понедельник, 23 сентября 2019
,
USD/KZT: 383.34 EUR/KZT: 431.45 RUR/KZT: 5.89
Миллион за «новичка» Казахи скупили пол-миллиарда евро. Аружан Саин отчиталась перед Токаевым Токаев прибыл в США Айсултану Назарбаеву вынесут приговор 18 октября Хроника митингов и задержаний МСБ получит 30 миллиардов в Алматы Маленькая, но победа Продажная статистика Сколько многодетных семей получат квартиры Новая забастовка в Мангистау Коалиция гражданских инициатив сделала Заявление Скандал с премьер-министром Канады Довольных чуть более половины Генпрокуратура арестовала 13 млн. долларов Бергея Рыскалиева Новый аким Карагандинской области Прокуратура попросила отменить арест Устинову В Москве таджики создают свою партию Kaspi.kz едет в Лондон Почему мы не такие счастливые? Навальный номинирован на премию Сахарова ВОУД будет отменен, а учителям обещают новые доплаты ФРС снизила ставку Куда ушел Тажин? Лекарства дорожают

Афганские страхи и фобии Аркадага

Пожелавший анонимности госчиновник из президентского окружения,  регулярно участвующий в подготовке  заседаний Совета безопасности Туркменистана, утверждает,  что Аркадаг (официальный титул президента Туркменистана Г. Бердымухамедова, означает Покровитель) держит в страхе не только страну и народ, но и сам живет под этим угнетающим душу чувством.

По его словам, Г. Бердымухамедов, как и его предшественник на посту главы государства Сапармурат Ниязов, боится всего. Он живет в постоянном ожидании чего-то плохого, ужасного, опасного. Например, заговора среди высших должностных  лиц и особенно среди министров силового блока. Поэтому их деятельность он держит под особым контролем. Они у него, можно сказать, под микроскопом – все их движения отслеживаются, а телефоны прослушиваются. Более того,  в их рядах он часто проводит  перетасовку, смену или чистку, дабы  никто не смог обрасти связями и не набрал политический вес. Министров-силовиков и вице-премьеров он наказывает так часто, что иные из них  за какой-то год-полтора работы на своем посту  получают по 2-3 простых или строгих выговоров с последним предупреждением. «Он их постоянно ругает и наказывает, что те чувствовали себя виновными перед ним, должными ему, покорными и более ретивыми в услужении», - говорит источник.

А еще, говорит знающий человек, туркменский президент очень боится народного гнева. Люди из его ближайшего окружения в приватной беседе со своими родными рассказывают, как Покровитель  туркменского народа входит в ступор, когда читает в Интернете о митингах протеста в Армении, о штурме протестующими здания парламента в Грузии, о взбунтовавшихся нефтяниках и народных волнениях на западе соседнего Казахстана.  Покровитель туркмен, как выясняется сейчас, ночами плохо спал, ему все казалось, что нефтяники из Балканского велаята, как  их коллеги из Казахстана, выйдут на улицу, объявят забастовку, потребуют повышения зарплаты и улучшения условий труда. После событий в Жанаозене помощники  стараются всячески оградить  Г. Бердымухамедова от подобной  негативной информации, но  она все же к нему поступает – президент, говорят,  часто  заходит на зарубежные сайты, заблокированные для  всего населения страны.

И каждый раз, попадая в состояние оцепенения от негативной и пугающей информации, он  либо созывает Совбез, либо вызывает к себе руководителей МНБ и МВД, регионов, и в достаточно резким тоном требует от них «смотреть в оба», еще более усилить контроль над обществом в  местах перехода границы, не церемониться с теми, кто словами или действиями пытается нарушить общественный порядок, расшатать  ситуацимю, посеять смуту, кто «предает или клевещет на Родину», поставляя за рубеж информацию, показывающую Туркменистан в нежелательном виде.

Но больше всего страха на Аркадага нагоняют реальные и мнимые угрозы, так или иначе исходящие  со стороны Афганистана или связанные с этой неспокойной страной. Еще бы не тревожиться Г. Бердымухамедову! Ведь общая граница Туркменистана с этой раздираемой  на части страной составляет  более 740 километров, а туркменская армия, по оценкам зарубежных экспертов-аналитиков, остается наименее боеспособной в регионе Центральной Азии. И хотя Аркадага успокаивает то, что за многовековое соседство  ни на государственном, ни на каком-то локальном уровне не было никаких серьезных конфликтов или территориальных притязаний между Туркменистаном и Афганистаном, тем не менее это обстоятельство  все же не может успокоить и мнительного по натуре и осторожного во всем  Аркадага.

Талибов Г.Бердымухамедов, как и ныне покойный С. Ниязов, не боится -  афганцы никогда не зарились на чужие территории и богатства, они во все времена только защищались от тех, кто пытался хозяйничать на их землях, подчинить их своей воле. Аркадаг боится боевиков ИГ, нашедших пристанище  в граничащих с Туркменистаном афганских провинциях.

