пятница, 21 июня 2019
,
USD/KZT: 383.34 EUR/KZT: 431.45 RUR/KZT: 5.89
Местные бюджеты станут богаче Быть или не быть АЭС Кайрат Мами: у народа, уважающего порядок, ясное будущее Свыше 1000 человек посетили фестиваль Go Viral В Акмолинской области разбился самолет Узбекистан станет участником Гаагской конференции ФРС оставил ставку на прежнем уровне Дело Текебаева пересмотрит Верховный суд Имена убийц 298 пассажиров рейса MH17 названы Платини свободен Что будет на Kazakhstan Energy Week и Евразийском Форуме Kazenergy? Сегодня в Нидерландах назовут имена виновных в крушении рейса MH17 Выпуск алюминия снизился на 9% В Ашхабаде очереди за продуктами Жомарту Ертаеву продлили арест еще на 2 месяца Трамп пойдет на второй срок Аренда в Берлине станет дешевле чем в Нур-Султане? Мишель Платини задержан Аскар Жумагалиев вновь стал министром Сколько людей задержали во время митингов? С 19 июня на дорогах РК вводится дифференцированный тариф Все продается. И Sotheby’s тоже. Уличные камеры в Душанбе начнут распознавать лица Максат Скаков получил новую должность Казахстанская компания запустила завод по выпуску жидкого азота

Что будет дальше с Казахстаном?

Нурсултан Назарбаев, единственный президент, который когда-либо был у независимого Казахстана, 19 марта объявил о своей отставке после почти трёх десятилетий практически абсолютной власти.

Впрочем, это было не полное прощание, потому что Назарбаев заявил, что не уходит с политической сцены. Главный вопрос теперь: что будет дальше с Казахстаном?

Хотя отставка Назарбаева стала сюрпризом, данное им обещание остаться в политике готовилось в течение многих лет. Ранее ему были присвоены официальные титулы «Первый Президент» (2000 год), «Лидер нации» (2010 год), а в 2017 году – «Елбасы», это казахское слово означает «глава нации или народа». Благодаря своей «исторической миссии», он получил пожизненное право выступать с инициативами в сфере строительства государства, внутренней и внешней политики, а также национальной безопасности. Более того, государственные органы Казахстана обязаны рассматривать его предложения.

«Первый президент» продолжает возглавлять Ассамблею народа Казахстана и Совет Безопасности (в 2018 году он повысил его статус с консультационного органа до конституционного), а также остаётся членом Конституционного совета. Назарбаев, члены его семьи, их имущество и банковские счета получили полный иммунитет от любого судебного преследования. Наконец, он сохранил за собой пост председателя правящей партии «Нур Отан».

Такая отставка без реального ухода напоминает половинчатую отставку отца-основателя Сингапура Ли Куан Ю и очень отличается от отставки с полным уходом с политической сцены Бориса Ельцина, первого президента независимой России, в 1999 году. Сингапур всегда был мощным источником вдохновения для Назарбаева, который максимально высоко ценил Ли. Эффективный, пользовавшийся глубоким уважением внутри страны и за рубежом, Ли возглавляет короткий список лидеров, которые сумели сделать авторитаризм привлекательным на вид.

Назарбаев хотел бы пойти по пути Ли, превратившись в государственного старейшину и, тем самым, избегнув менее приятной судьбы других авторитарных правителей. Он, конечно, очень хорошо понимает, насколько хрупка власть. Назарбаев возглавил Казахстан в условиях беспорядочного развала СССР и был свидетелем потери власти авторитарными коллегами в различных странах мира.

Именно поэтому отставка (и вынужденное проявление доверия к новым казахским лидерам) должна была стать для него трудным решением. Репутация Назарбаева-президента, омрачённая коррупционными скандалами, вызывает больше вопросов, чем репутация Ли. Кроме того, он почувствовал себя преданным членами собственной семьи, когда его зять попытался совершить государственный переворот более десяти лет назад.

