манафорту, бывшему начальнику избирательного штаба Трампа, а также давнему партнёру Манафорта – Рику Гейтсу. Многие эксперты сомневаются, что администрации Трампа удастся досидеть до конца президентского срока в 2020 году.

Однако граждан следует предупредить: когда борцам с коррупцией удаётся поймать высокопоставленных чиновников, дальше нередко наступает длительный период неопределённости. Например, колоссальное антикоррупционное расследование в Бразилии похвалили во всём мире, но оно не восстановило политическую или финансовую стабильность в стране. Наоборот, по данным Совета по международным отношениям, в Бразилии сейчас наблюдается «беспрецедентный уровень недовольства избирателей», при этом нет явного лидера, способного восстановить доверие общества.

Последствия антикоррупционных расследований зависят в основном от политических и экономических условий в стране. Например, в Пакистане политическая власть обычно передаётся между членами одной семьи. После своего увольнения Шариф попытался назначить преемником собственного брата, а в сентябре на освободившееся место бывшего премьера в парламенте была избрана его жена.

В других странах антикоррупционные расследования используются авторитарной властью для нейтрализации оппонентов. В июле правительство Польши, возглавляемое антилиберальной партией «Право и справедливость» (ПиС), отчасти преуспело в своей попытке поставить судебную власть под политический контроль, ссылаясь на то, что суды «коррумпированы элитой».

В Китае председатель Си Цзиньпин очень ловко воспользовался антикоррупционной кампанией, чтобы избавиться от политических соперников и свести счёты. По всей видимости, именно его кампании теперь подражает наследный принц Саудовской Аравии Мухаммед ибн Салман, стремящийся сконцентрировать власть в собственных руках. Благодаря однопартийной системе, Китай способен сохранять видимость стабильности на фоне усиливающихся репрессий. Однако некоторые аналитики полагают, что под поверхностью зарождается широкое недовольство; кроме того, системная коррупция в правящей элите страны ослабляет устойчивость её политической системы.

Здесь мы подходим к последней яркой тенденции нынешнего года: граждане выступают против коррупции во всех её формах. В Польше масштабные протесты вынудили президента страны наложить вето на основную часть плана партии «ПиС» по захвату судебной власти. В Венесуэле протесты против коррупционного кронизма не стихают уже год. А в России тысячи граждан вышли на улицы, протестуя против клептократического режима Путина; их вдохновителем стал, в частности, антикоррупционный активист Алексей Навальный, которые мобилизует российскую оппозицию с помощью своей кампании против «жуликов и воров», нацеленной на путинскую партию «Единая Россия».

Во многих странах большинство проблем не вызывают гражданской активности. Но в число этих проблем не входит коррупция. Людей она беспокоит настолько сильно, что они переворачивали с ног на голову политическую жизнь и в 2016 году, и в 2017-м. Нет причин полагать, что 2018 год будет в этом смысле чем-то сильно отличаться.

 

Джанин Ведел – антрополог, профессор Школы политики и государственного управления им. Шара при Университете Джорджа Мейсона, автор книги«Вне контроля: Как истеблишмент коррумпировал наши финансы, свободу и политику и создал класс аутсайдеров».

 

Copyright: Project Syndicate, 2017. www.project-syndicate.org

Оставить комментарий

Политика

Страницы:1 2 3 4 5 6 ... 33