вторник, 19 ноября 2019
,
USD/KZT: 383.34 EUR/KZT: 431.45 RUR/KZT: 5.89
Что сказал Баталов про Манзорова? Казахстан до сих пор не восстановил ирригацию, которая была 30 лет назад Эйр Астана намерена приобрести 30 Боингов ЕС и ООН – против израильских поселений, США - за 38 миллиардов будет выделено на жилищные займы для женщин В зонах конфликта находятся свыше 90 казахстанцев На развитие Кыргызстана выделено 10,5 миллиарда долларов Доходы местных бюджетов достигли рекордной суммы Налог на неиспользованные земли поднимут в 20 раз Аким Алматы недоволен Кудебаевым Как дороги нам встречи Срок уплаты налога за авто хотят перенести Марат Айтбаев: я будущего боюсь Таджикистан хочет привлечь 1 миллиард долларов В Гонконге отменили запрет на ношение масок На поддержку людей с ограниченными возможностями в 2020 году выделят 448 млрд. тенге Жертвы высоких цен Нур-Султан без воды В Тбилиси неспокойно У зятя Мирзияева новая должность, с которой его поздравил Стивен Сигал. Обязательной замены водительских прав не будет На модернизацию и диверсификацию экономики потратят 4,7 трлн тенге Казахстанцы доверяют тенге Турция депортирует казахстанцев Основатель Википедии создал соцсеть

США и Иран: напряжение растет

Бывший посол США в ООН Саманта Пауэр однажды назвала военный геноцид «проблемой из ада». На фоне резкого обострения администрацией президента США Дональда Трампа напряжённости в отношениях с Ираном мир обязан в полной мере осознать перспективы «конфронтации из ада» между этими двумя странами.

Пока что США и Иран заявляют, что не хотят войны. Но – один неумолимый шаг за другим – они идут курсом на столкновение. США серьёзно усилили своё военное присутствие вблизи Ирана, направив на Ближний Восток ударную группу во главе с авианосцем «Авраам Линкольн» и тактическую группу бомбардировщиков с целью предостеречь иранский режим от совершения каких-либо опасных действий. Тем временем, руководство Ирана осудило этот шаг, назвав его психологической войной и провокацией, целью которой является втягивание страны в военный конфликт.

С момента своего вступления в должность Трамп постоянно называет Иран источником всех зол, в том числе международного терроризма, в ближневосточном регионе и за его пределами. Он отказался от политики «вовлечения», которую проводил его предшественник Барак Обама, и начал оказывать максимально возможное давление на иранский режим, руководствуясь тремя целями.

Первая и самая главная цель: администрация Трампа хочет добиться смены режима или как минимум изменения поведения этого режима. Кроме того, она стремится ослабить экономику Ирана до такой степени, чтобы эта страна перестала быть влиятельным региональным игроком. Наконец, она хочет укрепить позиции Израиля в качестве самого лояльного и могущественного союзника США на Ближнем Востоке, а также развить тесные стратегические связи между еврейским государством и арабскими странами, которые тоже находятся в оппозиции Ирану, включая Египет и страны Персидского залива во главе с Саудовской Аравией.

Для достижения этих целей Трамп объявил о выходе США из Иранского ядерного соглашения 2015 года (официально оно называется Совместный всеобъемлющий план действий). Его администрация ввела суровые санкции, которые повлияли на все отрасли экономики Ирана, что вынудило некоторые иностранные компании прекратить бизнес с этой страной. А в апреле Трамп сделал беспрецедентный ход, объявив ключевое подразделение иранских вооружённых сил – Корпус стражей исламской революции – террористической организацией.

Как заявил недавно советник Трампа по национальной безопасности, ястреб Джон Болтон, пользующийся поддержкой госсекретаря Майка Помпео: «США не стремятся к войне с иранским режимом, но мы полностью готовы ответить на любую атаку, как прокси-подразделений (Корпус стражей исламской революции), так и регулярной иранской армии». Тем самым, США и Иран стали на шаг ближе к военной конфронтации, которая может быть спровоцирована либо преднамеренно, либо из-за ошибочных расчётов.

В случае войны у Ирана не будет достаточного военного потенциала, чтобы противостоять американской огневой мощи. США могут быстро захватить военные, ядерные и крупнейшие инфраструктурные объекты Ирана. Кроме того, они могут предотвратить блокирование Ираном Ормузского пролива, через который поставляется около 30% мировой нефти.

Тем не менее, у Ирана есть возможности заставить Америку и весь регион дорого заплатить за любое военное нападение (совершённое при поддержке Израиля и Саудовской Аравии или без такой поддержки). Иранский режим может затопить несколько судов в наиболее узкой точке Ормузского пролива, где ширина морских путей в обоих направлениях составляет всего две мили (3,2 км), с целью закрыть его. Ещё важнее то, что Иран разработал стратегию асимметричной войны, которая основана на применении как жёсткой, так и мягкой силы. Например, хотя у Ирана нет современной фронтовой авиации, он добился значительного прогресса в разработке и производстве ракет ближнего, среднего и дальнего радиуса действия, которые способны поражать столь далёкие цели, как Израиль.

Более того, этот режим может превратить в мишень важные объекты, подобные башне «Бурдж-Халифа» в Дубае (самое высокое здание в мире), чтобы спровоцировать финансовый крах в регионе. Хотя точность иранских ракет не гарантирована, многие из них, тем не менее, способны уклоняться от систем обороны. Например, сверхсовременная система противоракетной обороны Израиля «Железный купол» оказалась неспособна нейтрализовать все примитивные ракеты, выпущенные из сектора Газа.

Кроме того, иранский режим создал сеть прокси-формирований по всему региону. Сирия и Ирак являются ключевыми звеньями в возглавляемой Ираном стратегической шиитской дуге, протянувшейся от Афганистана до Ливана. В число прокси-сил режима входят части шиитского населения Афганистана, шиитские формирования в Ираке, а также «Хезболла», которая контролирует южный Ливан и обладает тысячами ракет, уже нацеленными на Израиль. После войны с Израилем в 2006 году «Хезболла» стала даже сильней, чем раньше.

Помимо этого, Иран может мобилизовать тысячи невероятно преданных бомбистов-смертников, которые готовы пожертвовать собой ради шиитского ислама и национализма, успешно пропагандируемых иранским режимом. Такие смертники присутствуют не только в рядах сил безопасности Ирана, но и во всём регионе.

Иранский режим активно занимался укреплением национальной безопасности, пользуясь определённой поддержкой в регионе. Именно поэтому в конфликте с Америкой Иран не будет лёгким противником. Напротив, в результате любой серьёзной военной атаки может разверзнуться неконтролируемый региональный ад. У обеих сторон есть весомые причины не начинать войну.

Амин Сайкалпрофессор политологии и директор Центра арабских и исламских исследований (Ближний Восток и Центральная Азия) в Австралийском национальном университете; автор книги «Иран на подъёме: Выживание и будущее Исламской республики».

Copyright: Project Syndicate, 2019.
www.project-syndicate.org

Иллюстрация из открытых источников.

Амин Сайкал
Оставить комментарий

Политика

Страницы:1 2 3 4 5 6 ... 33