Помимо личной безопасности, Назарбаев стремится гарантировать сохранность своего наследия в качестве государственного деятеля и отца-основателя. Сбалансировать эти две цели будут нелегко. Ему было бы проще обеспечивать собственную безопасность, сохраняя статус-кво и продолжая осуществлять жёсткий политический и экономический контроль.

С другой стороны, доведение до блеска его наследия потребует проведения реформ, которые будут способствовать дальнейшему развитию и процветанию. Ситуация осложняется тем, что в стране накапливаются внутренние проблемы, а международная обстановка становится всё более опасной и непредсказуемой.

Тщательные приготовления к пост-президентству Назарбаева позволяют сделать вывод, что его отставка является, скорее всего, частью долгосрочной стратегии. В соответствии с конституцией Казахстана, председатель сената – Касым-Жомарт Токаев, полностью лояльный Назрабаеву, – назначен президентом на период до истечения нынешнего президентского срока в 2020 году. Дочь первого президента, Дарига Назарбаева, избрана новым председателем сената.

Хотя намёков по поводу того, что именно произойдёт дальше, очень мало, в своих рассуждениях комментаторы склонны фокусироваться на трёх проблемах: соотношение политических сил, социальное недовольство, культ личности Назарбаева.

Назарбаев выстроил политическую систему, которая сочетает технократическое управление в сингапурском стиле с феодальной преданностью. Да, действительно, Казахстан достиг определённого прогресса в создании профессионального государства. Но в отличие от Ли, Назарбаев не создал сильных институтов, например, систему с конкурирующими политическими партиями или независимую судебную систему. Из-за этого политический переходный период станет особенно трудным, потому что все эти институты придётся создавать в его процессе.

Некоторая децентрализация власти выглядит неизбежной. Если нынешняя система с сильной президентской властью останется нетронутой, тогда Назарбаев и его преемник, вероятно, будут существовать в режиме двоевластия. Но если новый президент не сможет консолидировать достаточную власть (а такая вероятность существует), тогда появится множество политических брокеров, но при этом не будет сильных партий, которые бы отражали их различия. В этом сценарии даже Назарбаев может оказаться не способен удержать под контролем возникающие конфликты.

В этом контексте недавние и продолжающиеся протесты могут стать предвестником более серьёзных бурь в будущем. Хотя сейчас не выдвигаются чёткие демократические требования, имеется растущая неудовлетворённость социальной несправедливостью. И если не считать единовременные меры, у Казахстана сейчас нет механизмов, позволяющих давать выход народному недовольству и реагировать на него.

Наконец, в отличие от Ли, Назарбаев пришёл к тому, что стал потворствовать собственному культу личности. И чиновники, и рядовые граждане восхваляют гениальность президента, его мудрость, старание и другие качества. По всей стране ему установлены памятники. Лучшие университеты и школы, центральный проспект в Алматы, аэропорт в столице страны Астане – все они стали носить его имя ещё до отставки.

И культ личности лишь усиливается. 20 марта парламент Казахстана проголосовал за переименование столицы государства в город Нурсултан (хотя ещё предстоит убедиться в том, что процедура голосования полностью соответствовала конституции), а многие города переименовали свои центральные улицы в честь Назарбаева. Это вызывает озабоченность у некоторых групп населения – реакция, которую правительство не должно игнорировать.

Скорее всего, этот культ личности со временем смягчится. Но вряд ли он будет полностью демонтирован, потому что будет невозможно (и несправедливо) отделить Назарбаева от истории независимого Казахстана. Именно поэтому отставка Назарбаева знаменует собой критически важный момент для Казахстана. Он пришёл к власти в период глубоких и неожиданных перемен, а его половинчатый уход может вызвать столь же непредсказуемые последствия.

Наргис Касенова – старший научный сотрудник Центра российский и евразийских исследований им. Дэвиса при Гарвардском университете.

Copyright: Project Syndicate, 2019.

 

Оставить комментарий

Политика

Кто такой Токаев? Кто такой Токаев?
Редакция Exclusive
20.03.2019 - 16:17|1 184
Страницы:1 2 3 4 5 6 ... 33