воскресенье, 24 февраля 2019
Переменная Облачность -7.3, Переменная Облачность
USD/KZT: 376.73 EUR/KZT: 427.36 RUR/KZT: 5.75
Мининформации обещает «революцию» в виде общего сайта госорганов США – КНР: юань преткновения Аким Алматы посчитал, что через полтора десятка лет город станет «трехмиллионником» Министр информации поручил заму собрать мнения журналистов Плечом к плечу с «этичным» министром Глава МВД обещал СМИ дружбу, но анализ реформы проведут другие Штаты вчинили иск Дональду Трампу Стартовал прием заявок на участие в Umay Boost для женщин-предпринимателей Россия потеряла ЗРК С-400, которые купил Китай С дисконтом: «Казахтелеком» по-новому оценивает свои акции Baring Vostok Capital назначил временных управляющих Минюст Узбекистана сделает обязательными брачные контракты Молодые пары под крылом государства «Нобелевка» по заявке Белого дома Михаил Ломтадзе: «Это событие не отразится на казахстанской компании» Право на отставку: Конституционный Совет ответил Назарбаеву Михаил Горбачев об афганском синдроме Госдумы Акимат Астаны о том, что делается для «качества жизни» Сенат США уточнил потенциальные санкции относительно России В столице многодетные матери требуют встречи с первыми руководителями Астаны Дарига Назарбаева: «Где вы все были? Почему проглядели?» Блумберг против второго срока Трампа Ашгабад молчит на запросы Душанбе Аким Алматы создает сервисный центр многодетных матерей Ведущие мировые агентства подняли кредитный рейтинг России

Трамп, инвестиции, хаос

В конце 2017 года администрация президента США Дональда Трампа и конгрессмены-республиканцы продавили решение о снижение корпоративных налогов на сумму в $1 триллион, которая частично компенсируется повышением налогов для большинства американцев со средним уровнем доходов. Но в 2018 году ликование американского бизнес-сообщества, вызванное этой подачкой, стало уступать место обеспокоенности по поводу Трампа и его политики.

Год назад необузданная алчность деловых и финансовых лидеров США позволила им забыть о своём отрицательном отношении к большому дефициту бюджета. Но теперь они начинают понимать, что налоговый пакет 2017 года оказался самым регрессивным налоговым законом в истории, который к тому же был принят совершенно не вовремя. Миллионы американских семей, испытывающих финансовые трудности, а также будущие поколения оплачивают снижение налогов для миллиардеров, причём в стране, которая отличается самым высоким уровнем неравенства среди всех развитых стран. Кроме того, из всех развитых стран у США самый низкий уровень продолжительности жизни, но этот налоговый закон был разработан таким образом, что 13 миллионов человек останутся без медицинской страховки.

Из-за этого закона, согласно прогнозам министерства финансов США, дефицит бюджета в 2018 году составит $1 триллион. Это самый большой в истории размер дефицита годового бюджета какой-либо страны, причём в мирное время и не в период экономической рецессии. И что ещё хуже, обещанный рост инвестиций так и не материализовался. Выделив небольшие подачки работникам, корпорации направили основную часть этих денег на выкуп акций и выплату дивидендов. Впрочем, это не очень удивляет. Инвестициям полезна определённость, а Трамп преуспевает за счёт хаоса.

Кроме того, этот налоговый закон был принят второпях, поэтому он полон ошибок, прорех в интересах некоторых групп лиц и противоречий, которые попали туда, пока никто внимательно за всем этим не следил. Отсутствие широкой народной поддержки этого закона означает, что многие его положения будут отменены, когда изменится политический ветер. И этот факт не ускользнул от внимания владельцев бизнеса.

Как отмечали многие из нас год назад, данный налоговый закон (наряду с временным повышением военных расходов) был разработан не для того, чтобы обеспечить устойчивый рост экономики, а чтобы стать эквивалентом краткосрочного повышения сахара в крови. Ускоренная амортизация капитала позволяет повысить сейчас прибыли после уплаты налогов, но она снижает размер прибылей после уплаты налогов в будущем. Кроме того, этот закон сокращает возможности вычета процентных платежей из налогооблагаемой базы, поэтому в конечном итоге он приведёт к росту стоимости капитала после уплаты налогов, что будет снижать стимулы к инвестициям, многие из которых финансируются в долг.