«Они {игиловцы} темные и безбашенные религиозные фанатики», «Для них законы и границы не писаны», «От них всё можно ожидать, поэтому надо быть начеку и давать адекватный отпор любым провокациям и вылазкам» - подобные  слова из уст президента не раз  вместе и по отдельности слышали секретарь Госсовета безопасности Туркменистана, он же министр нацбезопасности Я. Бердиев, министр обороны Б. Гундогдыев и начальник Госпогранслужбы Ш. Дурдыев, главы таможенного и миграционного ведомств.  

«Но что важно отметить, - говорит источник, участвующий  в организации заседаний Госссовета безопасности Туркменистана, - Аркадаг всегда с готовностью отзывается на любую просьбу этих силовиков, если их просьба связана  с укреплением границы с Афганистаном и Ираном, без колебаний выделяет деньги на закупку оружия, боевой техники, электронных средств контроля и мониторинга ситуации на наиболее  прорывоопасных участках госграницы. Например, просьбу министра здравоохранения осуществить закупку  жизненно необходимых препаратов для онкобольных или больных сахарным диабетом туркменский президент  может отклонить да еще наругать министра за то, что тот «зная ситуацию с нехваткой инвалюты в стране, просит  деньги на всякую чушь». 

Собеседник  не смог привести конкретные цифры, однако добавил, что «для нужд погранвойск наскребли необходимую сумму в валюте» и приобрели десятки беспилотных летательных аппаратов, современных систем видеонаблюдения. Он утверждает, что из всего того, что закуплено в Республике Беларусь, на Украине, в Российской Федерации, из других стран за последние 5 лет, практически мало что попало в распоряжение пограничных отрядов и застав вдоль  туркмено-узбекской или туркмено-казахской  границ. Вся новая техника и все оборудование направлены в Керки, Тахтабазар, Серхетабат, Серахс, Каахка, Эсенгулы, то есть в погранотряды, охраняющие южные рубежи.

Аркадага, по словам источников в Ашхабаде, больше всего беспокоят не случающиеся изредко попытки вооруженного прорыва границы локальными группами боевиков ИГИЛ или стычки со связанными с криминалом наркокурьерами  – все эти попытки, как уверяет офицер Керкинского погранотряда по имени Рахман, обречены на провал, так как  наиболее опасные участки  госграницы за последние годы укреплены и оснащены. К тому же на южных границах сосредоточены основные силы  регулярной армии Туркменистана, в частности, наиболее подготовленные бригады и группы специального назначения , находящиеся в ведении МНБ и МВД. В этом плане Аркадагу как-то спокойно. Но  его беспокоит возможная инфильтрация  на территорию Туркменистана отдельных эмиссаров ИГИЛ со своими радикальными идеями, а также то, что граждане Туркменистана, посещающие родственников в Афганистане, или афганские туркмены, приезжающие по визе в Туркменистан к своей родне, могут распространить идею свободомыслия.

Если говорить по большому счету, то туркменистанцы считают афганцев отсталыми, неграмотными людьми, однако в то же время они понимают, что эта отсталось не мешает  живущим там таджикам, туркменам, узбекам, хазарейцам и другим  народностям собираться на митинги,  выдвигать свои требования центральной власти в Кабуле, ставить ей ультиматум. Аркадаг боится контактов собственных граждан даже с их сородичами, представителями этнических туркмен, компактно проживающих в северных провинциях Афганистана. Аркадаг боится, что его граждане заразятся бациллами, пусть афганской, но все же более продвинутой, чем туркменской, демократии и свободы и, как афганцы, тоже начнут собираться перед его дворцом, выдвигать требования уже ему, Покровителю.

Именно этот страх заставляет  Г. Бердымухамедова постоянно усиливать и укреплять не только погранслужбу и общевойсковые соединения дислоцированные на юге Марыйского и Лебапского велаятов, но еще более ужесточить контроль за всякими перемещениями гражданских лиц и грузов через туркмено-афганскую  и туркмено-иранскую границу, через Ашхабадский международный аэропорт или Туркменбашинский междунаролный морской порт.

«На международном пункте пропуска Серхетабат-Тургунди людей, машин и грузы стали «шмонать» капитально, - рассказывает житель этрапа (района) Йолотен  Марыйского велаята (области) Шадурды. Раньше такого я не наблюдал. Вроде бы делают вид, что ищут наркотики и оружие, однако таможенники и люди в штатском так тщательно изучают любую бумагу, флешку и другие носители, пытаясь обнаружить в них информацию религиозного или экстремистского толка. Любой верующий человек, к тому же с бородой, читающий Коран для туркменских пограничников и таможенников теперь стал более опасным, чем наркокурьер и чем, я бы сказал, вооруженный террорист».

