понедельник, 06 апреля 2020
,
USD/KZT: 443.5 EUR/KZT: 479.47 RUR/KZT: 5.79
В уточненном бюджете нефть 20 долларов, а курс тенге - 440 Узбекистан начнет производство аппаратов ИВЛ Богатые тоже хотят урвать помощь Заседание ОПЕК+ отложили Китай на медицинских масках и халатах заработал 1,4 млрд. долларов Кто сможет получить 42500 тенге? Пресс-секретарь Нурсултана Назарбаева опроверг слухи о здоровье Елбасы В Павлодаре приземлился эвакуационный рейс Нефть растет, тенге тоже Нацбанк снизил базовую ставку В Казахстане сейчас 8 человек с диагнозом COVID 19 находятся на ИВЛ ВОЗ подтвердил отсутствие коронавируса в Таджикистане В США зафиксировано рекордное количество безработных Сайт 42500.enbek.kz рухнул из-за огромного потока обращений Нерабочая неделя в Нур-Султане и Алматы продлена до 13 апреля В Ухани от коронавируса погибло свыше 40000 человек? США выделило Казахстану на борьбу с коронавирусом 365 млн тенге Кто пойдет в армию? На антикризисные меры потратят 5,9 триллиона тенге В Казахстане перестанут ездить пассажирские поезда Президент Филиппин приказал убивать нарушителей карантина Беларусь собирается купить российскую нефть по 4 доллара за баррель В Алматинский области на карантин закрыли огромный ЖК с 20 000 жильцов Из-за коронавируса на грани закрытия казахстанско-китайский завод МСБ освобождается  от налогов и социальных платежей до 1 октября 2020 года 

Центральная Азия и АСЕАН: свяжет ли их Инициатива «Пояса и Пути»

Современные международные отношения стремительное смещаются  из политической плоскости в экономическую. Во всем мире растут интеграционные процессы, развиваются региональные торгово-экономические платформы и торговые маршруты.  

Усен Сулеймен, (Ph.D.), Доктор политэкономии, Гонконгский Университет

На сегодняшний день более 90% грузовых перевозок в межконтинентальной торговле между Азией и Европой осуществляется морским путём.  Однако, по прогнозам экспертов, в среднесрочной перспективе определённая доля этих объемов перейдет на сухопутный путь, в котором транзитно-транспортный потенциал Центральной Азии, и в частности Казахстана, должен сыграть существенную роль. 

Как известно, впервые инициатива о создании «Экономического пояса шёлкового пути» (ЭПШП) была озвучена Председателем КНР Си Цзиньпинем в сентябре 2013 года в ходе его визита в Астану. Месяцем  позже китайский лидер в ходе своего визита в Джакарту предложил странам-членам Ассоциации государств Юго-Восточной Азии (АСЕАН) рассмотреть идею совместного строительства «Морского Шелкового пути» XXI века».  Далее обе инициативы были объединены в общую стратегическую концепцию Китая под названием «Один пояс — один путь», которая впоследствии была переименована в Инициативу «Пояса и Пути».

Примечательно, что анонсирование инициативы о создании ЭПШП в Астане стало сигналом о том, что Казахстан будет играть одну из важнейших ролей в реализации этого мегапроекта. Это, в свою очередь, полностью совпадает со стратегическими задачами Казахстана по превращению в региональный транспортно-логистический хаб, соединяющий Европу и Азию.

По сути, стратегические цели проектов «Нурлы Жол» и ЭПШП весьма схожи по своему содержанию. Основные акценты двух программ ориентированы на развитие транспортно-логистической инфраструктуры.

Немаловажным фактором является смещение в сторону укрепления региональной интеграции официального Ташкента. Сплоченная и сильная Центральная Азия выгодна всем, делая регион привлекательным для инвесторов и конкурентоспособным в рамках реализации ЭПШП.

