вторник, 26 марта 2019
,
USD/KZT: 378.17 EUR/KZT: 429.11 RUR/KZT: 5.88
Жителей Нур-Султана бюрократы слегка «пощадили» У нового президента новый глава администрации Президент сделал экс-президента Народным героем Страна под контролем Как узбеков стимулируют пасти баранов Global Witness: офшорам принадлежат 87 000 объектов британской недвижимости Первомай для многодетных начнется с новоселий? «Эйр Астана» – официальный авиаперевозчик аэрокосмического конкурса Генерал-майор КНБ стал генпрокурором «Пятилетка» терроризма в СУАР ЕС не признает крымский референдум, Порошенко делает предвыборные заявления Саудовский кронпринц организовал кампанию по похищению своих противников Миллион абонентов Beeline оплачивали покупки с баланса телефона Создан телеграмм-чат «БАЛАЛАРДЫ БІРГЕ ҚОРҒАЙЫҚ – ЗАЩИТИМ ДЕТЕЙ ВМЕСТЕ» Казахстан на «почетном» 20-м месте «Лукойл» изучит землю каракалпаков Нацфонд «постройнеет» на сотни миллиардов Туркменские яйца – себе дороже Первый вице-премьер не обнаружил госдолга перед КНР Гульнару Исламовну заселили в колонию Акции Facebook, Apple и других лидеров включены в официальный список KASE Фестиваль науки для молодежи Москва, ЕАЭС и Лукашенко – все постоянно вспять Хиллари Клинтон в политике, но уже не претендент на пост президента Министр национальной экономики практически взялся за «справедливый» рынок в Астане

Как устранить недостатки мирного процесса в Афганистане

В феврале президент Афганистана Ашраф Гани предложил «Талибану» без каких-либо предварительных условий начать переговоры для достижения политического урегулирования. Чтобы поддержать этот процесс, США также инициировали прямые переговоры с «Талибаном», которых требовала эта группировка. Ответом «Талибана» стала активизация кампании насилия, в ходе которой были убиты сотни гражданских лиц, в том числе десять кандидатов, выдвигавшихся на недавно прошедших парламентских выборах, а также их сторонники. Кроме того, «Талибан» отказался вести диалог с афганским правительством. 

Подавляющее большинство афганцев хотят завершения этого конфликта путём переговоров. Но нынешняя стратегия достижения политического урегулирования проваливается, потому что она игнорирует ключевые афганские институты, исключает из мирного процесса рядовых граждан и потворствует кампании насилия «Талибана».

Если эти недостатки не будут устранены, попытки взаимодействия с «Талибаном», скорее всего, усугубят политическую хрупкость в Афганистане и ещё больше ослабят государство. Правительствам Афганистана и США надо быть прагматичными и придерживаться долгосрочных подходов в своих поисках политического урегулирования, не фокусируясь исключительно на ближайших проблемах.

Нынешние подходы стимулируют насилие. Правительства Афганистана и США не стали настаивать на прекращении атак «Талибаном» в качестве минимального условия для начала переговоров. В результате, каждый раунд переговоров становился для «Талибана» поводом совершать ещё более насилия для укрепления своих переговорных позиций. 

Другой проблемой является возникновение параллельного государства. Афганское правительство способствовало его появлению, предоставив лидерами «Талибана» дипломатические привилегии. Вместо того, чтобы помочь «Талибану» содействовать наступлению мира в Афганистане, дипломатический статус дал лидерам движения возможность взаимодействовать с иностранными представителями для продвижения своих интересов и создания международной легитимности, прежде всего, с помощью офиса этой группировки в Катаре. Это параллельное государство имеет доступ к доходам от наркотиков и вымогательства, а также получило фактическое признание от самых разных стран, ближних и дальних. Работая министром финансов в 2002-2004 годах, Гани решительно противился созданию параллельного госсектора для доставки гуманитарной помощи, а сейчас он игнорирует угрозу, которую создаёт параллельное государство «Талибана» в Афганистане.

Да, есть и позитивные результаты. В 2002 году никто не мог себе представить, до какой степени может преобразиться за это время страна. Появилось новое поколение, целеустремлённое и хорошо образованное; значительно возросло участие женщин в политической и общественной жизни. Упорство, с которым рядовые афганские граждане отвергают терроризм на местном и национальном уровне, выглядит экстраординарным.

Оно наглядно проявилось в повсеместном сопротивлении кампании насилия и запугивания, организованной «Талибаном» с целью помешать народному голосованию во время недавних парламентских выборов. Но в то время как международное сообщество в целом, и США в частности, поддерживает прогресс в Афганистане, афганское правительство не пользуется этим невероятным народным упорством, например, подключив граждан к мирному процессу или начав процесс примирения в рамках стратегии политического урегулирования.

В ходе недавнего политического урегулирования, достигнутого между правительством Колумбии и повстанцами ФАРК, колумбийским гражданам было предоставлено право голоса на референдуме 2016 года. С первого раза колумбийские граждане не одобрили окончательный текст соглашения, но в результате они лишь стали важнейшими участниками мирного процесса.

Афганистан пока не достиг столь продвинутой стадии. Но любой формат легитимного политического урегулирования должен будет содержать хотя бы минимальный вклад рядовых афганских граждан. Между тем, сегодня нет ни одной площадки, где бы можно было услышать их голос. Политические консультации с боевыми лидерами и влиятельными политиками в Кабуле не могут заменить признания законных интересов и озабоченности рядовых граждан, которые десятилетиями ужасно страдали от насилия. Этот пробел явно отразился на составе недавно созданного афганским правительством Высшего консультативного совета по вопросам мира, в который не был включен ни один представитель молодёжи или гражданского общества и мандат которого пересекается с мандатом уже существующего Высшего совета мира.

Мир в Афганистане возможен. Но афганскому правительству и США нужно быть реалистичными в отношении мирного процесса и его результатов. Политическое урегулирование затяжного конфликта требует сложного и сбалансированного взвешивания интересов и опасений всех заинтересованных сторон. Рядовые граждане должны быть хозяевами этих результатов и поддерживать их, а для этого надо, чтобы урегулирование вело к снижению насилия и – прежде всего – давало государству возможность поддерживать гражданский порядок.

Выбирая политическую выгоду ради нереалистичных ожиданий, можно лишь подвергнуть будущее Афганистана ещё большей опасности. Успех возможен, если попытки достижения урегулирования с «Талибаном» будут осуществляться наряду с инициативами долгосрочного строительства институтов и выработки мер, объединяющих граждан и укрепляющих государство и его ключевые институты, от которых зависит будущая стабильность.

Нематуллах Бижан – старший научный сотрудник программы Глобального экономического управления в Оксфордском университете, приглашённый научный сотрудник Центра политики развития в Австралийском национальном университете.

Copyright: Project Syndicate, 2018. www.project-syndicate.org 

Нематуллах Бижан
Оставить комментарий

Политика

Страницы:1 2 3 4 5 6 ... 33