вторник, 25 сентября 2018
Небольшая Облачность +9, Небольшая Облачность
USD/KZT: 354.12 EUR/KZT: 416.73 RUR/KZT: 5.37
Дорожная карта Жээнбекова Животворящая нефть пока обнадеживает Эрдоган за расширение и ротации в Совбезе ООН Узбекский ЦБ поднял базовую ставку на пару процентов Axios: США только начинают наращивать антикитайский вектор Константинопольский патриархат: Украина имеет право на автокефалию Как Трамп расширил антироссийские санкции Киев направил Москве ноту: конец дружбы Казахским политикам нужен «зависший» закон о лобби Кому в Казахстане правильно подавать в отставку Украинские депутаты поддержали курс на ЕС и НАТО Uzcard стал катализатором процесса на высшем уровне «Цеснабанк» комментирует выкуп портфеля с/х кредитов Amazon без продавца Джек Ма внес вклад в эпоху противостояния между Вашингтоном и Пекином Госдеп США о разнице между Пекином и Москвой Варшава приглашает базу США, которая поменяет статус польского государства Рубль крепнет, а тенге заметно крепчает Антитеррористические «Искандеры» в помощь Коммунисты Китая как ярые правозащитники Китайцы публично обещали не топить рыночный юань Казахский тенге тоже подвел узбекский сум Третьим будешь: «Банк Астаны» Депутаты одобрили будущего главу Минфина ЕАЭС собирает финансовые рынки

Двойные стандарты торговой политики США в отношении Китая

Тот факт, что многие меры китайской политики нарушают правила ВТО, вполне очевиден. Но те, кто насмешливо называет Китай «торговым мошенником», должны задуматься вот о чём: а смог бы Китай диверсифицировать экономику и расти столь быстрыми темпами, если бы он стал членом ВТО не в 2001 году, а раньше, или если бы он рабски подчинился правилам ВТО после вступления в эту организацию?

Высокопоставленная торговая делегация США вернулась из Китая с пустыми руками. Это логично, учитывая масштабы и односторонний характер требований США. Американцы добивались полной смены  промышленной политики и правил интеллектуальной собственности в Китае, при этом не допуская того, что другая сторона может принять какие-то контрмер против предложенных Трампом односторонних пошлин на китайский экспорт.

Это не первая торговая ссора с Китаем, и она будет не последней. Глобальный торговый порядок последнего поколения (с момента создания ВТО в 1995 году) опирается на идею, что в режимах регулирования во всём мире произойдёт конвергенция. В частности, ожидалось, что Китай станет более «западным» в своих методах управления экономикой. В реальности же продолжающаяся дивергенция экономических систем стала плодородной почвой для торговых разногласий.

У Китая, как и других стран, есть веские причины сопротивляться любому давлению, старающемуся подчинить их шаблонам, которые навязывает лобби экспортёров США. Дело в том, что феноменальный успех глобализации в Китае объясняется в равной степени как его неортодоксальной и креативной промышленной политикой, так и экономической либерализацией. Избирательные меры защиты, кредитные субсидии, государственные предприятия, нормы использования отечественных комплектующих, требования трансфера технологий – всё это сыграло важную роль в превращении Китая в тот мощный промышленный центр, которым он сегодня является. Нынешняя стратегия Китая – инициатива «Сделано в Китае 2025» – нацелена на повышение статуса страны до уровня развитых стран, опираясь на уже достигнутые результаты.

Ирония в том, что многие из тех же самых комментаторов, не колеблясь, указывают на Китай как на идеальный пример, подтверждающий пользу глобализации. В этом случае они удобно забывают о том, как Китай пренебрегает современными правилами глобальной экономики.

Китай играет в глобализацию по правилам, которые мы можем назвать правилами Бреттон-Вудса. Это был намного более снисходительный режим, управлявший мировой экономикой в начале послевоенного периода. Как однажды объяснял один китайский чиновник, стратегия в том, чтобы открыть окно, но поставить на него сетку. В страну поступает свежий воздух (иностранный инвестиции и технологии), но при этом вредные элементы остаются снаружи (волатильные потоки капитала и разрушительный импорт).

Более того, торговые методы Китая не сильно отличаются от тех, которые исторически использовали все развитые страны, когда они догоняли друг друга. Одна из главных претензий США к Китаю: эта страна систематически нарушает права интеллектуальной собственности с целью украсть чужие технологические секреты. Но в XIX веке позиция США относительно технологического лидера того времени – Великобритании – была такой же, в какой сейчас находится Китай по отношению к США. Америка обращалась с торговыми секретами британских промышленников так же, как сегодня Китай обращается с американскими правами на интеллектуальную собственность.

Новые текстильные фабрики Новой Англии отчаянно нуждались в технологиях, поэтому они прилагали максимум усилий для воровства британских чертежей и переправки в страну опытных британских мастеров. В США действовало патентное право, но оно защищало только граждан США. Как выразился один историк американского бизнеса, американцы «тоже были пиратами».

Любой разумный режим международной торговли должен начинаться с признания, что ограничивать политическое пространство государств, позволяющее им создавать собственные экономические и социальные модели, нереально и нежелательно. Уровень развития, ценности, траектория исторического развития – всё это оказывается слишком различным, чтобы все страны мира можно было втиснуть в определённую модель капитализма. В одних случаях проводимая внутри страны политика будет возвращаться бумерангом, отпугивая иностранных инвесторов и обедняя её экономику. А в других случаях она будет способствовать экономической трансформации и сокращению бедности, как это произошло в огромных масштабах в Китае и принесло выгоды не только экономике этой страны, но и потребителям во всём мире.

От международных правил торговли, которые являются результатом труднейших переговоров между представителями различных интересов (прежде всего, интересов корпораций и их лоббистов), нельзя ожидать чёткого различия между этими двумя вариантами обстоятельств. Страны, которые проводят ущербную политику, ухудшающую их перспективы развития, наносят огромный вред самим себе. Если стратегия страны ошибочна, из-за неё могут пострадать и другие страны; но самую высокую цену заплатит всё же экономика того государства, которое реализует такую стратегию. И это достаточный стимул для правительств не проводить ошибочную политику. В свою очередь, правительства, встревоженные передачей критически важных технологических ноу-хау иностранцам, вольны вводить правила, которые запрещают компаниям страны инвестировать в иностранные активы или же ограничивают покупку отечественных фирм зарубежными.

Многие либеральные комментаторы в США полагают, что Трамп правильно поступает, занявшись Китаем. Они возражают лишь против его агрессивных, односторонних методов. Однако факт в том, что внешнеторговая программа Трампа мотивирована узким меркантилизмом, который ставит интересы американских корпораций выше интересов всех остальных. В ней не наблюдается никакого интереса к политике, которая позволила бы улучшить глобальную торговлю для всех. Подобную политику следует начинать с «золотого правила» любого торгового режима: не вводить против других стран ограничений, с которыми вы бы не согласились, оказавшись на их месте.

Дэни Родрик – профессор международной политической экономии в Школе государственного управления им. Джона Кеннеди при Гарвардском университете, автор книги «Прямой разговор о торговле: Идеи для разумной мировой экономики».

Copyright: Project Syndicate, 2018. www.project-syndicate.org

Оставить комментарий

Политика

Страницы:1 2 3 4 5 6 ... 33