Шадурды из Йолотена уверяет, что через официальные пункты пропуска что-либо незаконное или запрещенное провезти в Туркменистан невозможно – эти пункты оснащены самым современным  оборудованием контроля. Об этом знают не только  граждане Туркменистана, но и те, кто живет по ту сторону границы. Однако это ничуть не означает, что вся 744 километровая туркмено-афганская граница закрыта на замок. Бреши, к тому же немаленькие и многочисленные, конечно же, имеются. Об этом говорят юноши, демобилизованные в мае-июне текущего года. В июле 2017 года радио «Азатлык», со ссылкой на собственный источник в Минобороны Туркменистана, сообщило о 50 боевиках ИГИЛ, просочившихся на территорию Туркменистана со стороны афганской провинции Герат.  По данным радио, предполагаемые боевики были гражданами Туркменистана,  которые  ранее воевали  на стороне группировки «Исламское государство» в Сирии и  Ираке.

Эти и другие сообщения Радио «Азатлык», как и информация оппозиционных и правозащитных изданий об обострении ситуации на туркмено-афганской границе и о начавшейся в связи с этим  мобилизации резервистов из запаса, позже были  опровергнуты местными проправительственными интернет-ресурсами. Однако эти опровержения, в условиях отсутствия официальных сообщений о событиях, происходящих  на границе с Афганистаном, население  воспринимает по-своему: раз полуофициальные издания опровергают, значит, власти  на самом деле что-то от нас скрывают.

«Конечно, наши все скрывают, хотя чего уж там скрывать?! Ведь мы же своими глазами видим, как  время от времени пограничников поднимают по тревоге, в небе барражируют военные вертолеты, как суетяся военные и полиция, перекрывая движение гражданского автотранспорта в нашем этрапе», - сказал в приватной беседе житель приграничного Тахтабазара Довлетаман Пирлиев (тия и фамилия изменены из соображений его личной  безопасности).

Довлетаман тоже уверен, что талибы не пойдут в сторону Туркменистана. Но вот относительно дальнейшего поведения боевиков создаваемой в Афганистане радикальной организации под названием «Исламское государство Хорасан» он сказал так: пока они устраивают разборки между собой и воюют против правительственных сил, что будет дальше – один Аллах знает!

Вот эта неопределенность  и нагоняет  всякие фобии на туркменского президента. Более того, его страхи  реальные и мнимые передаются и его подчиненным, тем же  министрам силового блока.  Военные, например, не уверены в мотивации своих солдат, а потому практически во всех частях и подразделениях Минобороны Туркменистана, за исключением  сил специального назначения,  солдатам срочной службы не доверяется боевое оружие. «За два года службы в артиллерийском полку дивизии в Серхетабаде (бывшая Кушка) я ни разу в руках не держал  автомат с полным магазином боевых патронов», - говорит Сердар из 30 микрорайона Ашхабада, на днях демобилизованный. Собравшиеся на садака,  на традиционный благотворительный обед или ужин, устраиваемый родителями  по случаю благополучного возвращения сына с армии, соседи Сердара недоуменно смотрели друг на друга: как же так могут служить солдаты.

Боевое оружие солдатам-срочникам  не доверяется из соображений   их безопасности. Так, во всяком случае, объясняют это дело сами командиры частей. Реальная же причина, как говорят знающие люди, опять-таки в фобиях Аркадага и его министров – все боятся, что это оружие может быть обращено против действующего в стране режима.

Еще об одном факте, подтверждающую наличие фобий у Аркадага, рассказал житель Марыйского этрапа назвавший себя по имени Хезрет. Приведенный им факт не связан с границей или с Афганистаном, но зато красноречиво говорит о существовании страха, в котором живет не только народ Туркменистана, но и его Аркадаг-Покровитель.

«Страх перед собственным народом довел нашу власть до того, что  мы, любители охоты,  лишились своего охотничьего оружия и патронов. Участковые инспекторы полиции совершили подворовый обход и, без объяснения причин и без предоставления  каких-то законных оснований, изъяли ружья и патроны. Уже почти год прошел, а назад никто ничего не возвращают. На вопрос «когда вернете двустволку и когда я смогу поехать на охоту?» полицейские  пожимают плечами, мол, «оттуда указаний на этот счет нет». 

На днях по туркменскому телевидению снова был показан сюжет, на котором Г. Бердымухамедов вновь продемонтрировал всему миру свои необычайные способности меткого стрелка. На сей раз он попадал по мишеням из снайперской винтовки, сидя в машине, и поражал макеты из пистолета во время езды на велосипеде. Собеседники, с которыми  удалось беседовать при подготовке данной статьи, в один голос  сказали, что этим самым пугливый и мнительный Аркадаг пытается бороться со своими страхами и фобиями. 

 

 

 

Овезгелди Пирлиев
Оставить комментарий

Политика

Страницы:1 2 3 4 5 6 ... 33