четверг, 18 октября 2018
Облачно +6, Облачно
USD/KZT: 363.26 EUR/KZT: 420.11 RUR/KZT: 5.54
Он же памятник: в Москве установили Ислама Каримова Смутное время и рубль для ЕАЭС Ключевая угроза президента США Всемирный банк посчитал бедных по всему миру Казахстан – 59-й в мировом рейтинге конкурентоспособности экономик ВЭФ Тенге и дальше будет как бы плавать Комиссар ООН по правам человека по «делу Хашкаджи» Глава Госдепа США в Эр-Рияде Программу 7-20-25 менять под трудности не будут РПЦ: где отныне грешно молиться Почти половина «выбывших» из Узбекистана переехали в Казахстан ЕБРР поддержит в Узбекистане малый бизнес Авария «Союза» просто «идеально» не навредила казахской земле Al Arabiya: к чему могут привести санкции Трампа против Саудовской Аравии Суд отказал наследникам журналиста Геннадия Бендицкого Как «убийство» журналиста влияет на нефтяной рынок В Кыргызстане неблагополучно с особо опасными болезнями домашних животных Медики планируют ввести активную диагностику гепатита Появление суперлюдей предсказал Стивен Хокинг Российское правительство одобряет Международное бюро по расследованию авиапроисшествий До конца года экспорт зерна из Казахстана достигнет 10,8 миллионов тонн зерна Алматинские пешеходы пополнили государственную казну на 54 миллиона тенге В Казахстане закончили модернизацию НПЗ ЕНПФ выделит 300 миллиардов тенге банкам второго уровня В Испании выбирают лучшую «башню из людей»

Торговая война заставит Китай меняться

В июне журнал «The Economist» сетовал, что «Дональд Трамп подрывает международный порядок, основанный на правилах», своими попытками добиться «краткосрочных выигрышей для Америки» ценой нанесения «долгосрочного ущерба всему миру». А поскольку сейчас Трамп обостряет начатую им торговую войну с Китаем (и обе стороны, похоже, приготовились к длительной схватке за технологическое лидерство), данная угроза становится лишь сильней.

Долгое время казалось, что международная торговля приносит выгоду всем. Именно эта идея лежала в основе широкого глобального консенсуса по поводу правил торговли, включая сравнительно единообразную защиту прав собственности. Например, Китай сумел интегрироваться в мировую экономику, потому что его компании научились работать и конкурировать в рамках, установленных Всемирной торговой организацией.

Но как неоднократно указывал лауреат Нобелевской премии по экономике Джозеф Стиглиц, неолиберальная одержимость идеей ничем не ограниченных рынков не учитывала издержки распределения выгод от прироста эффективности. Резко выросло неравенство, что вызвало растущее недовольство населения многих стран не только конкретными факторами, способствовавшими его росту, но также открытостью и глобализацией практически в любых формах, включая иммиграцию и свободную торговлю.

Именно поэтому был избран Трамп. Однако подобная реакция наблюдается не только в США. Голосование в Великобритании за выход из Евросоюза было мотивировано схожими тревогами, равно как и подъём крайне правых, популистских политических сил во многих странах ЕС – от Италии до Польши. Эти политические события, а они являются политическими, а не экономическими, подстегнули процесс перестройки (если не сказать, разрушения) существующего мирового порядка, основанного на правилах.

Всё это приводит к глубинным изменениям на национальном и международном уровнях. Но как писали Стиглиц и Дэвид Кеннеди из Гарвардского университета в своей книге 2013 года «Право и экономика с китайской спецификой», «рынки строятся на фундаменте правовой системы и стабилизируются рамками регулирования». Это означает, что для решения проблемы провалов рынка в распределении выгод необходимо создавать новые юридические, административные и регулятивные механизмы, а такой процесс требует времени.

Китай, ставший любимой мишенью для тех, кто атакует основанный на правилах мировой порядок, испытывает особенно острую необходимость в переменах. Его рынок рос быстрее, чем могла меняться его налоговая, регулятивная и правовая система, поэтому страна столкнулась с массой проблем – рост неравенства доходов, загрязнение природы, финансовые риски, коррупция. Все эти проблемы необходимо решать на новом этапе структурных реформ.

