воскресенье, 22 сентября 2019
,
USD/KZT: 383.34 EUR/KZT: 431.45 RUR/KZT: 5.89
Хроника митингов и задержаний МСБ получит 30 миллиардов в Алматы Маленькая, но победа Продажная статистика Сколько многодетных семей получат квартиры Новая забастовка в Мангистау Коалиция гражданских инициатив сделала Заявление Скандал с премьер-министром Канады Довольных чуть более половины Генпрокуратура арестовала 13 млн. долларов Бергея Рыскалиева Новый аким Карагандинской области Прокуратура попросила отменить арест Устинову В Москве таджики создают свою партию Kaspi.kz едет в Лондон Почему мы не такие счастливые? Навальный номинирован на премию Сахарова ВОУД будет отменен, а учителям обещают новые доплаты ФРС снизила ставку Куда ушел Тажин? Лекарства дорожают Кулибаев переназначен президентом НОК В акимате Алматы новое назначение Дочь Гульнары Каримовой грозится опубликовать компромат на власти Узбекистана США подали в суд на Сноудена В розыске находятся 2600 казахстанцев

Ползучая оккупация Южно-Китайского моря

Прошло ровно пять лет с тех пор, как Китай начал свой крупный проект намывных территорий в Южно-Китайском море, и сейчас ему уже удалось сдвинуть территориальный статус-кво в свою пользу, не встречая при этом никакого международного отпора. Годовщина начала сооружения Китаем новых островов подчёркивает геополитические изменения в этом ключевом для международного порядка морском коридоре.

В декабре 2013 года китайское правительство направило огромный земснаряд «Тяньцзинь» трудиться на Южном рифе Джонсона в архипелаге Спратли, расположенном вдали от материковой части Китая. Архипелаг Спратли лежит к югу от Парасельских островов, которые Китай захватил в 1974 году, воспользовавшись выводом американских войск из Южного Вьетнама. В 1988 году этот риф стал местом китайской атаки, в ходе которой были убиты 72 вьетнамских моряка и потоплены два вьетнамских корабля.

Работа земснаряда заключалась в том, чтобы размельчать грунт с морского дна и насыпать его на риф до тех пор, пока не появится низменный рукотворный остров. «Тяньцзинь», который гордится собственной силовой установкой и способностью извлекать грунт со скоростью 4530 кубометров в час, сделал свою работу очень быстро: менее чем за четыре месяца он намыл 11 гектаров новой земли, включая гавань. Всё это время его охранял китайский военный корабль.

С тех пор Китай построил ещё шесть искусственных островов в Южно-Китайском море и постепенно расширил своё военное присутствие в этой стратегически важной зоне, через которую проходит треть мировой морской торговли. На этих рукотворных островах Китай построил портовые объекты, военные здания, радарные и сенсорные установки, укреплённые ангары для ракет, огромные логистические склады для топлива, воды и вооружений, а также взлётные полосы и авиационные ангары. Укрепляя свои позиции ещё больше, Китай принудил соседние страны прекратить добычу природных ресурсов в их же собственных эксклюзивных экономических зонах.

В дальнейшем Китай превратил свои выдуманные исторические претензии на Южно-Китайское море в реальность, обретя стратегическую глубину, и всё это, несмотря на решение международного арбитражного суда, который в 2016 году признал его претензии безосновательными. Руководство Китая, похоже, намерено доказать верность старой поговорки, что «обладание – это девять десятых закона». А мир, по всей видимости, готов ему это позволить.

Китайцы не стали полагаться на случай, добиваясь этого результата. Прежде чем начать строить острова в Южно-Китайском море, они несколько месяцев тестировали возможную реакцию США с помощью символических шагов. Сначала – в июне 2012 года – Китай захватил спорную отмель Скарборо у Филиппин, не спровоцировав никакой ощутимой международной реакции.

Почти сразу после этого «Китайская государственная судостроительная корпорация», которая сейчас строит уже третий китайский авианосец, опубликовала на своём сайте проект сооружения рукотворных островов поверх рифов, в том числе рисунки структур, которые в дальнейшем определили характер строительной программы Китая на Спратли. Эти рисунки не привлекли значительного международного внимания, а вскоре были вообще удалены с сайта корпорации, хотя позднее они появлялись на некоторых китайских сайтах новостей.

В сентябре 2013 года Китай начал новый тест: он отправил земснаряд «Тяньцзинь» к рифу Квартерон, где тот простоял три недели, не начиная никаких насыпных работ. Коммерчески доступные спутниковые фотографии позднее показывали, что земснаряд переместился к другому рифу – Файэри Кросс, опять же ничего не делая. И вновь Соединённые Штаты под руководством президента Барака Обамы не дали никакого отпора, что придало Китаю сил, и он начал свой первый проект островного строительства – на Южном рифе Джонсона. Иными словами, занимаясь строительством и милитаризацией островов, Китай применял тонко откалиброванные подходы – он наращивал свою активность постепенно, всё время наблюдая за американской реакцией. При этом последние два года президентства Обамы были отмечены крайне энергичным строительством.

Всё это нанесло огромный урон морской флоре и фауне в регионе. Коралловые рифы, которые Китай уничтожил, чтобы превратить их в фундамент для своих островов, предоставляли еду и убежище многим морским видам, а также обеспечивали планктоном крайне важную для Азии отрасль рыболовства. Добавьте сюда химически загрязнённые отходы новых искусственных островов, и станет понятно, насколько разрушительной является деятельность Китая для экосистем Южно-Китайского моря.

Эш Картер, последний министр обороны в администрации Обамы, критиковал мягкость подходов бывшего босса к Китаю. В опубликованной недавно статье Картер пишет, что Обама «ошибочно руководствовался» собственным анализом и с подозрением относился к «рекомендациям, с которыми выступали и я, и другие - агрессивней оспаривать завышенные морские претензии и другие контрпродуктивные действия Китая». По словам Картера, какое-то время Обама даже поддерживал китайскую концепцию отношений с США в стиле G2 («Большой двойки»).

Администрации президента Дональда Трампа теперь приходиться справляться с последствиями этих подходов Обамы. Трамп хочет реализовать концепцию «свободного и открытого Индо-Тихоокеанского региона». Данная стратегия пришла на смену начатому Обамой беспорядочному «повороту» к Азии.

Однако благодаря построенным недавно жёрдочкам в Южно-Китайском море Китай теперь гораздо лучше позиционирован не только для осуществления воздушного и морского патрулирования в регионе, но и для стратегической демонстрации силы в Индийском океане и на западе Тихого океана. Как можно вообще надеяться на реализацию идеи свободного и открытого Индо-Тихоокеанского региона, если в важнейшем коридоре, связывающем Индийский и Тихий океаны, всё больше доминирует крупнейшее в мире авторитарное государство?

Территориальные захваты Китая, ставшие триумфом жёсткой силы над правилами, демонстрируют уязвимость нынешнего либерального мирового порядка. Наносимый геополитический и экологический урон, вероятно, будет возрастать, что дорого обойдётся государствам региона и изменит международные морские отношения.

Брахма Челлани – профессор стратегических исследований в Центре политический исследований (Нью-Дели), научный сотрудник Академии Роберта Боша (Берлин), автор девяти книг, в том числе «Азиатский джаггернаут», «Вода: Новое поле битвы в Азии», «Вода, мир и война: Преодоление глобального водного кризиса».
Copyright: Project Syndicate, 2018. www.project-syndicate.org

Брахма Челлани
Оставить комментарий

Политика

Страницы:1 2 3 4 5 6 ... 33