среда, 17 июля 2019
,
USD/KZT: 383.34 EUR/KZT: 431.45 RUR/KZT: 5.89
Обществу дали Совет Петь теперь можно только после разрешения Защитнику прав трудящихся дали 7 лет Деньги от LRT вернут в бюджет Ракишев избавляется от золота «АрселорМиттал Темиртау» боится санкций АСП стало тяжелее получить после президентских выборов 9 июня? Кому и где ездить на электросамокате Атакент поменял руководство Цифры дня Легкий транспорт с тяжелыми последствиями Язык до выговора довел? Полный блэкаут Ни пяди земли родной В Москве жестко «встретились с избирателями» За стихи – в полицию Митинг женщин в Нур-Султане Форбс без Головкина Развлекаться все дороже ЖССБ разместит облигации на казахстанской фондовой бирже Конец сладкой жизни? Когда восстановят Арысь? «Чокнутый посол» ушел Казахстан вошел в тройку лидеров по закупке золота Международные резервы Казахстана сократились почти на 9%

Законы популистской политики бессильны перед законами физики

Президента США Дональда Трампа обвиняют в том, что он использует экономическую глобализацию в качестве оружия. Санкции, пошлины и ограничение доступа к долларам – вот важнейшие инструменты его внешней политики, ив их применении его никак не ограничивают союзники, международные институты или правила.

По мнению журнала The Economist, влияние Америки создаётся не только с помощью армии и авианосцев, но и благодаря тому, что она является центральным узлом сети, лежащей в основе глобализации: «эта сеть фирм, идей и стандартов отражает и приумножает американские возможности». Но подходы Трампа могут «спровоцировать кризис, и они снижают ценность самого важного актива Америки – её легитимность».

Трамп – не первый президент, который манипулирует экономической взаимозависимостью, а США – не единственная страна, которая этим занимается.

Например, в 1973 году арабские государства ввели нефтяное эмбарго, чтобы наказать США за поддержку Израиля в войне Судного дня. Вскоре после этого Роберт Кеохейн и я опубликовали книгу «Сила и взаимозависимость», в которой исследовались различные способы манипулирования асимметричной взаимозависимостью, превращаемой в источник силы. Но мы также предупреждали, что краткосрочные выигрыши иногда превращаются в долгосрочные убытки.

К примеру, в тот же период времени президент Ричард Никсон ограничил экспорт сои из США, надеясь снизить инфляцию. Со временем это привело к быстрому росту соевого бизнеса в Бразилии, который начал конкурировать с американскими производителями.

В 2010 году после столкновения китайского и японского судов вблизи спорных островов Сенкаку Дяоюйдао в Восточно-Китайском море Китай наказал Японию, ограничив экспорт в эту страну редкоземельных металлов, которые крайне важны в современной электронике. В результате Япония выдала кредит австралийского горнорудной компании  ,владевшей обогатительной фабрикой в Малайзии, которая сегодня удовлетворяет почти треть японского спроса. Кроме того, заработало снова месторождение Маунтин-Пасс в Калифорнии, закрытое в начале 2000-х годов. Доля Китая в мировом производстве редкоземельных металлов упала с более 95% в 2010 году до 70% в прошлом году.

А в этом году председатель КНР Си Цзиньпин дал не столь уж тонкий ответ на пошлины Трампа, специально сфотографировавшись во время визита на месторождение редкоземельных металлов, экспорт которых жизненно важен для американских производителей электроники.

США (и другие страны) оправданно жалуются на экономическое поведение Китая, например, на кражу интеллектуальной собственности и субсидии государственным компаниям, которые искажают игровое поле во внешней торговле. Кроме того, у США есть серьёзные причины, связанные с безопасностью, избегать зависимости от китайских компаний, подобных Huawei, в беспроводных сетях 5G. Китай, в свою очередь ,отказываться разрешать Facebook и Google работать внутри своего «Великого файрвола» по причинам безопасности, связанным со свободой слова.

Но одно дело вводить ограничения в отношении определённых технологий и компаний по причинам, связанным с безопасностью, и совсем другое – провоцировать массовый сбой в работе коммерческих производственных цепочек ради увеличения политического влияния. Неясно, как долго будет сохраняться это влияние, и какими окажутся его долгосрочные издержки.

Даже если в ближайшее время другие страны не способны освободиться от американских сетей взаимозависимости, в долгосрочной перспективе стимулы так поступить будут лишь усиливаться. Одновременно будет нанесён большой ущерб международным институтам, которые призваны ограничивать конфликты и создавать глобальные общественные блага.

 Как писал Генри Киссинджер, мировой порядок зависит не только от стабильного баланса сил, но и от ощущения легитимности, появлению которого способствуют эти институты. Трамп правильно реагирует на экономическое поведение Китая, но он ошибочно делает это без учёта издержек, возлагаемых на плечи американских союзников и международные институты. Та же самая проблема ослабляет его политику в отношении Ирана и Европы.

Альянсы, подобные НАТО, стабилизируют ожидания, а существование таких институтов, как ООН, Договор о нераспространении ядерного оружия, Международное агентство по атомной энергии, укрепляет безопасность. Открытые рынки и экономическая глобализация могут иногда давать сбои, но при этом они помогают создавать богатство (хотя нередко это богатство распределяется неравномерно). Поддержание финансовойстабильности критически важно для повседневной жизни миллионов американцев жителей зарубежных стран, хотя они могут и не замечать этого до тех пор, пока она не исчезнет. И вне зависимости от того, как нативистская, популистская контратака повлияет на экономическую глобализацию, неизбежной является экологическая глобализация.

Парниковым газам и пандемиям безразличны политические границы. Законы популистской политики, которыми продиктовано и отрицание Трампом науки, и его решение о выходе США из Парижского климатического соглашения 2015 года, несовместимы с законами физики.

Государства будут всё больше нуждаться в системе, способствующей расширению сотрудничества в использовании моря и космоса, а также в борьбе с изменением климата и пандемиями. Называть такую систему «либеральным международным порядком»-значит вносить путаницу в возможные варианты принятия решений, поскольку, тем самым, продвижение либеральных демократических ценностей приравнивается к созданию институциональной системы для продвижения глобальных общественных благ.

Китай и США не согласны во взглядах на либеральную демократию, но у нас есть общая заинтересованность в создании открытой и основной на правилах системы для управления экономической и экологической взаимозависимостью.

Некоторые защитники администрации Трампа доказывают, что его неортодоксальный стиль и готовность нарушать правила и игнорировать международные институты принесут большие успехи в таких вопросах, как ядерное оружие в Северной Корее, принуждение к трансферу технологий в Китае, смена режима в Иране.

Но соотношение силы и взаимозависимости со временем меняется. Слишком сильное манипулирование Америкой своей привилегированной позицией в глобальных сетях взаимозависимости может нанести вред ей самой. По мнению The Economist, институциональные издержки использования такого таранного подхода могут в долгосрочной перспективе уменьшить силу Америки. В этом случае подходы Трампа весьма дорого обойдутся национальной безопасности, процветанию и образу жизни Америки.

Джозеф Най – профессор Гарвардского университета, автор готовящейся к выходу книги «Важна ли мораль? Президенты и внешняя политика от Рузвельта».

Оставить комментарий

Политика111

Страницы:1 2 3 4 5 6 ... 33