Активное вовлечение Центральной Азии в реализацию ЭПШП открывает перед регионом отличные перспективы взаимодействия с АСЕАН, которая является шестой по величине экономикой в мире с совокупным объемом ВВП в 2,4 трлн. долл. США. По прогнозам экспертов, к 2050 году АСЕАН выйдет на четвертое место по данному показателю.

Как известно, в состав АСЕАН входят Бруней, Камбоджа, Индонезия, Лаос, Малайзия, Мьянма, Филиппины, Сингапур, Таиланд и Вьетнам. Их экономические показатели и уровни развития существенно отличаются друг от друга. К примеру, согласно данным МВФ, ВВП крупнейшей экономики АСЕАН Индонезии по итогам 2017 года составил более одного триллиона долл. США. Следом, с большим отставанием идёт Таиланд – 483 млрд. На третьем месте Малайзия – 364 млрд. С незначительным отставанием на четвёртом месте идёт Сингапур – 349 млрд. При этом примечательно, что город-государство занимает первое место по ВВП на душу населения – 57,7 тыс. На пятом месте Филиппины – 332 млрд. На шестом месте, стремительно растущая экономика Вьетнама – 240 млрд. Далее со значительным отставанием идут Мьянма, Камбоджа, Лаос и Бруней - 70, 24, 18 и 14 млрд. соответственно. Как показывают цифры, различие колоссальное.

Примечательно, что аналогично расхождение и в странах Центральной Азии, отличающихся друг от друга разноуровневыми экономиками. В данном контексте, укрепление региональной интеграции в Центральной Азии будет способствовать дальнейшему развитию как передовых стран региона, так и отстающих (к примеру, Сингапура с Лаосом/Камбоджой в АСЕАН и Казахстана с Таджикистаном в Центральной Азии).  При этом основным фактором низкого торгово-экономического взаимодействия между Центральной и Юго-Восточной Азией является их географическая отдалённость друг от друга.

Основными партнёрами стран АСЕАН являются страны Азиатско-Тихоокеанского региона и, традиционно, крупнейшими игроками, оказывающими непосредственное влияние на регион, являются США и Китай.  Роль Вашингтона в большей степени сфокусирована на военно-политическом измерении, а Пекина в торгово-экономическом.  Однако, в силу географической близости стран АСЕАН и Китая, а также схожести культур большинства народов восточной Азии, влияние Поднебесной в регионе превалирует.

В процессе сопряжения двух регионов тесный стратегический характер сотрудничества стран Центральной Азии и АСЕАН с Китаем выгоден всем сторонам, в котором важность инициативы «Пояса и Пути» играет определяющую роль.

В Центральной Азии ключевая роль отводится Казахстану, поскольку страна имеет более развитую экономику и инфраструктуру, транспортно-логистический хаб «Хоргос» на границе с Китеам, международную автомагистраль «Западный Китай – Западная Европа», а также морской порт в Актау.  Очевидно, что Казахстан обладает наиболее подготовленной  инфраструктурой для увязки торговых маршрутов Азии и Европы через Центральную Азию.

Исходя из этого, Сингапур, являющийся одним из ключевых морских хабов в рамках реализации морского ответвления «Пояса и Пути» (Морской Шелковый путь) и занимающий лидирующие позиции в АСЕАН, проявляет значительный интерес к вовлечению в ЭПШП и рассматривает китайский мегапроект в качестве дополнительного коридора для расширения экспортных сетей и выхода на новые рынки.

Учитывая развитую инфраструктуру Сингапура, островное государство может внести вклад в три ключевых направления в рамках казахстанского отрезка в ЭПШП: инфраструктура, транспорт и финансовые услуги.  

Во-первых, сингапурцы ориентированы на предоставление услуг в городском планировании, индустриальных парков и систем «Smart City», которые могут быть полезны в рамках строительства города Нуркент, являющегося частью приграничного экономического сотрудничества между  Казахстаном и Китаем.  

Во-вторых, есть большие возможности в грузовых перевозках железнодорожным и морским путями, оказании услуг в проектной оценке и проектном финансировании, а также торговле.  

