пятница, 19 апреля 2019
,
USD/KZT: 379.19 EUR/KZT: 426.63 RUR/KZT: 5.92
Крымские оккупанты в Алматы Судьбу Байконура решают только президенты Пекин докладывает о росте экономики В Туркестанской области женщина пытала падчериц? Трамп подразнил в Twitter своих возможных соперников на выборах 2020 года ЕАЭС готовится к системе электронных автопаспортов Charlie Hebdo троллит Макрона, но не символ Франции В России все больше симпатизируют Сталину Полтриллиона отечественным экспортерам Кому и за что дали Пулитцера-2019 Ташкент и Нур-Султан приняли совместное заявление Кабмин пошел навстречу ЦИК не в полном объеме Хозяин Белого дома ворчит на ФРС Токаев рассказал узбекам про «мосты» дружбы Басманный суд оставил Калви под домашним арестом Токаев обратил взор на проблемный Жанаозен Скромный президент сказал много хороших, правильных слов Минск в пику «обнаглевшей» Москве начнет ремонт трубопровода «Дружба» «Олимпийский» получил заявки Порошенко и Зеленского Мадуро скоро оставит страну без золотого запаса Эрдоган по-прежнему хотел бы раздвинуть «нур-султанский процесс» Глава Евросовета за «гибкое продление» Brexit Одна помощница Назарбаевой так сказала 9 июня казахстанцы пойдут выбирать себе президента Острый дефицит АЭС

Каким будет второй тур украинских выборов?

Эксперт Московского фонда Карнеги Константин Скоркин о втором туре президентских выборов Украины.

Первый тур выборов президента Украины завершился победой кандидата-популиста Владимира Зеленского, взлет которого был главной сенсацией этой кампании. Его соперником во втором туре станет действующий президент Петр Порошенко, сумевший обойти Юлию Тимошенко. Столкновение «нового популизма» Зеленского, сделавшего ставку на русскоязычную Украину, и национал-патриотического консерватизма Порошенко частично реанимирует старое столкновение «двух Украин», что в условиях посткрымских реалий не предвещает ничего хорошего. Поэтому промежуток между турами станет временем комбинаций и закулисных переговоров. 

Дилемма Зеленского

В 2014 году Порошенко стал президентом, когда значительная часть украинских элит и общества консолидировалась после событий в Крыму и на Майдане, а на повестке дня стоял вопрос сохранения страны. Порошенко нужно было, с одной стороны, остановить распад Украины и организовать ее оборону, с другой – проводить реформы, используя энергию гражданского подъема, вызванного революцией на Майдане.

Однако элитный консенсус распался на враждующие фракции, что неизбежно в условиях captured state, когда частно-групповые интересы становятся определяющими для государства. Украина попала в ловушку «постоянного переходного периода», описанную Джоэлом Хеллманом, когда беспрерывно инициируемые реформы не приводят к качественным изменениям, а элиты становятся бенефициарами этого бесконечного процесса.

Ситуацию осложнял военный конфликт в Донбассе, который был своеобразной фигурой умолчания – мобилизуя страну на отпор российской агрессии, официальный Киев тем не менее не объявлял военного положения и не разрывал отношений с Москвой (а у самого Порошенко, к радости оппонентов, оказались активы на территории противника). Все это не могло не раздражать общество, несущее тяготы необъявленной войны, включая поток беженцев из зоны боевых действий.

Неудачи Порошенко неизбежно должны были породить волну контрсистемного популизма – ее безуспешно пыталась оседлать Юлия Тимошенко, к ней примеривался Анатолий Гриценко, но в итоге на ее гребне поднялся Владимир Зеленский. Помимо образа «кандидата против всех», он попытался стать выразителем интересов жителей юго-востока, русскоязычных, но лояльных украинскому проекту, не имеющих иллюзий в отношении России после Крыма и Донбасса, но уставших от воинственности Порошенко. Эту задачу облегчал раскол в Оппозиционном блоке, который не смог выставить единого пророссийского кандидата, способного претендовать на наследие Партии регионов.

Вопреки прогнозам скептиков Зеленскому удалось мобилизовать своих избирателей, среди которых преобладает молодежь и аполитичные городские слои, и добиться успеха в первом туре. По данным последнего предвыборного исследования группы «Рейтинг», 40% голосовавших за Зеленского – это люди в возрасте 18–29 лет, более половины – жители городов на юго-востоке страны.