Между тем, огромный дефицит бюджета США надо каким-то образом финансировать. Учитывая низкий уровень сбережений в стране, основная часть необходимых средств неизбежно будет поступать от зарубежных кредиторов, а это значит, что США будут отправлять крупные суммы за рубеж для обслуживания долга. Через десять лет общий размер доходов США, скорее всего, окажется ниже, чем он мог бы быть без этого налогового закона.

Но проблемы не ограничиваются катастрофическим налоговым законом. Торговая политика администрации Трампа также тревожит рынки и рвёт производственные цепочки. У многих американских компаний-экспортёров, использующих китайские комплектующие, появилась убедительная причина выводить свои операции с территории США. Ещё пока слишком рано подсчитывать издержки торговой войны, начатой Трампом, но можно с уверенностью предположить, что в результате этой войны каждый станет беднее.

Анти-иммигрантская политика Трампа также стимулирует компании, нуждающиеся в инженерах и других высококвалифицированных работниках, выводить свои исследовательские лаборатории и производственные объекты за рубеж. Нас ждёт дефицит работников в США, это лишь вопрос времени.

Трамп пришёл к власти, воспользовавшись нарушенными обещаниями глобализации, финансиализации и экономической политики, опирающейся на идею «просачивания» доходов сверху вниз. После мирового финансового кризиса и десятилетия вялого экономического роста элиты оказались дискредитированы, и тут появился со своими обвинениями Трамп. Но, разумеется, ни иммиграция, ни импорт не являются причиной большинства экономических проблем, которыми он воспользовался, чтобы заработать политические очки. Например, исчезновение рабочих мест в промышленности в основном вызвано изменениями в технологиях. В каком-то смысле мы стали жертвой собственного успеха.

Политическому руководству страны, конечно, следовало лучше управлять этим процессом перемен с целью гарантировать, что прирост национальных доходов достаётся многим, а не немногим. Лидеры бизнеса и финансисты оказались ослеплены собственной алчностью, а Республиканская партия с готовностью давала им всё, что они пожелают. В результате, реальные (с учётом инфляции) зарплаты стали стагнировать, а люди, потерявшие работу из-за автоматизации и глобализации, оказались брошены на произвол судьбы.

Но плохи не только экономические решения Трампа, его политические действия ещё хуже. И, к большому сожалению, та форма расизма, презрения к женщинам и националистического подстрекательства, которую мы видим у Трампа, распространяется «по франчайзингу» в Бразилии, Венгрии, Италии, Турции и других странах. Все эти страны столкнутся с аналогичными – или даже худшими – экономическими проблемами, и все они уже сталкиваются с реальными последствиями того грубого поведения, которое приносит успех их популистским лидерам. В США заявления и действия Трампа высвободили тёмные, агрессивные силы, которые начали вырываться из-под контроля.

Общество может функционировать лишь тогда, когда граждане доверяют правительству, институтам и друг другу. Но политическая формула Трампа основана на подрыве доверия и усилении раздоров. Можно лишь гадать, к чему это всё приведёт. Станет ли убийство 11 евреев в синагоге Питтсбурга предвестником американской «хрустальной ночи» (Kristallnacht)

На подобные вопросы невозможно ответить. Многое будет зависеть от дальнейшего развития политической ситуации. Если у сторонников нынешних популистских лидеров начнёт вызывать растущее разочарование неизбежный провал их экономической политики, они могут сдвинуться ещё дальше вправо к неофашизму. В более оптимистичном сценарии их удастся вернуть назад в либерально-демократический лагерь, или же, как минимум, из-за своего разочарования они окажутся демобилизованы.

Реально мы знаем только одно: экономические и политические результаты тесно переплетены и взаимно усиливают друг друга. В 2019 году последствия плохих решений и плохой политики на протяжении последних двух лет станут гораздо очевидней.

Джозеф Стиглиц – лауреат Нобелевской премии по экономике 2001 года, автор новой книги «Ещё раз о глобализации и недовольных ею: Антиглобализация в эпоху Трампа»

Copyright: Project Syndicate, 2018.

иллюстрации из открытых источников

Джозеф Стиглиц
Оставить комментарий

Политика

Страницы:1 2 3 4 5 6 ... 33