суббота, 22 февраля 2020
,
USD/KZT: 375.87 EUR/KZT: 406.24 RUR/KZT: 5.84
Токаев не заметил потери бойца День Национального позора или что случилось в Новых Санжарах? Казахстан расширяет международные авиасообщения Казахстанцев на борту Diamond Princess больше нет В честь Греты назвали улитку Ради завода Tesla вырубят часть леса За убийство егеря дали максимальное наказание Как короновирус бьет по авиации и туризму Арыстан Кабикенов занял кресло Сакена Шаяхметова Сын банкира стал замакима Павлодарской области Что не так в информации о побеге солдата-срочника? Убийство в немецком Ханау – преступление на почве расизма Что случилось в Зайсане Бахытжан Бухарбай: я не хочу участвовать в легитимизации действий и стремлений, которые идут вразрез интересам народа Казахстан лидер по привлечению инвестиций среди стран СНГ Майра Мелдебекова возглавила Комитет дошкольного и среднего образования МОН РК В Германии в результате стрельбы убиты 11 человек В этом году ученым на гранты выделят 3 млрд. тенге Англичане за миллион фунтов стерлингов покроют дорожки ипподромов в Туркменистане Путин россиянам: вы не отчаивайтесь и не болейте Алматы засияет как Нью-Йорк Комитет индустрии туризма министерства культуры и спорта РК возглавил Дастан Рыспеков Инициаторы Демократической партии считают, что за репрессиями их сторонников стоит либо нынешний президент, либо бывший. Что поручил Токаев министру информации и общественного развития? Один из самых главных кремлевских идеологов остался без работы

«Казахстан все более становится авторитарным государством»

События в Казахстане за последние четыре недели я воспринимаю с большим удивлением, хотя, казалось бы, должна быть готова к ним, - говорит  работающая с 2005 года в Казахстане британская журналистка, автор книги Dark 0Shadows: Inside the Secret World of Kazakhstan Джоанна Лиллис.

 - Ведь то, что почва к ним подготавливается давно, было очевидным для всех. Полномочия Первого президента, Лидера нации и без того были значительными. Но теперь Нурсултан Назарбаев, видимо, хочет найти способ сохранить свое политическое наследие в том числе и после смерти тоже. Из-за этого он, скорее всего, и ушел с поста президента, ни на грамм не уступив властных полномочий.

Сейчас и он, и новый президент Касым-Жомарт Токаев говорят о преемственности, стабильности, предсказуемости. И в самом деле - передача власти прошла стабильно, однако казахстанский электорат, а вместе с ними и мы, аккредитованные в Казахстане иностранные журналисты, пока с трудом понимаем, что происходит, никто не знает, что будет дальше. Иностранные СМИ пишут о том, что в Казахстане присутствует довольно большой элемент непредсказуемости.

- А если конкретно, на что делают акцент британские и американские СМИ, когда речь идет о нашей стране?

- Что Нурсултан Назарбаев, может быть, формально ушел из власти, но у него остались значительные полномочия, превышающие даже президентские. Много также пишут о Дариге Назарбаевой: является ли председатель сената казахского парламента реальным кандидатом на пост президента или нет.

- А вы как думаете?

- Я могу лишь сказать, что следующим президентом Казахстана станет тот, кого 23 апреля выдвинет партия «Нур-Отан». Лично мне кажется, что это будет Токаев. Могу еще добавить, что вряд ли у народа Казахстане будет возможность участвовать в настоящих выборах, они скорее всего будут формальными. Процесс, которым руководит Нур-Султан (в смысле - столица), не ставит такую цель – сделать их конкурентными. Мне грустно от этого.

- А как на западе восприняли переименование казахской столицы?

- Честно говоря, этот вопрос освещается только с негативной позиции. Пишут, что даже  в Северной Корее такого не было. Западные таблоиды, конечно же, не преминули вспомнить «страну Бората». Я думаю, превращение в считанные дни Астаны в Нур-Султан стало большим ударом по международному имиджу Казахстана.

- Как вы лично восприняли задержание журналистки Светланы Глушковой?

- Как и любой ее коллега, - негативно. Это был шок! Насколько я понимаю, она просто выполняла свою работу – освещала происходящие в стране события. И то, что ее судили за то, что она якобы толкнула некую девушку, я восприняла, как и сама Светлана: это была провокация, чтобы предупредить всех журналистов, - освещение отрицательных событий чревато очень большими последствиями.

Я тоже освещала в тот день мирные митинги алмаатинцев, выступающих против переименования Астаны. И я видела собственными глазами, как провокаторы пытались помешать работе журналистов. Но полиция никак не реагировала на их действия, зато она почему-то скручивала руки и уводила в стоящие на площади автобусы мирно митингующих молодых людей.

- А вам не пытались помещать?

- Мне лично нет. Но я в отличие от журналистов «Радио Азаттык», «Настоящего времени» и Current Time работала без оператора и фотографа, а провокаторы пытались в основном помешать именно их работе.

- Недавно один из высокопоставленных чиновников, демонстрируя пренебрежение отечественными СМИ, сказал, что журналист  - изживающая себя профессия. Как бы вы прокомментировали его реплику?

-  Это его мнение, оно имеет право на жизнь. Но я думаю, что журналисты, которые уважают принципы объективности, востребованы во всем мире. Поэтому я уверена, что журналистика будет всегда, просто она поменяется, вернее, уже поменялась. Сейчас появились гражданские журналисты – так называемые блогеры, новости стали доходить до читателя и зрителя  гораздо быстрее, чем 10 лет назад.

- Поменялся ли Казахстан за те 14 лет, что вы живете здесь?

- Я не могу сказать, что все было только черным или наоборот – белым, но, с политической точки зрения, Казахстан стал более авторитарным. Первые президентские выборы, которые я освещала, состоялись в 2005 году. И если тогда была конкуренция, то на последних выборах в апреле 2015 года в них участвовали просто провластные политики, что стало большим минусом для Казахстана. Но, с другой стороны, я вижу, что в некоторых городах, например, в Алматы (я очень люблю этот город) аким и чиновники стали более ответственными. Они реагируют на критику и стараются, чтобы город стал более комфортным. В этом наверняка играют свою роль социальные сети  - Фейсбук, Инстаграм и Телеграмм.

Очень жаль, что диверсификация экономики прошла не так, как правительство хотело бы. Казахстан так и остался зависимой от природных ресурсов страной. Продолжает нарастать безработица (хотя официально ее вроде бы и нет), зарплаты во многих сферах как были мизерными, так и остались. Однако и хорошего тоже много. Самый главный плюс - все эти годы (27 лет, что прошли с того дня, как страна обрела независимость) Казахстан на международной арене старался вести сбалансированную политику, заслужив тем самым имидж позитивной страны.

Фото: @Tamina_spnv

 Замзагуль Битимбаева
Оставить комментарий

Политика

Страницы:1 2 3 4 5 6 ... 33