пятница, 15 ноября 2019
,
USD/KZT: 383.34 EUR/KZT: 431.45 RUR/KZT: 5.89
Что сказал второй президент в Кокшетау? Кому мало не покажется? Сын Атамбаева подал в суд на генпрокуратуру Россия заплатила участницам Pussy Riot 37 тысяч евро. Токаев об ужасных туалетах Казахстана Стати отозвали иск Токаев китайцам: поднимите зарплату казахам Кыргызстан ввел запрет на ввоз продуктов из соседней страны Аньес – временный президент Боливии Налоги с денежных переводов взиматься не будут Санитарных нарушений нашли на 1,6 миллиардов тенге Венеция тонет В Алматы зеленых насаждений стало в два раза меньше Трамп предложил Эрдогану 100 миллиардов ЭЦП будет упразднена Нам на космос ничего не жалко Что известно о потенциальном покупателе аэропорта Алматы По запасам золота Казахстан на 16 месте в мире Президент Кыргызстана отказался от эскорта Кремль на предложение Назарбаева заявил, что «встреча ради встречи принесет мало пользы». В Узбекистане перед Новым годом состоятся выборы Израиль уничтожил командира «Исламского джихада» В Казахстане появилась биржа отходов и вторичных ресурсов. «Я ушел на пике» Жерар Депардье стал послом Узбекистана

Новая фаза торговой войны Трампа с Китаем

Президент США Дональд Трамп и Президент Китая Си Цзиньпин, возможно, договорились на саммите G20 в Осаке возобновить торговые переговоры, но путь к прекращению торговой войны, по-прежнему далеко не ясен. Ведь два лидера достигли аналогичного соглашения на предыдущем саммите G20 – в Буэнос-Айресе в декабре прошлого года – и эти переговоры в конечном итоге провалились, не в последнюю очередь из-за того, что Трамп принял примирительную позицию Китая за слабость.

Повторит ли Трамп ту же ошибку на этот раз еще неизвестно. В любом случае, стоит подумать о том, как мог бы развернуться сценарий торговой войны в ближайшие месяцы и годы, и что может сделать Китай, чтобы себя защитить.

В обозримом будущем, импортные тарифы могут оставаться стабильными, не увеличиваясь и не снижаясь. Соглашение в Осаке не позволило Трампу довести до конца свою угрозу ввести дополнительные тарифы на китайский экспорт на сумму 300 миллиардов долларов. Но он не сделал ничего для того, чтобы отменить прошлые меры, такие как повышение тарифа на 15%, наложение 25% на $200 млрд экспорта, которые администрация Трампа ввела после провала последнего раунда переговоров в мае.

Хотя эти тарифы еще не имели серьезных последствий для экономики Китая, возможно, со временем их последствия усилятся. Но Китай, вероятнее всего, убедит Соединенные Штаты их отменить – или, по крайней мере, не повышать их дальше – если он воздержится от ответных мер с тарифами со своей стороны. Вместо этого, Китай должен сосредоточиться на сокращении своего положительного сальдо торгового баланса с США на своих собственных условиях. Становится все более очевидным, что тарифы Трампа нанесли больший ущерб бизнесу и потребителям Америки, чем Китаю.

В США уже усиливается противодействие торговой войне Трампа. Например, Торговая палата США – один из самых влиятельных бизнес-лобби Америки – призывает к отмене всех тарифов, введенных за последние два года. Поскольку президентская кампания 2020 года уже началась, последнее, что нужно Трампу - это разжечь оппозицию внутри своей собственной политической базы, не говоря уже о риске втянуть мировую экономику в рецессию.

Последствия торговой войны уже распространились на трансграничные инвестиции. В последние годы, растущие производственные затраты в Китае побудили многие иностранные фирмы – и все чаще, даже китайские компании – перевести свою деятельность в более дешевые страны, такие как Вьетнам и Таиланд. Торговая война лишь ускоряет этот процесс. По данным правительства Вьетнама, прямые иностранные инвестиции за первые пять месяцев 2019 года увеличились почти на 70%, по сравнению с аналогичным периодом прошлого года, что является крупнейшим ростом такого рода с 2015 года. Между тем, рост инвестиций США в Китай замедляется.

