воскресенье, 26 мая 2019
,
USD/KZT: 379.36 EUR/KZT: 424.47 RUR/KZT: 5.88
Просто «Солидарность» какая-то! Токаев говорит, что пора дать бой монополистам и ценам Запрет на табло с курсами валют вступил в силу в России Мадуро фонтанирует «военно-экономической зоной» США думают, как бороться с валютной политикой конкурентов Тайвань – азиатский первопроходец в вопросе однополых браков Всемирно известный Ролдугин в Нур-Султане Повторение – мать финграмотности Узбекская осень без МРЗП АБР занимает Узбекистану деньги на локомотивы Должники требуют амнистию, а иначе митинг Враг у ворот: глава ФСБ России поведал о боевиках «Вилайат Хорасан» Депутат имеет право знать все про доходы Трампа Стране обещаны излишки ГСМ Президент Украины эффектно приступил к должности Новый кровавый бунт в таджикской колонии «Второй этап» революции в Армении После инаугурации президент Украины распустит парламент Конфликт между миноритариями и АО «Казахтелеком» исчерпан Air Astana: посадка в Шереметьево прошла в штатном режиме Как президент и кандидат «засветился» на ниве борьбы за скромность Азиатский банк развития помогает узбекам с ипотекой Тегеран начнет обогащать уран Член правительства отмечает «прекрасную» связь Агентству по регулированию и развитию финрынков быть

Протесты в Казахстане обнадеживают соседей

Узбекские, украинские и российские эксперты внимательно наблюдают за событиями в Казахстане. Практически все они признавали, что сценарий транзита в нашей стране самый сложный и непредсказуемый. Интрига только нарастает. 

Узбекский политолог Алишер Ильхамов считает, что протестные выступления 1 мая в ряде городов Казахстана были восприняты в гражданском обществе Узбекистана (и не только там) как признак нарастающего кризиса легитимности казахстанских властей и рост активности политической оппозиции, которая пытается воспользоваться этим вакуумом легитимности.

«Как известно, при президенте Назарбаеве сформировалась модель правления, которую можно охарактеризовать как авторитарную, но с некоторыми уступками в сторону гражданских свобод. Суть этой модели сформулировал еще год назад сам Касым-Жомарт Токаев в интервью службе ВВС: да - неполитическому гражданскому обществу, нет - реальной политической оппозиции. Устойчивость этой модели, при которой функционируют независимые НПО, но реальная политическая оппозиция фактически запрещена, обеспечивалась во многом авторитетом Нурсултана Назарбаева. Он сумел создать себе образ отца нации и гаранта ее независимости. Отчасти этот образ является его личной заслугой как политического лидера, а отчасти – результатом целенаправленного пиара по созданию его культа личности. Как бы то ни было, его личный авторитет был фактом, который невозможно было игнорировать ни внутри страны, ни за ее пределами.

У Токаева, однако, нет такого безусловного авторитета. Наоборот, он своим решением переименовать Астану только подорвал его. И теперь, сделав ставку исключительно на силовые методы в отношении протестантов, он рискует полностью потерять свой авторитет. Пока неясно, как Токаеву, при недостатке авторитета и легитимности своего правления, удастся удерживать страну в рамках той самой мягкой авторитарной модели. Естественно, действия властей по организации постановочных выборов без реального выбора будут вызывать рост протестных настроений в стране, и Токаев не может этот тренд игнорировать. Думаю, чтобы удержать страну в рамках мягкого авторитаризма ему придется ее немного пересмотреть путем предоставления больше пространства для реальной политической оппозиции. Иначе он рискует потерять контроль над обществом и скатиться в итоге к жесткому правлению в духе Ислама Каримова. А это чревато социальным взрывом, т.к. казахстанское общество немного отличается от узбекского и вряд ли смирится с ужесточением режима правления.

Ирина Давиденко, российский эксперт говорит, что «Из Москвы казахстанские выборы выглядят спокойно и обнадеживающе. В России многие сравнивают постсоветский путь Казахстана с идеальными конструкциями, существующими только в головах идеализаторов (причем у каждого идеализатора такая конструкция своя). Если же сравнивать с реальными соседями – Узбекистаном и Киргизией, то казахстанский вариант выглядит более взвешенным. Есть опасения, что смена власти может пойти по украинскому сценарию - бесконечный цикл майданов, после каждого из которых становилось только хуже. Но, будем надеяться, что казахстанцы удержатся от радикализма.Что касается кандидатов, то, как ни странно, но у нас многие «ставили» на Даригу Нурсултановну. Например, для меня её кандидатура была симбиозом преемственности и одновременно обновления власти, а также женской солидарности без противоречий между этими аспектами.

Украинский правозащитник Дмитрий Тагисов уверяет, что в Украине события в Казахстане воспринимаются с большой симпатией: казахи пошли по пути Украины: «.Мы, украинцы, понимаем, что война с Россией закончится только тогда , когда все народы СНГ начнут бороться за свои права и свободы.

Наши новостные каналы постоянно транслируют аресты в Казахстане и в Петербурге как свидетельство нарастающих изменений. Когда в 2013 году полицией были избиты на Майдане десятки студентов, на улицу вышли сотни тысяч горожан, каждый воспринял это избиение как покушение на жизнь собственных детей, как унижение национального достоинство, как покушение на свою свободу. Каждый вышел защищать себя, потому вышли Все. "Все за одного, как за себя". Главный Лозунг Майдана - "Борись и поборишь " Мы понимали, что можем испугать чиновников только массовыми протестами. У Казахстана – только один выход: наращивать активность. Иначе – новый виток репрессий, и уже на долгие годы».

Оставить комментарий

Политика

Страницы:1 2 3 4 5 6 ... 33