В-третьих, взаимодействие в рамках деятельности Международного финансового центра «Астана», который позиционируется в качестве финансового центра в рамках ЭПШП.

В рамках реализации программы «Нурлы жол» перед правительством Казахстана поставлена задача по наращиванию объемов транзитных грузопотоков до 2-х млн. контейнеров к 2020 году, увеличению экспорта продовольственных товаров на 40% к 2021 году, а также несырьевого экспорта к 2025 году более чем в два раза.  Синергия «Нурлы жол» с ЭПШП может обеспечить сопряжение транспортно-логистических систем Центральной Азии с Китаем и странами АСЕАН, тем самым способствуя формированию новой архитектуры трансконтинентальных коридоров.

В частности, большие возможности для торгово-экономического сопряжения между экспортёрами двух регионов предлагает казахстанский логистический терминал в китайском Ляньюньгане, через который морским путём можно будет доставлять товары в обоих направлениях.  Этот порт, входящий в топ 25 крупнейших портов мира, имеет важное геостратегическое значение для Казахстана и является преимуществом для всей Центральной Азии.  К примеру, доставка грузов из сингапурского морского порта морским путём до порта Ляньюньган в среднем занимает от 12 до 14 дней, а далее железнодорожным путём в западную Европу через Казахстан от 14 до 18 дней.  Данный маршрут как минимум в два раза быстрее перевозки грузов через Индийский океан.  В среднесрочной перспективе, порт Ляньюньган может стать важным связующим хабом в плане консолидации грузопотоков из Китая и Юго-Восточной Азии в направлении стран Центральной Азии и далее на рынки Кавказа, Турции и Европы.

Транспортировка грузов по маршруту «Хоргос» – порт Ляньюньган, далее морским путём в страны АСЕАН сокращает сроки доставки товаров, что является преимуществом при перевозке продовольственных товаров и других чувствительных к срокам товаров, поставляемых из Центральной Азии на рынки стран Юго-Восточной Азии.

Если ранее у стран АСЕАН отсутствовал конкретный маршрут для экспорта своей продукции на рынки Центральной Азии, за исключением иранского торгового порта в Бендер-Аббасе, то с появлением в Казахстане транспортно-логистического хаба «Хоргос», а также грузового терминала в Ляньюньгане, открываются новые возможности для активизации торговли и расширения маршрутных сетей, что, безусловно, позитивно отразится на темпах развития транзитного потенциала всей Центральной Азии.

В этом контексте важны аспекты, озвученные Президентом Казахстана с точки зрения последовательного облегчения прохождения товарных потоков через повышение уровня сервиса и устранение административных барьеров; развития сельскохозяйственного сотрудничества, взаимодействия в сфере инновационного и научно-технического развития, а также совместного финансирования проектов, создания центров НИОКР и трансферта технологий, инновационных компаний, венчурных фондов.

Между тем, для укрепления своих позиций, Казахстану, в среднесрочной перспективе необходимо расширять географию торговых маршрутов в центральных и юго-восточных регионах Китая путём открытия дополнительных грузовых терминалов, к примеру, в Чунцине, Гуанчжоу или Гонконге. Альтернативные маршруты, безусловно, усилят сопряжение Центральной Азии со странами АСЕАН.

Более того, несмотря на активную торговлю Китая со странами Европейского Союза, грузовые поезда на обратном пути из Европы в Китай будут идти с неполной загрузкой.  В свою очередь, низкая загрузка на обратном пути из Европы в Азию может позволить центрально-азиатским экспортёрам «дозагружать их» и тем самым снизить затраты на транспортировку своих товаров в страны Восточной Азии.  Используя этот маршрут, аналогичные возможности появляются у импортёров АСЕАН.

Таким образом, появились реальные предпосылки для интеграции нашего региона в глобальную сеть международной торговли.

Оставить комментарий

Политика

Страницы:1 2 3 4 5 6 ... 33