Администрация Трампа хочет, чтобы американские компании покинули Китай. Теперь дело за Китаем убедить их остаться. Это означает улучшение местной инвестиционной среды, в том числе путем реагирования на законные жалобы иностранных компаний – скажем, посредством усиления защиты интеллектуальной собственности – и, в более широком смысле, укрепления соблюдения правил Всемирной торговой организации.

Но на этом давление на Китай не заканчивается. США также стремятся исключить высокотехнологичные компании страны из глобальных производственно-сбытовых цепочек. Трамп недавно объявил, что позволит американским компаниям продолжать торговые отношения с китайским технологическим гигантом Huawei, после многомесячной кампании против него. Однако маловероятно, что его администрация, которая в прошлом году изменила аналогичную агрессивную политику в отношении компании по выпуску смартфонов ZTE, откажется от попыток задушить высокотехнологичные отрасли Китая.  

У Китая есть три варианта. Во-первых, он может присоединиться к давлению США по выходу из глобальных производственно-сбытовых цепочек. Во-вторых, он может оставаться приверженным интеграции, надеясь на то, что благодаря существующим взаимосвязям, санкции в отношении китайских высокотехнологичных компаний также нанесут достаточный вред их американским коллегам (таким как Qualcomm), чтобы администрация Трампа отступила. Третьим вариантом является сосредоточение на поддержке усилий отечественных высокотехнологичных компаний по укреплению своих позиций в глобальных производственно-сбытовых цепочках и разработка планов действий в чрезвычайных ситуациях.

Китай также должен подготовиться к тому, что торговая война перерастет в валютную войну. Если юань подвергнется давлению девальвации и Народный банк Китая не вмешается, чтобы стабилизировать свой курс по отношению к доллару США – чего не должно произойти – США могут повесить на Китай ярлык валютного манипулятора. И, к сожалению, для Китая, с этим мало что можно поделать.

Перспективы Китая справиться с финансовыми санкциями – которые администрация Трампа, вероятно, будет использовать чаще – также безрадостны. В прошлом месяце, американский суд признал три крупных китайских банка проявившими неуважение к суду за отказ предоставить доказательства для расследования нарушений санкций в отношении Северной Кореи. Постановление игнорирует тот факт, что, согласно китайскому законодательству, любой запрос на банковские данные должен обрабатываться в соответствии с соглашением о взаимной правовой помощи между США и Китаем.

Шансы на разрешение таких споров невелики. Таким образом, китайским финансовым институтам необходимо готовиться к новым неприятностям, включая риск попадания в черный список, то есть лишение права использовать доллар США и доступ к важным услугам, таким как обмен финансовыми сообщениями Общества всемирных межбанковских финансовых телекоммуникаций (SWIFT) и Клиринговая палата межбанковских платежей (ЧИПС). Немногие фирмы могут пережить такое наказание.

Один китайский банк уже включен в Correspondent Account или Payable-Through Account Sanctions (CAPTA), что означает, что он не может открывать корреспондентские или транзитные счета в США. Китай должен быть готов к худшему.

У китайского правительства в этом плане немного вариантов, но оно может активизировать законодательные усилия по защите интересов китайских банков, одновременно поощряя китайские финансовые учреждения с особой тщательностью относиться к соблюдению финансовых правил США. Следует также продолжить работу по интернационализации юаня, хотя в этом направлении еще предстоит пройти долгий путь.

Китай остается приверженным своему 40-летнему процессу реформ и открытости. Сегодня этот процесс должен быть направлен на удвоение усилий по укреплению прав собственности, соблюдение конкурентного нейтралитета и защиту многосторонности. Но выполнение этого обязательства потребует от Китая найти способы справиться с эскалацией напряженности в отношениях с США и избежать дорогостоящей и потенциально разрушительной реконфигурации мировой экономики.

Юй Юндин, бывший президент Китайского общества мировой экономики и директор Института мировой экономики и политики Китайской академии социальных наук, работал в Комитете по денежно-кредитной политике Народного банка Китая с 2004 по 2006 год.

Copyright: Project Syndicate, 2019.
www.project-syndicate.org

Оставить комментарий

Политика

Страницы:1 2 3 4 5 6 ... 33