пятница, 18 октября 2019
,
USD/KZT: 383.34 EUR/KZT: 431.45 RUR/KZT: 5.89
Сколько иностранцев работает в Казахстане легально? Атамбаеву вернут статус экс-президента? Объявлены победители стипендий имени Батырхана Шукенова Saudi Aramco отложила IPO В Казахстане появится новая монета 35 паломников погибли в Саудовской Аравии Брексит: жёсткий выход отменяется? США призывают власти Казахстана улучшить ситуацию с правами человека Одним движением больше В Казахстане подорожает бензин Когда поменяют код аэропорта столицы? В Казахстане появилась Демократическая партия Опять про Стати Экс-главу Союза фермеров Казахстана осудили за изнасилование Божко: «мне что-то добавить очень сложно» 93% компаний Казахстана сталкиваются с киберугрозами Банки рефинансировали займы на сумму около 215 млрд. тенге Эрдоган против перемирия с сирийскими курдами Токаев о будущем Казахстана Конфуз с российским гимном Майлыбаева раньше срока не выпустят В Казахстане обсудят зарплаты с китайцами Назарбаеву дали новый орден Казахи из Китая просят политубежища в Казахстане Кто в стране самый заядлый шопоголик?

Может ли Трамп заключить сделку с Китаем?

Хотя США не щадят даже союзников, главная цель - КНР

1 марта - срок окончания торговых переговоров между США и Китаем. После этого двусторонняя тарифная война возобновится, начиная с повышения пошлин на китайские товары общей стоимостью $200 млрд с 10% до 25%. Мировые финансовые рынки сильно колеблются, но инвесторы, похоже, решили, что слишком многое стоит на кону и для США, и для Китая, поэтому они не могут не достичь соглашения. Этот оптимизм может оказаться недолгим.
Да, конечно, достигнут значительный прогресс по некоторым ключевым вопросам, таким, как трансфер технологий, защита прав интеллектуальной собственности, нетарифные барьеры, механизмы реализации достигнутых договорённостей. Тем не менее, для смягчения напряжённости между США и Китаем минимально устойчивым образом потребуется более широкий, всеобъемлющий подход, основанный на фундаментальном изменении менталитета.
На протяжении последних 40 лет взаимодействие США c Китаем в основном характеризовалось сотрудничеством, что объяснялось их целостным подходом с учётом интересов всей глобальной системы. Но администрация президента США Дональда Трампа явно не считает, что взаимодействие с Китаем (или, раз уж об этом зашла речь, вообще с кем бы то ни было) может быть выгодно обеим сторонам. Как показывает проводимая Трампом политика под лозунгом «Америка прежде всего», США начали игру с нулевой суммой – и они играют в неё с целью выиграть.
Например, США грозятся наказать или даже бросить своих ближайших союзников, если те не увеличат оборонные расходы. Под давлением администрации Трампа Южная Корея только что согласилась увеличить расходы на содержание американских войск, размещённых в этой стране, на 8,2% до $923 млн в 2019 году. Кроме того, Трамп неоднократно резко критиковал дружественные страны НАТО за недостаточность оборонных расходов. Совсем недавно Трамп подверг критике Германию за то, что она тратит лишь 1% ВВП на оборону, в то время как Америка – 4,3% ВВП. Немецкий канцлер Ангела Меркель отреагировала на это осуждением американского изоляционизма на Мюнхенской конференции по безопасности и призвала к возобновлению многостороннего сотрудничества.
Близорукость подходов администрации Трампа проявляется и в её озабоченности дисбалансами в двусторонней торговле. С точки зрения Трампа, дефицит США в торговле с любой другой страной равнозначен убытку. Это означает, что, даже если Китай согласится сократить свой профицит в двусторонней торговле с США, другие страны с профицитом в двусторонней торговле с США, в том числе такие ближайшие союзники Америки, как Евросоюз и Япония, могут оказаться под нарастающим давлением сделать то же самое. Снижение объёмов торговли, которое может стать результатом такого сценария, усилит уже существующее негативное давление на глобальный рост экономики, что нанесёт ущерб всем. Глобальный экономический спад – это последнее, что нужно миру в тот момент, когда он уже и так полон рисков, включая вероятность выхода Британии из ЕС без соглашения и успеха популистов на майских выборах в Европарламент.