Но выборы показали высокую активность избирателей и в западных областях, где у Зеленского более слабые позиции: рекордсмены явки – Львовская (68,88%) и Волынская области (68,33%). Так что второй тур выборов не будет простым для Зеленского.

Испытывающему понятную эйфорию Зеленскому предстоит оказаться в мире реальной украинской политики с его «политическими негоциантами» (по выражению политолога Константина Бондаренко). В ходе избирательной кампании ему удалось закрепиться на русскоязычном юго-востоке (кроме подконтрольного Киеву Донбасса), ко второму туру он может рассчитывать на голоса части сторонников Тимошенко в центральном регионе и столице и Гриценко на западе.

Хороший результат в первом туре позволяет Зеленскому отвергать все предлагаемые мезальянсы. Однако он по-прежнему остается фигурой в вакууме, политиком, о команде которого мало что известно, кроме того, что туда выходят политтехнологи и консультанты из числа безуспешных реформаторов при раннем Порошенко. Между турами на Зеленского будет оказано колоссальное давление со стороны групп влияния с целью склонить к альянсу с Тимошенко или сдать выборы Порошенко. 

Однако сговор будет означать для Зеленского политическую смерть (и в целом крушение карьеры), что он сам прекрасно осознает. В арсенале у него не так много способов выжить – прежде всего, держаться прежней линии «кандидата против всех», становиться реальным борцом с истеблишментом, апеллирующим непосредственно к народу, превращать свое дилетантство в преимущество на фоне искушенности опытных интриганов и коррупционеров.

Порошенко против Путина

А вот действующий президент может быть доволен исходом первого тура. К осени 2018 года Порошенко выглядел сбитым летчиком – казалось, что самый высокий антирейтинг среди всех кандидатов не оставляет ему шансов на переизбрание. Начав фактическую кампанию с введения военного положения, Порошенко очень сильно рисковал: в парламенте на него посыпались обвинения в узурпаторстве, а общество было очень недовольно лицемерием власти, которая только под выборы официально признала военное противостояние с Россией.

Однако стратегически Порошенко избрал верный тон: он предстал в образе образцового патриота и верховного главнокомандующего. Тимошенко и ее соратники, неустанно обвинявшие Порошенко в «бизнесе на крови» и игре в поддавки с Россией, были вынуждены идти в проложенном им фарватере и перестали восприниматься как альтернатива.

Патриотическая мобилизация была подкреплена созывом Объединительного собора Украинской православной церкви, который хоть и прошел не совсем так, как его планировал Порошенко (большая часть иерархов УПЦ МП сохранила верность Москве), но дал отличный старт его официальной избирательной кампании, которую он начал с серии поездок по стране – «томос-тура».

В первом туре Порошенко получил поддержку в западных областях Украины, прежде всего в символически важной Галичине (Львовская, Ивано-Франковская и Тернопольская области), играющей для политика-патриота такую же легитимизирующую роль, как успех в Донбассе – для политика пророссийского.

Голосование за Порошенко было прежде всего поддержкой курса на максимальный разрыв с Россией и сближение с евро-атлантическими структурами. «Галицкий Пьемонт», как его называют националисты, никогда не был до конца советизирован, сохранял связи с Европой. Обретение Украиной независимости воспринимается здесь как освобождение от временной оккупации и акт деколонизации. То, как голосует это национальное ядро, мобилизует всю Западную и Центральную Украину, что создает для Порошенко хороший задел для второго тура.

Парадоксальным образом Порошенко удалось воссоздать зеркальную картину российской пропаганды на украинской почве. Кремль не ведет борьбы ни с Украиной, ни даже с Порошенко, который для российской медиамашины – лишь слабовольная и комичная марионетка настоящего противника – коллективного Запада. Также и Порошенко убеждает избирателей, что противостоит на этих выборах настоящему противнику – Владимиру Путину, в то время как внутриукраинские оппоненты – либо невольные или неразумные пособники врага (за них «голосуют по приколу»), либо «пятая колонна».

Судя по первым заявлениям после голосования, Порошенко намерен только усиливать эту риторику (кстати, еще одним свидетельством роста запроса на «твердую руку» стал неожиданный успех экс-главы СБУ времен Кучмы Смешко, который шел на выборы техническим кандидатом-спойлером против Гриценко, но сумел занять шестое место). 

