среда, 20 ноября 2019
,
USD/KZT: 383.34 EUR/KZT: 431.45 RUR/KZT: 5.89
Геев из Кыргызстана не пустили в казахстанскую зону отдыха В Гонконге арестован студент из Казахстана Прощай, Тулпар-Тальго В декабре будет запущен единый портал поддержки экспортеров Швеция закрыла дело против Джулиана Ассанжа Dell Technologies определила задачи до 2030 В Казахстан приезжает номинант «Эмми» Мамин и премьер–министр Азербайджана дали старт строительству ВОЛС Они на свободе, но с ограничением Что сказал Баталов про Манзорова? Казахстан до сих пор не восстановил ирригацию, которая была 30 лет назад Эйр Астана намерена приобрести 30 Боингов ЕС и ООН – против израильских поселений, США - за 38 миллиардов будет выделено на жилищные займы для женщин В зонах конфликта находятся свыше 90 казахстанцев На развитие Кыргызстана выделено 10,5 миллиарда долларов Доходы местных бюджетов достигли рекордной суммы Налог на неиспользованные земли поднимут в 20 раз Аким Алматы недоволен Кудебаевым Как дороги нам встречи Срок уплаты налога за авто хотят перенести Марат Айтбаев: я будущего боюсь Таджикистан хочет привлечь 1 миллиард долларов В Гонконге отменили запрет на ношение масок На поддержку людей с ограниченными возможностями в 2020 году выделят 448 млрд. тенге

Протесты в Казахстане обнадеживают соседей

Узбекские, украинские и российские эксперты внимательно наблюдают за событиями в Казахстане. Практически все они признавали, что сценарий транзита в нашей стране самый сложный и непредсказуемый. Интрига только нарастает. 

Узбекский политолог Алишер Ильхамов считает, что протестные выступления 1 мая в ряде городов Казахстана были восприняты в гражданском обществе Узбекистана (и не только там) как признак нарастающего кризиса легитимности казахстанских властей и рост активности политической оппозиции, которая пытается воспользоваться этим вакуумом легитимности.

«Как известно, при президенте Назарбаеве сформировалась модель правления, которую можно охарактеризовать как авторитарную, но с некоторыми уступками в сторону гражданских свобод. Суть этой модели сформулировал еще год назад сам Касым-Жомарт Токаев в интервью службе ВВС: да - неполитическому гражданскому обществу, нет - реальной политической оппозиции. Устойчивость этой модели, при которой функционируют независимые НПО, но реальная политическая оппозиция фактически запрещена, обеспечивалась во многом авторитетом Нурсултана Назарбаева. Он сумел создать себе образ отца нации и гаранта ее независимости. Отчасти этот образ является его личной заслугой как политического лидера, а отчасти – результатом целенаправленного пиара по созданию его культа личности. Как бы то ни было, его личный авторитет был фактом, который невозможно было игнорировать ни внутри страны, ни за ее пределами.

У Токаева, однако, нет такого безусловного авторитета. Наоборот, он своим решением переименовать Астану только подорвал его. И теперь, сделав ставку исключительно на силовые методы в отношении протестантов, он рискует полностью потерять свой авторитет. Пока неясно, как Токаеву, при недостатке авторитета и легитимности своего правления, удастся удерживать страну в рамках той самой мягкой авторитарной модели. Естественно, действия властей по организации постановочных выборов без реального выбора будут вызывать рост протестных настроений в стране, и Токаев не может этот тренд игнорировать. Думаю, чтобы удержать страну в рамках мягкого авторитаризма ему придется ее немного пересмотреть путем предоставления больше пространства для реальной политической оппозиции. Иначе он рискует потерять контроль над обществом и скатиться в итоге к жесткому правлению в духе Ислама Каримова. А это чревато социальным взрывом, т.к. казахстанское общество немного отличается от узбекского и вряд ли смирится с ужесточением режима правления.

Ирина Давиденко, российский эксперт говорит, что «Из Москвы казахстанские выборы выглядят спокойно и обнадеживающе. В России многие сравнивают постсоветский путь Казахстана с идеальными конструкциями, существующими только в головах идеализаторов (причем у каждого идеализатора такая конструкция своя). Если же сравнивать с реальными соседями – Узбекистаном и Киргизией, то казахстанский вариант выглядит более взвешенным. Есть опасения, что смена власти может пойти по украинскому сценарию - бесконечный цикл майданов, после каждого из которых становилось только хуже. Но, будем надеяться, что казахстанцы удержатся от радикализма.Что касается кандидатов, то, как ни странно, но у нас многие «ставили» на Даригу Нурсултановну. Например, для меня её кандидатура была симбиозом преемственности и одновременно обновления власти, а также женской солидарности без противоречий между этими аспектами.

Украинский правозащитник Дмитрий Тагисов уверяет, что в Украине события в Казахстане воспринимаются с большой симпатией: казахи пошли по пути Украины: «.Мы, украинцы, понимаем, что война с Россией закончится только тогда , когда все народы СНГ начнут бороться за свои права и свободы.

Наши новостные каналы постоянно транслируют аресты в Казахстане и в Петербурге как свидетельство нарастающих изменений. Когда в 2013 году полицией были избиты на Майдане десятки студентов, на улицу вышли сотни тысяч горожан, каждый воспринял это избиение как покушение на жизнь собственных детей, как унижение национального достоинство, как покушение на свою свободу. Каждый вышел защищать себя, потому вышли Все. "Все за одного, как за себя". Главный Лозунг Майдана - "Борись и поборишь " Мы понимали, что можем испугать чиновников только массовыми протестами. У Казахстана – только один выход: наращивать активность. Иначе – новый виток репрессий, и уже на долгие годы».

Оставить комментарий

Политика

Страницы:1 2 3 4 5 6 ... 33