Но хотя Трамп не щадит даже собственных союзников, его главной целью остаётся Китай. Дело в том, что конкуренция между США и Китаем простирается далеко за рамки торговли. Америка по-прежнему сохраняет военное, технологическое и финансовое превосходство, а также превосходство в мягкой силе, но Китай постепенно догоняет её. Это привело к тому, что обе американские партии стали поддерживать переход к более конфронтационным подходам.
В октябре 2018 года вице-президент США Майк Пенс прямо обвинил Китай в краже технологий, хищнической экономической экспансии и военной агрессии. Позиция Пенса отражает страхи американских кругов, ответственных за национальную безопасность. По словам бывшего министра обороны США Эштона Картера, «поскольку Китай является коммунистической диктатурой, он может использовать против американских компаний и наших торговых партнёров комбинацию политических, военных и экономических инструментов, которым правительства, подобные нашему, не могут ничего противопоставить. Это априори ставит нас в невыгодное положение».
Тем не менее, у Америки есть инструменты, которые едва ли являются бесполезными. Власти США мобилизовали широкий арсенал внутренних и международных ресурсов (от правовых и дипломатических мер до мер национальной безопасности) с целью остановить международную экспансию китайского телекоммуникационного гиганта Huawei. Как доказывают американские ястребы и их союзники, если западные страны позволят Huawei строить для них инфраструктуру мобильных сетей 5G, тогда они окажутся уязвимы перед кибератаками Китая в некой будущей войне.
Всё это поколебало уверенность бизнеса и рынков до самого основания, сократив рыночную капитализацию на триллионы долларов. Администрация Трампа явно настаивает, чтобы страны мира выбрали, на чьей стороне они находятся в её конфликте с Китаем, и это ещё больше усиливает страхи. Остальные страны, участвующие в мировой торговле, понимают, что подходы Трампа ведут к фрагментации бизнеса и отмене экономики масштаба, ставшей возможной благодаря глобализации и способствовавшей экономическому росту в течение нескольких десятилетий.
Если говорить шире, отказ администрации Трампа от системы многосторонних отношений (мультилатерализма) подрывает глобальное сотрудничество, которое необходимо для решения целого ряда проблем, включая миграцию, бедность и неравенство, изменение климата, а также проблем, создаваемых новыми технологиями. Акцент Трампа на геополитическом соперничестве (и на соответствующем увеличении расходов на оборону и безопасность) радикально сократит объёмы ресурсов, доступных для создания глобальных общественных благ, в частности, для инфраструктурных инвестиций и программ сокращения бедности.
Прекращение китайско-американской торговой войны потребует серьёзных государственных подходов от Трампа и председателя КНР Си Цзиньпина. Но помимо этого, обе стороны должны признать, что поддержание глобального мира и процветания требует в меньшей степени идеологии и в большей – уважения к многообразию политических, социальных и культурных систем. Без этого продолжится расширение линий разломов (во многом так же, как это происходило в 1930-е годы), что потенциально создаёт предпосылки для начала полномасштабной войны.

Эндрю Шэн – почётный научный сотрудник Азиатского глобального института при Гонконгском университете, член Консультативного совета по устойчивому финансированию при Программе ООН по окружающей среде (UNEP). Сяо Гэн – президент Гонконгского института международных финансов, профессор бизнес-школы HSBC Пекинского университета и факультета бизнеса и экономики Гонконгского университета.
Copyright: Project Syndicate, 2019.

Оставить комментарий

Политика

Страницы:1 2 3 4 5 6 ... 33