воскресенье, 24 февраля 2019
Туман -7, Туман
USD/KZT: 376.73 EUR/KZT: 427.36 RUR/KZT: 5.75
Мининформации обещает «революцию» в виде общего сайта госорганов США – КНР: юань преткновения Аким Алматы посчитал, что через полтора десятка лет город станет «трехмиллионником» Министр информации поручил заму собрать мнения журналистов Плечом к плечу с «этичным» министром Глава МВД обещал СМИ дружбу, но анализ реформы проведут другие Штаты вчинили иск Дональду Трампу Стартовал прием заявок на участие в Umay Boost для женщин-предпринимателей Россия потеряла ЗРК С-400, которые купил Китай С дисконтом: «Казахтелеком» по-новому оценивает свои акции Baring Vostok Capital назначил временных управляющих Минюст Узбекистана сделает обязательными брачные контракты Молодые пары под крылом государства «Нобелевка» по заявке Белого дома Михаил Ломтадзе: «Это событие не отразится на казахстанской компании» Право на отставку: Конституционный Совет ответил Назарбаеву Михаил Горбачев об афганском синдроме Госдумы Акимат Астаны о том, что делается для «качества жизни» Сенат США уточнил потенциальные санкции относительно России В столице многодетные матери требуют встречи с первыми руководителями Астаны Дарига Назарбаева: «Где вы все были? Почему проглядели?» Блумберг против второго срока Трампа Ашгабад молчит на запросы Душанбе Аким Алматы создает сервисный центр многодетных матерей Ведущие мировые агентства подняли кредитный рейтинг России

Изменение климата глазами оптимист

Во время недавней поездки на работу, когда моя машина еле передвигалась в час пик, я наблюдала, как у берега реки Потомак охотилась цапля. Величественная птица очень кстати напомнила о том, что красоту природы можно найти в самых невероятных обстоятельствах. Однако даже у таких оптимистов, как я, остается все меньше веры в благополучное будущее нашей планеты.

Мрачные экологические предсказания не новость, но 2018 год отличился целым потоком таких новостей. В одном из докладов отмечалось, что за последние 40 лет на нашей планете численность позвоночных сократилась на 60% и осталось менее четверти сухопутной части Земли, не охваченной губительными для природы последствиями деятельности человека. К 2050 году антропогенные изменения оставят нетронутыми менее 10% суши планеты.

Пожалуй, наиболее печальными были выводы Межправительственной группы экспертов ООН по изменению климата (МГЭИК), доказавшей, что мир не идет по пути достижения целевых показателей по объему выбросов, необходимых для удержания темпов глобального потепления, т. е. не выше чем на 1,5°C от доиндустриального уровня – пороговое значение, установленное Парижским соглашением по климату 2015 года. Разрушительный характер последствий такой неудачи растет с каждой долей градуса сверх этого показателя.

На фоне столь негативных тенденций некоторые специалисты утверждают, что мир достиг точки невозврата по изменению климата. Но, как показывают результаты новых исследований общества Охраны природы, еще не поздно изменить курс.

В прошлом году мы сотрудничали с Университетом Миннесоты и 11 другими ведущими академическими и исследовательскими институтами, чтобы оценить, как будущие потребности в продовольствии, воде и энергии в мире могут повлиять на состояние окружающей среды. Мы обнаружили, что с помощью более разумных стратегий, даже при растущем населении Земли, проблема изменения климата может быть решена.

Например, изменив зоны и технологии производства сельскохозяйственных культур, человечество уменьшит нагрузку на водные ресурсы и резко сократит площади сельскохозяйственных угодий. Более того, наши модели предполагают, что, ускорив переход к более чистой энергии, мир смог бы удержать повышение глобальной температуры на уровне ниже 1,6°C – по существу, достигнув цели Парижского соглашения. Что еще лучше – этот результат может быть достигнут при сохранении нынешних показателей экономического роста. Реализуя несколько напряженных, но управляемых изменений в течение последующих десятилетий, можно обеспечить устойчивое будущее и для людей, и для природы.

Тем не менее, несмотря на столь убедительные доводы, лишь немногие страны мира оперативно поворачивают свою деятельность в указанном направлении. Причину бездействия в сфере изменения климата часто видят в «отсутствии политической воли».

Однако пассивный характер работы в этой области бывает и предумышленным. Например, политические руководители часто сопротивляются введению расценок на объемы выбросов парниковых газов, несмотря на то, что это будет стимулировать переход к экологически чистой энергии. Существует также желание угодить тем, кто работает в энергетическом и других секторах экономики, и нежелание мириться с реальными фактами изменения климата.

Мы постоянно наблюдаем такие предумышленные действия. В Соединенных Штатах Америки политические деятели и общественные активисты обсуждают проблему изменения климата уже более 30 лет, но добились лишь весьма скромных успехов. Совсем недавно, в ноябре прошлого года, всего через несколько недель после опубликования в октябре тревожного доклада МГЭИК, в одном из самых экологически прогрессивных штатов страны, а именно в штате Вашингтон, провалилось голосование по введению углеродного налога. Аналогичным образом страны во всем мире ограничиваются незначительными и непоследовательными шагами по защите биоразнообразия. Фактически лишь немногие страны идут по пути достижения Айтинских целевых показателей в области биоразнообразия и многие правительства ослабили меры защиты, одобряя увеличение темпов экономического развития в экологически чувствительных районах.

Кроме того, международным соглашениям по климату и окружающей среде часто не хватает решительности и энергии. Хотя и был достигнут прогресс в завершении работы над так называемым «Парижским сводом правил» – положениями, которые будут регулировать осуществление Парижского соглашения, – большинство надзорных действий столкнулось с сопротивлением со стороны стран, ставящих краткосрочные издержки выше долгосрочных выгод.

По существу, большая часть проблем заключается именно в этом – или же в правильности постановки вопроса. Слишком часто связанные с климатом стратегии представляются как невозможный выбор между энергетической безопасностью и охраной окружающей среды или между экономическим ростом и сокращением выбросов парниковых газов. Наши данные показывают, что это упрощенная схема, и в долгосрочной перспективе она себя не оправдает. Наиболее продуктивным является подход, учитывающий как экологические, так и социальные и экономические потребности.

Безусловно, решение проблемы изменения климата требует серьезной корректировки промышленных и сельскохозяйственных систем. Нам необходима новая политика, которая будет обеспечивать подотчетность тех, кто загрязняет окружающую среду, оценивать инвестиции в природную инфраструктуру, создание охраняемых районов и поддержку более разумного планирования. Но это достижимо.

Как и при любом изменении политики, некоторые секторы или отдельные лица будут нести новые издержки, и это справедливо в отношении тех, кто загрязняет природу, способствует утрате биоразнообразия и создает другие последствия, которые не учитываются в рыночных сделках. Загрязнители природы и должны нести больше бремени, связанного с изменением климата. Многим же другим – таким как фермеры, рыбаки и производители чистой энергии – изменение существующего статус кво фактически принесет больше, а не меньше экономических и экологических выгод.

Бездействие губительно – ставки слишком высоки. Во всем мире экстремальные погодные условия разрушают человеческие сообщества, океан стихийно наступает на сушу, а наличие безопасной питьевой воды становится роскошью. Но я все еще верю, что мы справимся с нарастающими угрозами, хотя даже «оптимист по климату» знает, что беспочвенные чувства не длятся вечно.

Линн Скарлетт – исполнительный вице-президент по политике и взаимодействию с государственными структурами в организации «Охрана природы».

иллюстрации из открытых источников

Линн Скарлетт
Оставить комментарий

Политика

Страницы:1 2 3 4 5 6 ... 33