Однако вопрос о том, какими именно должны быть эти реформы, остаётся предметом горячих дискуссий с участием китайской элиты, представителей власти, тех групп, которые оказались в невыгодном положении, а также заинтересованных иностранцев. А на фоне продолжающегося обострения торговой войны с США призывы к политической ясности становятся ещё более актуальными.

Предприниматели и быстро растущий средний класс Китая озабочены, прежде всего, защитой своих прав собственности, включая безопасность накопленных богатств в  условиях ужесточения регулирования в сфере налогообложения, финансов, международных потоков капитала и окружающей среды. Тем временем, китайская молодёжь и домохозяйства с низким уровнем доходов встревожены высокими и растущими ценами на жильё, нестабильностью работы, быстрым ростом рыночной силы нескольких технологических гигантов, которые вытесняют малые и средние предприятия.

Со своей стороны, работающий в Китае иностранный бизнес, а также торговые партнёры страны, например, США, обращают внимание на неадекватную защиту прав интеллектуальной собственности, на избыточную поддержку государством госпредприятий, а также на промышленную политику, которая нацелена на технологическое обновление. Решения в этой сфере должны будут также учитывать революционное влияние новых технологий на бизнес-модели, производственные цепочки, образ жизни и даже политику внутри Китая.

Абсолютно необходимо, чтобы руководство Китая дало твёрдый и решительный ответ на все эти разнообразные тревоги, иногда даже противоречащие друг другу. Это означает, что следует реализовать комплекс смелых реформ, которые не только укрепят доверие, но и усилят позиции Китая на переговорах с США и иностранными инвесторами.

Первым шагом Китая должно стать подтверждение его обязательства, данного властями страны в 2013 году: гарантировать, чтобы рынки играли решающую роль в распределении ресурсов. Но для того, чтобы этому обещанию поверили, Китай должен затем заняться выравниванием игрового поля для рыночной конкуренции между иностранными компаниями, частными китайскими компаниями и госпредприятиями.

Хорошая новость в том, что проведение глубоких реформ, как правило, проще оправдать в периоды неопределённости, переходных процессов или даже кризиса. Но сейчас есть один важный фактор, который может затормозить эту работу: местные чиновники стараются избегать рисков.

Эксперименты и инновации на местном уровне в прошлом были важнейшим фактором прогресса Китая: конкуренция между провинциями, городами и компаниями нередко помогала стране выбраться из бюрократических и структурных завалов. Но наблюдая за антикоррупционной кампанией председателя Си Цзиньпина, обрушившейся на их коллег и начальников, многие местные чиновники теперь сомневаются в необходимости выступать со смелыми инициативами.

Во многом следуя примеру Дэн Сяопина, совершившего в 1992 году знаменитую поездку на юг Китая, руководство страны должно сейчас удвоить усилия для освобождения «животного духа» местного бизнеса, одновременно стимулируя местные власти проводить собственные реформы. Хотя некоторые торговые партнёры, подобные США, могут возражать против государственной природы этого подхода, его итоговым результатом станет появление более стабильных и динамичных рынков.

Ключом к успеху станет укрепление инфраструктуры защиты прав собственности, включая механизмы разрешения споров, судебную систему, а также коммерческие и технологические стандарты. С этой целью властям будет полезно посмотреть на инфраструктуру прав собственности в Гонконге, США, Великобритании и других странах Европы, которая остаётся стабильной и надёжной, несмотря на политические и социальные бури.

Китай может лишь ограниченно влиять на эволюцию – или даже выживание – мирового порядка, основанного на правилах. Но приведя свою систему защиты прав собственности в соответствие с аналогичными системами в развитых странах, страна сможет поддержать общее процветание и взаимовыгодное сотрудничество, потенциально снимая часть напряжённости, которая в последнее время способствует росту нестабильности во всём мире.

Эндрю Шэн – почётный научный сотрудник Азиатского глобального института при Гонконгском университете, член Консультативного совета по устойчивому финансированию при Программе ООН по окружающей среде (UNEP).

Сяо Гэн – президент Гонконгского института международных финансов, профессор бизнес-школы HSBC Пекинского университета и факультета бизнеса и экономики Гонконгского университета.

Copyright: Project Syndicate, 2018.
www.project-syndicate.org

 

Эндрю Шэн, Сяо Гэн
Оставить комментарий

Политика

Страницы:1 2 3 4 5 6 ... 33