В этой картине мира Порошенко оказывается единственным гарантом укрепления украинской армии, инициатором международной антироссийской коалиции. И Зеленскому, с его расплывчатыми реформаторскими идеями, которые рискуют стать очередным этапом «постоянного переходного периода», во втором туре будет противопоставлена не только вся мощь «президентской рати» (а безусловную поддержку Порошенко оказывают генералитет и СБУ), но и логика геополитического противостояния, в которую прочно встроены Порошенко и его политика.

Тимошенко и Медведчук: в надежде на реванш

Поражение Юлии Тимошенко в первом туре вовсе не означает конца ее политической карьеры, а, наоборот, открывает перед ней новые возможности (хотя она и попытается выжать максимум из своего поражения, обвиняя Порошенко в применении админресурса и фальсификациях). Тимошенко не удалось превратить Центральную Украину и Киев в свой базовый регион, но сумма отданных за нее голосов (фактически это голоса против Порошенко) дает ей неплохие позиции для переговоров с Зеленским, связующим звеном в которых станет Коломойский.

Здесь на первый план выходит идея превращения парламентской республики из риторического приема (в случае победы Тимошенко такая конституционная реформа была бы отложена на неопределенный срок) в реальную технологию ограничения президентской власти.

У Тимошенко есть важный партнер в правительстве – министр внутренних дел Аваков, который имеет за собой поддержку силовиков, в том числе парамилитарных структур «Азова». В закулисных переговорах его позиция будет важным козырем. В рамках этой логики исходом двух кампаний 2019 года (президентской и парламентской) должно стать утверждение сильного премьера, опирающегося на «широкую коалицию» (это идея Тимошенко времен ее премьерства 2008–2009 годов) при слабом президенте Зеленском.

В то же время не стоит недооценивать деморализующее влияние поражения на саму Тимошенко. Это уже третья кампания, где она оказалась в шаге от всей полноты власти в стране. Очередное поражение и слишком бурное оспаривание результатов могут сделать Юлию Владимировну токсичной персоной, и олигархические кланы предпочтут перейти к запасным вариантам действий – например, попробовать склонить Зеленского к компромиссу с Порошенко и сливу выборов. Или, наоборот, сделают ставку на самодостаточность Зеленского, который для того, чтобы вести хоть какую-то осмысленную политику, будет вынужден искать поддержки у влиятельных сил.

Надеяться на реванш на осенних выборах в Раду могут и наследники Партии регионов. Лидер Оппозиционной платформы Юрий Бойко, не имея шансов выйти во второй тур, фактически вел парламентскую кампанию под руководством Медведчука. Личные амбиции самого Бойко не простираются дальше возвращения в привычную нефтегазовую отрасль, и благосклонный прием, оказанный ему в Москве, с щедрыми авансами на будущее от «Газпрома» хорошо это подтверждает. Планы Медведчука значительно шире – он претендует на роль творца «широкой коалиции» в рамках перехода к парламентской республике и, возможно, спикера будущей Верховной рады.

После ряда чувствительных поражений (временная маргинализация после ухода его патрона Кучмы, неудачная ставка на Тимошенко против Януковича в 2010 году) Медведчук вернулся в большую политику в хорошей форме: ему удалось расколоть разнородный Оппозиционный блок, изолировать склонную к компромиссам группу сторонников Ахметова (ее ставленник Вилкул не смог оттянуть слишком много голосов у Бойко) и, используя связи в Москве, закрепить своего протеже в качестве официального пророссийского кандидата. Последнее, как показала победа Бойко в Донбассе и второе место по Восточной Украине в целом, по-прежнему является важным маркером для бывшего электората Партии регионов.

Одновременно Медведчук остался неофициальным посредником между Кремлем и Порошенко и удачно подыграл последнему, создавая образ пророссийского реванша. Он постарается выгодно продать свой политический капитал при любом развитии событий – в конце концов, и президенту Зеленскому могут понадобиться услуги «кума Путина».

Тем более что официальная Москва взяла паузу в отношении украинских событий и выжидает исхода выборов, имея свои основания предполагать, что они усилят хаос в стране. 2019 год становится годом испытания на прочность украинской демократии и здравомыслия ее элит. 

 

Оставить комментарий

Политика

Страницы:1 2 3 4 5 6 ... 33